НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ ИТАЛЬЯНСКОГО ПАНЕТТОНЕ

НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ ИТАЛЬЯНСКОГО ПАНЕТТОНЕ Панеттоне традиционный сдобный кекс с изюмом и цукатами.Истории происхождения итальянского панеттоне проникнуты духом сентиментальности....Как каждую

Панеттоне традиционный сдобный кекс с изюмом и цукатами.
Истории происхождения итальянского панеттоне проникнуты духом сентиментальности.

…Как каждую ночь до этого, Уго выпрыгнул из окна в миланский холод. Ловко перелез через балконную балюстраду и спрыгнул в сад. Собаки зашлись лаем; не обращая на них внимания, Уго бегом пересек сад и замер у обносивших его стен. Перевел дух, пока разглядывал погруженное в темноту массивное здание, чтобы удостовериться не зажгутся ли огни но нет, все было тихо. Собаки, тем временем, успокоились: и в эту ночь Уго повезло он снова не попался. Опираясь на выступающие в кладке стены камни, Уго подтянулся и перемахнул через ограждение, отделявшее великолепный палаццо, принадлежавший его отцу, Джакомо дельи Ателлани, Giacomo degli Atellani, полученный в дар от правителя Милана Людовико иль Моро, Ludovico il Moro, от дворов городской бедноты и мастерских, выходивших на проспект Маджента, corso Magenta.

Луна пряталась в перине из облаков, что было Уго весьма на руку: он мог незамеченным пересечь дворы до пекарни Тони, где он каждую ночь встречался со своей ненаглядной Адальджизой, Adalgisa. Тайная любовь, которой противилась вся его семья, уже долгое время связывала Уго с дочкой бедного пекаря, но в последнее время влюбленным приходилось все тяжелей. Адальджиза постоянно жаловалась на усталость: работы стало совсем невпроворот с той самой поры, когда мальчик что был в пекарне на побегушках, заболел. Влюбленным, наверное, предстояло отменить на какое-то время свои тайные встречи: ночи напролет надо было ставить тесто, вымешивать его, выпекать хлеб
Но Уго и слышать не хотел о том, чтобы отказаться от возможности любоваться прекрасными глазами своей возлюбленной и на следующее утро, он, сокольничий самого Людовико иль Моро, переоделся в скромную одежду и нанялся новым помощником в пекарню Тони.
Несмотря на то, что молодой и пылкий влюбленный теперь ночи напролет гнул спину в пекарне, выпекая хлеб, дела у Тони на лад не пошли. Поблизости недавно открылась новая пекарня и уже переманила чуть ли не всех клиентов.

Но Уго даром времени не терял: с лихостью, так свойственной его юному возрасту, он украл у своего хозяина иль Моро пару двух великолепных соколов, продал и купил на все вырученные деньги масло. Ночью же, вымешивая тесто, к привычным ингредиентам он добавил все купленное масло. На следующее же утро пекарню Тони буквально брали штурмом, пытаясь успеть купить самый вкусный хлеб в Милане по городу уже расползлись слухи о новом рецепте выпечки от Тони.

На следующую неделю еще пара соколов была пожертвована для покупки масла и чуточки сахара. А Милан, тем временем, сходил с ума по необычному хлебу. Очередь, ведущая из пекарни Тони, растягивалась с каждым днем все дальше а ночами приходилось выпекать все больше хлеба для ненасытной публики. С наступлением зимы дела в пекарне пошли на лад и Уго с Адальджизой снова смотрели в будущее с надеждой.
Аккурат под рождественские праздники Уго окончательно доработал свой рецепт, добавив в тесто своего необычного хлеба еще и яйца, цукаты и изюм. Весь Милан в преддверии Рождества побывал в пекарне Тони, чтобы купить к праздничному столу этот необычный хлеб, «pangrande» или «pan del Toni» (откуда и появилось название panettone). Сам же Тони, наконец, разбогател настолько, что родители Уго больше не противились неравному браку с Адальджизой. Молодые, как водится, поженились и жили вместе долго и счастливо, как и подобает в историях со счастливым концом…

История Уго это самая распространенная версия происхождения миланского панеттоне, одного из самых прославленных местных деликатесов.
Но, если верить другим источникам, панеттоне придумал вовсе не предприимчивый влюбленный сокольничий

…Двор Людовико иль Моро, где по традиции на каждое Рождество для правителя Милана и его гостей готовят шикарный банкет.
Известный повар (легенда, впрочем, умалчивает его имя) руководит сонмом прислуги и священнодействует в кухне. Изысканные блюда следуют одно за другим в строгой последовательности и с аккуратно выдержанными паузами между переменами блюд, чтобы дать передохнуть вкусовым рецепторам именитых гостей. Все ждут кульминации пиршества изысканного десерта, который, несомненно, должен оказаться под стать изысканным яствам, поданным к столу ранее Трапезующим уже было анонсировано, что повар лично занимается приготовлением сладкого пирога, рецепт которого в большом секрете передается в их семье от отца к сыну уже на протяжении многих поколений.

Тем временем, пир идет горой, а на кухне царит полнейший хаос и, наверное, поэтому кто-то и забывает вовремя вынуть пирог из духовки Уже к концу пиршества повар, наконец, хватается десерта, но в духовке находит только горстку пепла. Крики и ругательства из кухни доносятся чуть ли не до ушей трапезующих а сам повар уже готовится к неминуемой смерти: ведь готовить новое тесто для изысканного пирога уже поздно, а Людовико, известный своим крутым нравом, уж точно не простит ему того, что опозорил его перед гостями. Повар буквально заходится в рыданиях.
И тут к безутешному повару подходит Тони, юный поваренок, и рассказывает, что до того, как случилась трагедия, он позволил себе отложить немного теста, присовокупив к нему горстку сухофруктов, яйца, сахар и изюм, себе к ужину и если повар желал, то он мог бы сейчас же поставить в духовку получившееся «месиво». Главный повар в отчаянии дает добро и поваренок водружает в духовку нечто, напоминающее по форме высокий хлеб.
Несмотря на мало привлекательный внешний вид, «хлеб Тони» так понравился гостям, что повара обязали подавать его к столу на все последующие рождественские пиршества. А от двора Людовико иль Моро этот обычай распространился по всему Милану, а затем и по все Италии.

Есть еще и третья легенда относительно происхождения этого популярного сдобного кекса.
Она повествует о сестре Угетте, sour Ughetta, поварихе из бедствующего монастыря, решившей порадовать своих «коллег» к Рождеству. И вот сестра Угетта, выпекая обычный хлеб, поскребла по сусекам добавила в тесто невесть откуда взявшиеся в монастыре яйца, сахар, изюм и цукаты. Для благословления рождественского хлеба предприимчивая повариха ножом начертала на нем символический крест. Получившийся сдобный кекс пришел настолько по вкусу монахиням, что вскоре новость о новом рождественском рецепте облетела весь город. Миланцы во множестве потянулись в монастырь, чтобы сделать пожертвование и прикупить того самого вкуснейшего монашеского хлеба. Монастырь разбогател, а панеттоне стал

По традиции в миланских семьях панеттоне выпекали дома, под контролем главы семейства. Когда тесто было готово, то глава семьи ножом чертил на сдобном кексе крест, в качестве благословения на следующий год. Сдобный десерт надлежало съесть во время церемонии под названием ceppo или ciocco, когда в камине разжигали большой дубовый пень на подложке из можжевельника. Глава семейства наливал себе вина, отпивал глоток, и потом, слегка оросив тот самый горящий пень, пускал свой бокал по кругу, чтобы каждый их домочадцев смог пригубить вино. Затем глава семейства кидал одну монету в очаг и раздавал по монете каждому их присутствующих членов семьи. По окончанию этой церемонии ему преподносили три панеттоне в древности это были три пшеничных хлебца и, по всей видимости, рецепт настоящего панеттоне восходит именно к рецепту этих самых хлебцев, видоизмененному к церемонии del ciocco.

Массивным ножом глава семьи отрезал кусок одного из панеттоне этот кусок надлежало аккуратно хранить вплоть до следующего Рождества: в Италии верили, что ломтик рождественского панеттоне обладает целительной силой, и что, если его не сохранить, то всю семью ждет год несчастий и невзгод. Это типично языческое верование очень странным образом переплетается с христианской символикой, как, к примеру, дубовым пнем, олицетворяющим дерево добра и зла, огнем, представляющим собой ничто иное, как искупление грехов и очищение Христа, или тремя хлебцами, символизирующими святую Троицу.
Жаль, что в Милане этот живописный обычай больше не соблюдают.
http://infodays.ru/nastoyashhaya-istoriya-italyansogo-panettone/

НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ ИТАЛЬЯНСКОГО ПАНЕТТОНЕ Панеттоне традиционный сдобный кекс с изюмом и цукатами.Истории происхождения итальянского панеттоне проникнуты духом сентиментальности....Как каждую

НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ ИТАЛЬЯНСКОГО ПАНЕТТОНЕ Панеттоне традиционный сдобный кекс с изюмом и цукатами.Истории происхождения итальянского панеттоне проникнуты духом сентиментальности....Как каждую

НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ ИТАЛЬЯНСКОГО ПАНЕТТОНЕ Панеттоне традиционный сдобный кекс с изюмом и цукатами.Истории происхождения итальянского панеттоне проникнуты духом сентиментальности....Как каждую

НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ ИТАЛЬЯНСКОГО ПАНЕТТОНЕ Панеттоне традиционный сдобный кекс с изюмом и цукатами.Истории происхождения итальянского панеттоне проникнуты духом сентиментальности....Как каждую

НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ ИТАЛЬЯНСКОГО ПАНЕТТОНЕ Панеттоне традиционный сдобный кекс с изюмом и цукатами.Истории происхождения итальянского панеттоне проникнуты духом сентиментальности....Как каждую

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *