«Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее…»

Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... - возможно подумал пока еще император Франции Наполеон Бонапарт, дописывая 10 февраля 1814 года

«Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее…» — возможно подумал пока еще император Франции Наполеон Бонапарт, дописывая 10 февраля 1814 года письмо брату Жозефу, и подвел в послании итог только что отгремевшего сражения при Шампобере: русских только в плен захвачено 6 000 человек, трофеями взято 40 орудий. И все бы ничего, да дело в том, что в разбитом русском отряде генерала Захара Олсуфьева было всего 3 700 солдат при 24 орудиях.

Вообще изначально Наполеон рассчитывал разгромить 15-тысячный корпус генерала Фабиана Остен-Сакена, однако проблемы с разведкой (кампания 1812 года стала могилой французской кавалерии, толком восполнить страшные потери которой Бонапарт так и не смог) не позволили императору своевременно определить его местонахождение. Отряд же генерала Олсуфьева (героя сражения при Гейльсберге, Бородино и под Красным, где Бонапарт потерял 228 орудий) вообще не имел конницы, так что рассылать в дальние дозоры ему было попросту некого и о том, что на него надвигается 30 тысяч французов при 120 орудиях во главе с императором Франции русским не было известно.

Утром 10 февраля передовые части отряда обнаружили появление значительных сил противника с юга — это подходил корпус Огюста Мармона в составе 6 000 человек. Солдаты Мармона были встречены русскими егерями под командованием генерала Евстафия Удома: атаки французов были отбиты. Однако около полудня подошли главные силы под командой самого Наполеона: 2 дивизии Старой гвардии маршала Мортье, 2 дивизии Молодой гвардии отважного Мишеля Нея, гвардейские кавалеристы Груши, 1-й кавалерийский корпус и корпус Дефранса.

Атаки французов возобновились с гораздо большей силой, однако малочисленный русский отряд почти полтора часа держался против 8-кратно превосходящих сил противника. Тем не менее и Наполеон отходить от задуманного не собирался: к 13.30 одна из ключевых точек русской обороны — деревня Байе, оказалась захваченной французами. Ситуация стала критической, на военном совете русские генералы высказались за отступление на соединение с войсками маршала Блюхера. Однако как раз пришёл приказ последнего, согласно которому Олсуфьев должен был до последнего оборонять Шампобер, как пункт, связывающий главную квартиру Блюхера с другими частями его армии — «Папаша Вперёд!» посчитал наступление Наполеона за партизанские действия одного из французских отрядов. На выручку Олсуфьеву по приказу Блюхера двинулись другие корпуса Силезской армии — Йорка и Остен-Сакена, однако времени было слишком мало.

Отступивший из Байе Удом смог организовать новую линию обороны, генерал Полторацкий с двумя полками, прикрывая отход, занимал Шампобер и имел приказ обороняться до последнего. Около 15.00 возле деревни Банне была прорвана оборона дивизии Корнилова и русские стали организованно отходить к Шампоберу, а затем дальше.

Отчаянное сопротивление русских настолько впечатлило видавшего виды Наполеона, что он допустил ошибку: оценил численность русских до минимум 18 тысячи человек (напомню, что у Олсуфьева было только 3 700 бойцов). Такой расчет заставил императора вместо очередной попытки быстрого уничтожения малого русского отряда лобовой атакой предпринять обходные маневры с целью перерезать вероятные пути отступления на восток к Блюхеру и на запад к Остен-Сакену.

В это время солдаты Полторацкого до последнего прикрывали отход отряда и были отрезаны от своих. Когда уже начало темнеть, они, расстреляв весь боекомплект, построились в каре и попытались штыками прорваться из окружения к лесу. Сам генерал-майор Полторацкий при этом был ранен и попал в плен, но большая часть его солдат пробилась к боевым товарищам (сам Олсуфьев, получив штыковое ранение, также был взят в плен — командование принял генерал Корнилов).

Отбивая атаки превосходящих сил французов, около 1700 русских солдат все таки смогли выйти к расположению главных сил союзной армии, вынеся при этом и своих раненых. Кроме этого удалось сохранить все знамёна и 15 орудий. Таким образом общие потери отряда Олсуфьева составили около 2000 человек и 9 орудий.

Судьба участников сложилась по разному: про Бонапарта и Мишеля Нея, наверняка все знают, поэтому отмечу других:
маршалы Мармон и Мортье будут оборонять Париж и капитулируют перед русскими войсками и их союзниками, что и подведет итог под крушением наполеоновской империи;
после капитуляции Франции генералы Олсуфьев и Полторацкий вернутся на Родину: первый по возвращении в Россию в конце 1814 года будет назначен командиром 17-й пехотной дивизии, а впоследствии станет сенатором, второй будет назначен командиром 3-й бригады 23-й пехотной дивизии, а затем станет Ярославским генерал-губернатором;
потомок варягов генерал Евстафий Удом станет губернатором Риги;
генерал Пётр Корнилов примет участие в русско-турецкой войне 1828-1829 годов и скончается при осаде Журжи.

Картины:
1) Генерал-лейтенант Захар Дмитриевич Олсуфьев.
2) Генерал-лейтенант Константин Маркович Полторацкий.
3) Генерал-лейтенант Евстафий Евстафьевич Удом.
4) Маршал Огюст Луи Мармон.
5) Генерал-лейтенант Пётр Яковлевич Корнилов.
6) Маршал Эдуард Адольф Мортье.

Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... - возможно подумал пока еще император Франции Наполеон Бонапарт, дописывая 10 февраля 1814 года

Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... - возможно подумал пока еще император Франции Наполеон Бонапарт, дописывая 10 февраля 1814 года

Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... - возможно подумал пока еще император Франции Наполеон Бонапарт, дописывая 10 февраля 1814 года

Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... - возможно подумал пока еще император Франции Наполеон Бонапарт, дописывая 10 февраля 1814 года

Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... - возможно подумал пока еще император Франции Наполеон Бонапарт, дописывая 10 февраля 1814 года

Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... Чего их, басурман, жалеть, напишу поболее... - возможно подумал пока еще император Франции Наполеон Бонапарт, дописывая 10 февраля 1814 года

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *