БЕРСЕРК ПЕТРА ВЕЛИКОГО

БЕРСЕРК ПЕТРА ВЕЛИКОГО Эпоха Петра Великого - человека нрава крутого и резкого, не признающего золотой середины и состоящего из одних только крайностей, богата на таких же клокочущих буйной

Эпоха Петра Великого — человека нрава крутого и резкого, не признающего золотой середины и состоящего из одних только крайностей, богата на таких же клокочущих буйной удалью людей. Одним из наиболее характерных «птенцов гнезда Петрова» был Наум Акимович Сенявин.

Выходец из старинного дворянского рода начал службу в 1698 году рядовым бомбардирской роты Преображенского полка, где капитанил сам царь (начинаем наш пост мы сразу со службы потому, что о ранних годах Наума Акимовича известно только то, что родился он в 1680 году). Его старшие братья Иван и Ульян (также будущие известные сподвижники первого императора российского) уже были задействованы в набиравшем обороты реформаторском механизме Петра: в числе других дворянских сыновей они оба в составе Великого посольства отправились в Европу приобретать необходимые знания и умения, а вот будущему адмиралу Науму Сенявину пришлось обучаться морскому делу сразу же на корабельной палубе — Петру понадобились матросы, и Наум Сенявин стал одним из них.

Первой операцией будущего флотоводца становится Керченский поход — демонстрационное появление Азовского флота у берегов Стамбула в целях принуждения Османской империи к миру. Замысел Петра увенчался полным успехом: вместо ненадежного двухлетнего перемирия был заключен гораздо более прочный и основательный договор сроком на 30 лет. Руки у России на юге оказались развязанными перед стремительно надвигающейся Северной войной.

В этом походе Наум Акимович приобрел необходимую базу моряцких знаний и навыков, опираясь на которые он впоследствии начнет восхождение по флотской карьерной лестнице, а пока в 1702-1704 годах Сенявин участвовал в захвате Нотебурга, Ниеншанца, Дерпта и Нарвы.

После взятия данных крепостей война из чисто сухопутной превратилась еще и в морскую. У России появились на Балтике первые боевые корабли. На личные качества и военно-морской профессионализм Наума Сенявина царь обратил внимание еще во время Керченского похода. Не оставлял без внимания молодого дворянина Пётр Алексеевич и во время многочисленных сражений в Прибалтике. Теперь ему вновь понадобились первоклассные моряки, но уже на Балтийском море, где Россия обретала флот и в 1705 году Наум Сенявин был включен в состав экипажа шнявы «Мункер».

Сенявин не замедлил отличится и в морских баталиях: в 1706 году русские войска осадили Выборг. Для того, чтобы помешать шведскому флоту снабжать защитников крепости по морю была создана поисковая группа, в которую вошли бомбардир Дубасов, флаг-унтер-офицеры Скворцов и Сенявин, а также 48 рядовых гренадеров. Возглавлял группу сержант бомбардирской роты Преображенского полка Михаил Щепотев.

12 октября «поисковики» Щепотева на пяти лодках вышли в Выборгский залив. В темноте они наткнулась на два шведских бота, шедших в Выборг. Несмотря на явное неравенство сил, русские бесстрашно атаковали шведов и в жесточайшей резне таки смогли захватить один из ботов — «Эсперн», имевший на борту 4 орудия, 5 офицеров и 108 рядовых солдат. В результате схватки 28 шведов были взяты в плен, остальные, в т.ч. все офицеры, погибли при абордаже. Второй бот поспешил на выручку, но был отбит. Оставшиеся в живых 18 русских воинов ушли от преследования и привели захваченный «Эсперн» к русскому лагерю.
Подвиг был оценен по достоинству: павшие, в т.ч. командир отряда Михаил Щепотев, были погребены в Петербурге с отданием высших воинских почестей, выжившие, в т.ч. Наум Сенявин, — произведены в офицеры.

В мае 1708 года Сенявин ходил на бригантинах под начальством адмирала Ивана Боциса в шхеры к городу Борго. В августе 1708 года, уже сам командуя двумя бригантинами, охранял переправу через Неву и было от кого: ее попробовал захватить шведский отряд генерала Георга Любеккера, но был встречен сильным пушечным огнем и вынужден отойти назад. Тем не менее, очевидно, что пасовать перед трудностями Любеккер не привык: шведы возвели ретраншемент, поставили там свою 12-пушечную батарею и метким огнем серьезно повредили одну из бригантин. Подобное привело Сенявина в обычное для него состояние боевого припадка и он, сойдя на берег вместе с частью матросов, захватил шведские позиции и все 12 орудий. В октябре того же года, командуя гренадерской ротой, отличился в кровопролитном сражении у Сойкиной мызы, в котором войска Любеккера были окончательно разбиты, и в этом деле был ранен в ногу.

По выздоровлению Наум Акимович три года служит «адъютантом» царя, исполняя поручения по снаряжению судов и заготовке провианта. Затем участвовал в Ледовом походе Балтийского флота, окончившемся взятием Выборга (в плен попадают более 3000 шведских солдат, трофеями русских становятся 141 пушка, 9 мортир, 2 гаубицы, 5 500 ружей и большие запасы пороха и снарядов).

Далее снова служба личным царским порученцем. Кто снарядит и приведет в Ревель три купленных в Голландии корабля через крейсирующий на Балтике шведский флот Сенявин. Кто вооружит линейный корабль «Ингерманланд» (на строительстве которого лично вкалывал «плотник Пётр Михайлов») Сенявин. Кто притаранит на Родину закупленные в Англии пушки, «огородные деревья» и семена Сенявин.

В 1716 году Наум Акимович посещает Копенгаген, где принимает для Балтийского флота корабль «Девоншир» и фрегат «Самсон». Там у него происходит крупная ссора с царским генерал-адъютантом Антоном Девиером, который имел несчастье сделать берсерку Петра Великого какие-то замечания, тогда как терпение и смирение были отнюдь не характерными качествами последнего, а вот на расправу он был как раз короток — Наум Акимович входит в привычное состояние боевого транса и жестоко избивает царского любимца. Сам Девиер впоследствии жаловался кабинет-секретарю Макарову: «Можно сказать, что никакой шельмы, который достоен ругания, не можно так ругать, как он надо мною делал, я лежал более недели на постели, что поворотиться от побоев не могу».

Далее под раздачу попадает капитан голландского военного корабля, который возжелал досмотреть «Девоншир», как торговое судно — Сенявин заявил голландцу, что даже если на него двинется весь голландский ВМФ, досмотреть «Девоншир» они смогут только силой.

В январе 1719 года Пётр отправил Сенявина в Гамбург, поручив ему принять там корабль «Рандольф» и яхту, подаренную Петру прусским королём, и доставить эти суда в Россию. В Гамбурге капитан местного конвойного воинского корабля отказался салютовать русскому военному судну, заявив, что «он не знает русского флага» — Сенявин немедленно окатил его залпами из трёх пушек.

В начале мая 1719 года вернулся в Россию из-за границы и во главе отряда из 6 линейных кораблей:«Портсмут», «Девоншир», «Ягудиил», «Уриил», «Рафаил», «Варахаил» и шнявы «Наталья» недалеко от о. Эзель встретил отряд шведского капитана-командора А. Врангеля в составе 52-пушечного линейного корабля «Вахтмайстер», 32-пушечного фрегата «Карслкрона Варен» и 12-пушечной бригантины «Бернгард.»

Бой начался с артиллерийской дуэли между русским «Портсмутом» (под командой самого Сенявина) и «Девонширом» (капитан 3-го ранга Конон Никитич Зотов, будущий контр-адмирал) и шведскими кораблями. Пока противники кромсали друг друга ядрами и картечью, подошли «Ягудиил», «Рафаил» и «Наталия». В итоге русскими моряками были захвачены все три шведских корабля, 376 рядовых чинов, 11 офицеров, в том числе капитан-командор Врангель. Также неприятель потерял 50 человек убитыми и 14 ранеными. Русский флот потерял 3 офицеров и 6 матросов, 9 человек было ранено.

По совокупности заслуг Сенявин был произведен в шаутбенахты (контр-адмиралы). Далее Сенявин плавал с эскадрами генерал-адмирала Апраксина и вице-адмирала Вильстера. Вступление на престол Екатерины Первой принесло Науму Акимовичу давно заслуженный Орден св. Александра Невского. При Анне Иоанновне являлся членом Воинской морской комиссии, проведшей огромную работу по реорганизации и укреплению русского флота.

В 1734 году участвует в осаде русскими войсками крепости Данциг, обороняемой польско-французскими войсками. В итоге 26 июня Данциг капитулировал: победителям достались французский фрегат, два прама с 52 пушками, 114 крепостных орудий, 7 269 ядер, 1 303 картечных заряда и 1 130 пудов пороха. В плен сдались французский министр маркиз де Монти, подскарбий великий коронный граф Франтишек Оссолинский, печатник Сераковский, сеймовый маршалок Рачевский и комендант генерал-майор Штайнфлихт, 1 197 наемников, 2 147 французских солдат и офицеров и пять коронных полков — драгунский Станислава, пехотные Старой Гвардии, Принца, Флиманла, Гвардии Примасовой.

Пока Россия интенсивно гасила костер очередной, но далеко не последней польской смуты, заполыхали южные рубежи. В 1735 году началась русско-турецкая война, и боевой опыт Наума Сенявина оказались востребованы в тех краях, где когда-то начиналась его долгая военная карьера. Армии под командованием одного из самых талантливых полководцев того времени Бурхарда Миниха требовалось содействие с моря для овладения главного опорного пункта Порты в северном Причерноморье — крепости Очаков.

4 января 1737 года Сенат постановил построить в Брянском адмиралтействе на реке Десне флотилию кораблей для действий на Днепре. Для этой цели планировалось ввести в строй имеющие небольшую осадку дубель-шлюпки, прамы, галеры и более мелкие корабли. Весной 1737 года более трех сотен речных судов, на которых находились войска и различные припасы, отправились из Брянска по Десне к Днепру. Лето было жарким, и даже такая крупная река, как Днепр, обмелела — возникли серьезные трудности с форсированием знаменитых днепровских порогов. Первые корабли Днепровской флотилии смогли достичь Очакова лишь в июле, когда крепость уже была взята армией Миниха.

В сентябре 1737 года по настойчивой просьбе фельдмаршала Миниха командование флотилией было передано вице-адмиралу Науму Акимовичу Сенявину. Уже в октябре этого года она приняла самое деятельное участие в отражении попытки турецкого штурма Очакова, который был успешно отбит. Весной 1738 года на театре боевых действий разразилась эпидемия чумы, жертвами которой стали многие офицеры, солдаты и матросы. Не пощадила она и заслуженного вице-адмирала Наума Сенявина, который, избежав смерти от пули, ядра и абордажной сабли, скончался от этой болезни в конце мая 1738 года.

Сын его, адмирал Алексей Наумович Сенявин, продолжит традиции отца и впишет немало крутых страниц в историю русского флота.

ПыСы: использована статья Дениса Брига: «От матроса до адмирала: первый русский адмирал Наум Акимович Сенявин.»

БЕРСЕРК ПЕТРА ВЕЛИКОГО Эпоха Петра Великого - человека нрава крутого и резкого, не признающего золотой середины и состоящего из одних только крайностей, богата на таких же клокочущих буйной

БЕРСЕРК ПЕТРА ВЕЛИКОГО Эпоха Петра Великого - человека нрава крутого и резкого, не признающего золотой середины и состоящего из одних только крайностей, богата на таких же клокочущих буйной

БЕРСЕРК ПЕТРА ВЕЛИКОГО Эпоха Петра Великого - человека нрава крутого и резкого, не признающего золотой середины и состоящего из одних только крайностей, богата на таких же клокочущих буйной

БЕРСЕРК ПЕТРА ВЕЛИКОГО Эпоха Петра Великого - человека нрава крутого и резкого, не признающего золотой середины и состоящего из одних только крайностей, богата на таких же клокочущих буйной

БЕРСЕРК ПЕТРА ВЕЛИКОГО Эпоха Петра Великого - человека нрава крутого и резкого, не признающего золотой середины и состоящего из одних только крайностей, богата на таких же клокочущих буйной

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *