СНЯТИЕ ОСАДЫ С ГЛУХОВА И НЕУДАЧИ ПОЛЬСКОГО КОРОЛЯ ЯНА КАЗИМИРА

СНЯТИЕ ОСАДЫ С ГЛУХОВА И НЕУДАЧИ ПОЛЬСКОГО КОРОЛЯ ЯНА КАЗИМИРА 1 февраля 1664 года армия польского короля и великого князя литовского Яна II Казимира была вынуждена снять осаду с Глухова,

1 февраля 1664 года армия польского короля и великого князя литовского Яна II Казимира была вынуждена снять осаду с Глухова, защищаемого стрелецко-казачьим гарнизоном под командованием воеводы Авраама Никитича Лопухина. Снятие глуховской осады стало началом тяжелого отступления польско-литовской армии.

В ноябре 1663 года король Ян II Казимир, правобережный гетман Павел Тетеря и крымские татары объединённым войском в 130 тысяч человек (такие цифры дает Википедия, а сколько было реально я точно сказать не берусь) начали вторжение на Левобережную Украину. Не имея достаточных сил для отражения подобного наступления, князь Григорий Ромодановский и гетман Брюховецкий временно отступили к Путивлю.

Практически беспрепятственно продвигаясь по территории Гетманщины, армия Яна Казимира в январе 1664 года взяла Глухов в осаду. В рядах польско-литовско-казачье-татарского войска находился французский посланник герцог Антуан де Грамон граф де Гиш (будущий маршал Франции), оставивший весьма подробные записки о данном походе.

Через два дня после начала осады, поляки предприняли штурм: пробив с помощью артиллерии и заложенной мины несколько брешей в стенах, великий коронный хорунжий Ян Собеский (в будущем польский король, отразивший турок под Веной) лично повел войска на штурм. Преодолевая сильный огонь гарнизона, польско-литовские войска, прорвались в город и даже водрузили над стенами свои знамена, однако Авраам Лопухин не зря считался мастером обороны крепостей — 9 лет назад он успешно защищал Могилёв от войск великого гетмана литовского Януша Радзивилла, а во время одной из вылазок лично захватил знамя польного гетмана литовского Винцента Гонсевского. Прорвавшиеся в крепость поляки попали в засаду и, потеряв большое количество личного состава, были вынуждены отступить.

Герцог Грамон вспоминал: «выдержав весьма сильный огонь, притом огонь людей, которые не трусят, мы встретились с прекрасною баррикадою, с заряженной картечью пушкой, которая била вдоль насыпи, а мушкетный огонь был так ужасен и так верно направлен, что были убиты на месте 500 человек, а остальные настолько потеряли боеспособность, что нужно было помышлять об отступлении Брешь была очень неровная, обороняемая двумя тысячами царских драгун, совершавших чудеса храбрости Я не думаю, чтобы когда-либо войска показали столько образцов доблести, как поляки в этот день в их способах атаки и московиты в своей прекрасной обороне.»

Через 8 дней поляки снова пошли на штурм и снова прорвались в крепость, но в ходе контратаки гарнизона были выбиты из нее. Грамон описал и этот штурм: «Ко краю рва были выдвинуты две батареи, одна из двенадцати пушек, другая из шести. На восьмой день, в шесть часов утра, по данному сигналу, были взорваны две мины, и все назначенные полки, поддерживаемые целою кавалерией, ворвались с величайшей отвагой в обе бреши. Уже некоторое число поляков и немецких офицеров вошло в город, отрубив головы всем защитникам брешей, и наши знамена подняты на вершине, — и мы одно время с полным основанием были уверены, что дело кончено. Но вскоре мы испытали обратное. Губернатор, бывший человеком, пользовавшимся выдающеюся репутацией среди московитов, явившись со всем своим гарнизоном, в один момент отбросил вошедших в город людей и опрокинул их с высоты пролома вниз, а затем, с трудно передаваемою стойкостью овладев брешью, открыл по нашим людям такой убийственный огонь и перебил их такое количество, что пришлось податься и уступить превосходству неприятельского огня, не прекращавшегося нисколько, несмотря на наши восемнадцать пушек, стрелявших беспрерывно по брешам.»

В это время князь Ромодановский, закончив сборы своего войска, выдвинулся в сторону Глухова. Одновременно против польских властей восстали левобережные города, которые ещё недавно без боя сдавались на милость короля. Запылала и Правобережная Украина. В Литве князь Иван Хованский (будущий предводитель стрелецкого мятежа, известного как «Хованщина») рейдом своего Новгородского полка сковал войска гетмана Михаила Паца, которые выдвинулись на помощь королю.

Не желая встречаться с армией Ромодановского — одного из наиболее выдающихся полководцев эпохи, король Ян Казимир снял осаду с города и отступил в сторону Новгорода-Северского. «Отступление это длилось две недели, и мы думали, что погибнем все. Сам король спасся с большим трудом. Наступил такой большой голод, что в течение двух дней я видел, как не было хлеба на столе у короля. Было потеряно 40 тысяч коней, вся кавалерия и весь обоз, и без преувеличения три четверти армии. В истории истекших веков нет ничего, что можно было бы сравнить с состоянием такого разгрома» — вспоминал Грамон.

Что же случилось с войском польского короля А дело в том, что Григорий Ромодановский таки догнал поляко-литово-казако-татар на переправе через Десну. В результате только на месте переправы было убито более 1000 королевских солдат, потеряны весь обоз и артиллерия.

На этом несчастия Яна Казимира не закончились: король принял решение о завершении своего похода за Днепр и двинулся к Могилёву, которому угрожал Новгородский полк князя Ивана Хованского. Наперерез королю, пытаясь преградить ему дорогу у реки Ипуть, выступило русское войско князя Якова Черкасского — покорителя Вильно.

Литовцам удалось первыми дойти до Ипути, однако из-за охватившей их на переправе паники от приближения русских поместных конных полков во главе с князьями Иваном Прозоровским (вскоре погибнет, обороняя Астрахань от повстанцев Стеньки Разина) и Юрием Барятинским (а это, наоборот, будущий победитель Разина) они бросили большую часть обоза. Для поиска и сбора возов был оставлен полковник Христиан Людвиг Калькштейн с драгунским полком, на который и обрушились русские конники. Полк Калькштейна, несмотря на отчаянное сопротивление, был полностью перебит, а его остатки, в т.ч. сам Христиан Людвиг, взяты в плен.

Большой поход короля провалился. Речь Посполитая окончательно потеряла Левобережную Украину.

СНЯТИЕ ОСАДЫ С ГЛУХОВА И НЕУДАЧИ ПОЛЬСКОГО КОРОЛЯ ЯНА КАЗИМИРА 1 февраля 1664 года армия польского короля и великого князя литовского Яна II Казимира была вынуждена снять осаду с Глухова,

СНЯТИЕ ОСАДЫ С ГЛУХОВА И НЕУДАЧИ ПОЛЬСКОГО КОРОЛЯ ЯНА КАЗИМИРА 1 февраля 1664 года армия польского короля и великого князя литовского Яна II Казимира была вынуждена снять осаду с Глухова,

СНЯТИЕ ОСАДЫ С ГЛУХОВА И НЕУДАЧИ ПОЛЬСКОГО КОРОЛЯ ЯНА КАЗИМИРА 1 февраля 1664 года армия польского короля и великого князя литовского Яна II Казимира была вынуждена снять осаду с Глухова,

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *