10 страшных побед советских моряков-подводников

10 страшных побед советских моряков-подводников Десять крупнейших побед советских моряков-подводников имеют довольно мрачный оттенок:1. «Гойя» (17 апреля 1945, погибли около 7 тыс. беженцев из

Десять крупнейших побед советских моряков-подводников имеют довольно мрачный оттенок:
1. «Гойя» (17 апреля 1945, погибли около 7 тыс. беженцев из Восточной Пруссии, курсантов и раненых военнослужащих);
2. «Вильгельм Густлофф» (30 января 1945, официальная цифра — 5348 погибших);
3. «Генерал фон Штойбен» (9 февраля 1945, погибли 3608 раненых военнослужащих и беженцев из Восточной Пруссии);
4. «Зальцбург» (1 октября 1942, погибло около 2100 советских военнопленных);
5. «Гинденбург» (19 ноября 1942, погибли 800 советских военнопленных);
6. «Тайтё-Мару» (22 августа 1945, погибли 780 беженцев с Южного Сахалина);
7. «Струма» (24 февраля 1942, погибли 768 беженцев из стран Юго-Восточной Европы в Палестину);
8. «Огасавара-Мару» (22 августа 1945, погибли 545 беженцев с Южного Сахалина);
9. «Нордштерн» (6 октября 1944, погиб 531 беженец из Прибалтики в Германию);
10. «Шинкё-Мару» (22 августа 1945 года, погибло около 500 беженцев с Южного Сахалина).

Как видно из списка, одиозный «Вильгельм Густлофф», споры о котором ведутся на протяжении десятков лет, был не первым и далеко не последним кораблем в истории величайших катастроф на море. В десятку помещаются ровно 10 мест, но список можнопродолжать и далее: например, «почетное»
11 место занимает немецкий транспорт «Зонневейк» — 8 октября 1944 года торпедный залп с подлодки Щ-310 унес жизни 448 человек (преимущественно эвакуируемое население Восточной Пруссии).
12 место транспорт «Геттинген» (потоплен 23 февраля 1945 года, снова несколько сотен погибших беженцев)
Что и говорить, успехи просто ужасны. Как классифицировать эти «зверства советских подводников» Это военные преступления или трагические ошибки, неизбежные на любой войне

Вариантов ответов обычно несколько.
Первое категоричное мнение: это ложь западной пропаганды. Советский ВМФ чист, как слеза, а все, что задевает честь флота, нужно засекретить в архивах сроком до 2145 года.
Второе мнение более тактично: погибшие были немцами Так им и надо!
Конечно, у советского народа много поводов для смертельной обиды в каждой семье есть родственник, павший на фронте или замученный в немецком плену. Но возникает вопрос: чем тогда «мы» будем отличаться от «них» «Око за око ослепит весь мир» (Махатма Ганди).
Третье, «демократическое» мнение звучит просто: Каемся! Каемся! Каемся! Советские моряки-подводники совершили непоправимую ошибку, и нет им прощения.

Кто-то скажет, что истина всегда лежит посередине. Но это очень наивное и примитивное представление об истине. Она может быть сдвинута как в одну, так и в другую сторону, именно поэтому истину всегда так сложно найти.
Жизнь уже давно вынесла справедливый вердикт каждой из морских трагедий Второй мировой. Некоторые из обстоятельств можно поставить в вину подводникам, в некоторых случаях есть все основания возложить вину на самих пострадавших (не тех невинных жертв войны, кто, прижимая к груди детей, уходил в морскую пучину, а тех, кто предательски бездарно спланировал операцию по эвакуации беженцев). Безусловно, одно все это ТРАГИЧЕСКОЕ СТЕЧЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ. Неизбежность. Страшные издержки любой войны.
А если так, то нужно рассматривать проблему в более широком смысле.

Приведенный внизу список не являет своей целью «похвалить» советских подводников, равно как и «облить грязью» зарубежных моряков. Всего лишь статистические данные, прямо подтверждающие мой тезис о неизбежных трагедиях на любой войне.
Крупнейшие по числу жертв морские катастрофы Второй мировой:
1. «Гойя» (17 апреля 1945, погибло 7000 раненых немецких военнослужащих и беженцев из Восточной Пруссии);
2. «Дзунъё-Мару» (18 сентября 1944, погибло 1500 американских, британских и голландских военнопленных и 4200 яванских рабочих в бамбуковых клетках. «Дзунъё-Мару» — страшный трофей британской подлодки «Трейдвинд» );
3. «Тояма-Мару» (29 июня 1944 года, 5,5 тыс. жертв. В тот раз «отличилась» американская субмарина «Стеджэн»);
4. «Кап Аркона» (3 мая 1945 года, среди погибших 5,5 тыс. узников концлагерей. Королевские ВВС Великобритании);
5. «Вильгельм Густлофф» (30 января 1945, «Атака века» Маринеско. Официально 5348 погибших);
6. «Армения» (7 ноября 1941, погибло 5 тыс. человек);
немецкие суда «Генерал фон Штойбен», «Зальцбург», японский транспорт «Тайтё-Мару», болгарско-румыно-панамский шлюп «Струма», британский лайнер «Ланкастрия» (потоплен немецкой авиацией в 1940 году, число жертв превысило потери «Титаника» и «Лузитании» вместе взятые)

Ошибались все и всегда. Кто-нибудь ехидно заметит, что на первом месте по-прежнему стоит «Гойя», потопленный советской подлодкой Л-3. Советские свершения были велики, советские ошибки были чудовищны. Иначе мы жить не умеем.
Список морских катастроф Второй мировой не является «истиной в последней инстанции». Единственное, что нам известно точно названия кораблей и дата их потопления. Изредка — точные координаты места потопления. Все. Приведенные данные о количестве жертв разнятся от источника к источнику и, в лучшем случае, отражают официальные цифры, которые весьма далеки от реальности. Так, некоторые исследователи, по числу жертв, ставят на первое место «Вильгельм Густлофф» — по воспоминаниям спасшихся, на его борту могло находиться более 10 тысяч человек, при этом, по разным данным, удалось спастись всего от 1,5 до 2,5 тысяч!

Величайшая из морских трагедий потопление транспорта «Гойя» — вообще осталась за рамками официальной истории. Это легко объяснимо: в отличие от «Атаки века», в которой был потоплен десятипалубный красавец-лайнер «Вильгельм Густлофф», в случае с «Гойей», советская подлодка уничтожила обычный сухогруз, битком набитый людьми. Среди пассажиров — раненные военнослужащие, солдаты Вермахта, но основная часть беженцы из Восточной Пруссии. Эскорт 2 тральщика, еще один пароход и буксир. «Гойя» не являлась госпитальным судном и не несла соответствующей раскраски. Ночью, на выходе из Данцигской бухты, судно было торпедировано советской подлодкой Л-3 и спустя всего 7 минут затонуло.
Кто виноват По сути — никто! Л-3 имела приказ топить немецкие корабли, покидающие Данциг. Никаких средств обнаружения, кроме примитивного перископа и гидроакустического поста у советских подводников не было. Определить с их помощью характер груза и назначения судна было невозможно. Есть в этой истории и немецкий просчет эвакуировать тысячи людей на сухогрузе в военном камуфляже, зная о том, что пару месяцев назад, при аналогичных обстоятельствах, погибли «Вильгельм Густлофф» и «Генерал фон Штойбен» — решение довольно сомнительное.

Не менее ужасные события произошли в Черном море 7 ноября 1941 года немецкий торпедоносец Хе-111 потопил теплоход «Армения». На борту советского судна находился персонал и пациенты 23 эвакуируемых госпиталей, персонал лагеря «Артек», члены семей партийного руководства Крыма — тысячи гражданских лиц и военнослужащих. Таких трагедий морская история еще не знала: количество погибших в 5 раз превысило число жертв катастрофы «Титаника»! По официальным данным, из 5 тысяч человек, находивших на борту «Армении», удалось спастись лишь восьмерым. Современные историки склоняются к мнению, что официальные данные были в 1,5-2 раза занижены — «Армения» вполне может претендовать на «первое место» в списке самых ужасных морских катастроф. Точное место потопления теплохода неизвестно до сих пор.

«Армения», «Густлофф», «фон Штойбен» — с официальной точки зрения, все они являлись законными трофеями. Они не несли опознавательных знаков «госпитальных судов», зато несли зенитную артиллерию. На их борту были военные специалисты и солдаты. На борту «Вильгельма Густлоффа» находилось 918 курсантов 2-го учебного дивизиона подводных лодок (2. U-Boot-Lehrdivision).
Историки и журналисты до сих пор спорят о количестве зениток на борту «фон Штойбена» или «Армении», не утихают диспуты по поводу «десятков подготовленных экипажей подлодок» на борту «Густлоффа». Но вывод кажется простым: Александру Маринеско, как и экипажу немецкого торпедоносца Хе-111, не было дела до таких мелочей. Они не видели никаких явных свидетельств «госпитального судна» — ни специальной белой окраски, ни трех красных крестов на борту. Они видели ЦЕЛЬ. Они имели приказ уничтожать вражеские корабли и суда и свой долг они выполнили до конца. Лучше бы они этого не делали, но кто мог знать!

Как уже было сказано, у моряков и летчиков не было никаких средств для определения характера груза. Трагическое стечение обстоятельств, не более того. Советские моряки не были кровожадными убийцами после потопления парусно-моторного шлюпа «Струма» командир подлодки Щ-213 лейтенант Дмитрий Денежко находился в подавленном состоянии. По воспоминаниям старшины Носова, Денежко ночи напролет изучал морские карты и сверял данные пытался убедить себя, что это не его торпеда оборвала жизнь 768 еврейским беженцам. Примечательно, что останки «Струмы» в указанном месте обнаружены не были существует определенная вероятность, что советские моряки в тот раз действительно были ни при чем — «Струма» подорвалась на минах

Что касается случайного потопления японских «кораблей ада» — «Дзуньё-Мару» и «Тояма-Мару», то здесь все предельно ясно. Чины японского Генштаба использовали обычные сухогрузы для перевозки тысяч военнопленных и населения с оккупированных территорий. Никаких мер безопасности не предпринималось. Людей часто везли в бамбуковых клетках, везли на верную смерть строительство стратегических объектов на островах Тихого океана. Спецтранспорты ничем не отличались от обычных военных транспортных кораблей неудивительно, что они периодически становились добычей для американских и британских подводников.
При аналогичных обстоятельствах советская подлодка М-118 потопила транспорт «Зальцбург», перевозивший из Одессы в Констанцу более 2 тысяч советских военнопленных. Вина за эти события целиком лежит на японских и немецких военных преступниках — тех, кто бездарно спланировал перевозку военнопленных и сделал все, чтобы погубить людей.

Иногда звучит вопрос: какой смысл в потоплении трех японских транспортов, перегруженных беженцами с Южного Сахалина, — трагедия произошла 22 августа 1945 года и унесла жизни почти 1700 человек. Советская подлодка Л-19 расстреляла торпедами «Тайтё-Мару» и «Шинке Мару» прямо в порту Румой на о. Хоккайдо. При том, что до официального окончания войны оставалось 10 дней, а уже с 20 августа шел процесс капитуляции японских войск. Зачем понадобилось бессмысленное кровопролитие Ответ только один такова кровавая суть войны. Искренне сочувствую японцам, но судить некого подводный минный заградитель Л-19 не вернулся из боевого похода.
Но самым ужасным было потопление лайнера «Кап Аркона». 3 мая 1945 года судно, перегруженное тысячами узников концлагерей, было уничтожено британской авиацией в порту Любека. Согласно рапортам летчиков, они отчетливо видели белые флаги на мачтах «Кап Аркона» и живую массу людей в полосатых лагерных робах, в отчаянии мечущихся по палубе, но продолжали хладнокровно расстреливать пылающий корабль. Почему У них был приказ уничтожать корабли в гавани Любека. Они привыкли
стрелять по врагу. Бездушный механизм войны было не остановить.

Вывод из всей этой истории прост: трагические стечения обстоятельств случались повсюду, но в военно-морской истории других стран подобные случаи маскируются на фоне многочисленных ярких побед.
Немцы предпочитают не вспоминать ужасы «Армении» и «Ланкастрии», героические страницы истории Кригсмарине связаны с совершенно другими событиями рейдом на Скапа-Флоу, потоплением линкоров «Худ», «Бархэм» и «Рома», уничтожением британских авианосцев «Корейджес», «Игл» и «Арк Ройал» Трагические ошибки ВМС США теряются на фоне ночных артиллерийских дуэлей, потопления «Ямато», суперавианосца «Синано» или «Тайхо». В активе у британских моряков потопление «Бисмарка», «Шарнхорста», атака ВМБ Таранто, уничтожения тяжелых итальянских крейсеров, выигранная «Битва за Атлантику».Увы, ВМФ СССР стал заложником собственной пропаганды выбрав потопление лайнера «Вильгельм Густлофф» в качестве «Атаки века», политтехнологи, сами того не ведая, открыли «ящик пандоры». Спору нет, ночная торпедная атака Маринеско с технической стороны достойна всяческих похвал. Но, при всей своей сложности, она на военный подвиг не тянет. Не в чем упрекнуть храброго моряка, но и восхищаться здесь тоже не чем. Все лишь трагическое стечение обстоятельств.
Автор Олег Капцов

10 страшных побед советских моряков-подводников Десять крупнейших побед советских моряков-подводников имеют довольно мрачный оттенок:1. «Гойя» (17 апреля 1945, погибли около 7 тыс. беженцев из

10 страшных побед советских моряков-подводников Десять крупнейших побед советских моряков-подводников имеют довольно мрачный оттенок:1. «Гойя» (17 апреля 1945, погибли около 7 тыс. беженцев из

10 страшных побед советских моряков-подводников Десять крупнейших побед советских моряков-подводников имеют довольно мрачный оттенок:1. «Гойя» (17 апреля 1945, погибли около 7 тыс. беженцев из

10 страшных побед советских моряков-подводников Десять крупнейших побед советских моряков-подводников имеют довольно мрачный оттенок:1. «Гойя» (17 апреля 1945, погибли около 7 тыс. беженцев из

10 страшных побед советских моряков-подводников Десять крупнейших побед советских моряков-подводников имеют довольно мрачный оттенок:1. «Гойя» (17 апреля 1945, погибли около 7 тыс. беженцев из

10 страшных побед советских моряков-подводников Десять крупнейших побед советских моряков-подводников имеют довольно мрачный оттенок:1. «Гойя» (17 апреля 1945, погибли около 7 тыс. беженцев из

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *