«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» — ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ

«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» - ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была

В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была напечатана на латинском языке в 1493 году в Нюрнберге и сразу получила признание среди широкого круга образованных людей Европы. Выдающееся значение этого издания во многом обусловлено тем, что оно является замечательным техническим и художественным достижением. Огромный фолиант (47х32 см., 286 листов) стал одним из первых блестящих «издательских успехов»: первый латинский вариант был отпечатан тиражом свыше 1000 экземпляров (разошлись все), и всего через полгода, в декабре 1493 года, было выпущено немецкое переиздание с теми же иллюстрациями, также тиражом 1000 экземпляров.

Нюренбергский печатник Антон Кобергер, в типографии которого трудились до 100 человек наборщиков, печатников и корректоров и действовали 24 пресса, блестяще справился с работой. При этом пришлось решать вопросы, некоторые из которых прежде (в изданиях меньшего формата) не возникали: как лучше разместить иллюстрации рядом с текстом и среди текста, какая наиболее удачная «компоновка полосы», что сделать для сближения картинки и шрифта и т.п.
«Liber cronicarum» представляет собой иллюстрированную компиляцию исторических и географических знаний. Её источники Библия, произведения античных историков, средневековые хроники, а также собственные наблюдения за современными автору событиями. Читатели получили не привычные схоластические «Зерцало историческое» или «Море историй», не синхронистическую таблицу, вроде излюбленной в XV веке, «Связки времен» Вернера Ролевинка, не хронику одного города (их к тому времени существовало достаточно много), а целостную всемирную историю с огромным материалом.

Автор не был ни ученым монахом, ни университетским профессором: Гартман Шедель (14401514) работал врачом. Он родился в Нюрнберге, в 1456 году поступил в Лейпцигский университет, где получил степени бакалавра, а затем магистра. В декабре 1463 году молодой человек направился в Италию, чтобы изучить медицину в Падуанском университете. Много лет Гартман Шедель занимался медицинской деятельностью в разных городах Германии, а в 1484 году он заменил своего дядю Германа Шеделя на должности «фюзикуса» (городского врача) в Нюрнберге.
Тут он вошел в круг замечательных учёных и художников, один из известнейших гуманистических кружков Германии своего времени.
Будучи заядлым коллекционером инкунабул и рукописей, он собирает 670 гравюр и 400 рукописей, которые ныне хранятся в Баварской государственной библиотеке. Коллекция Шеделя, помимо книг, содержит глобусы и астрономические инструменты.
Шедель оставил невероятное наследие, являющее собой уникальную старейшую графическую коллекцию на Западе.

За десять первых лет работы в Нюрнберге Шедель и написал свой главный исторический труд. В Нюрнбергском издании 1493 года название обозначено в начале текста, перед содержанием: «Содержание этого труда Книги хроник от создания мира с фигурами и изображениями».
Немалая заслуга в широкой популярности книги принадлежит её художественному оформлению. Огромный фолиант содержит 1809 (!) иллюстраций. Чаще всего это портреты, по 4 — 5 на странице, но немало и сцен (постройка Ноем ковчега, лагерь таборитов, землетрясение в Константинополе) или схем (градобитие, комета, саранча и т. п.). Особенно интересны крупные виды городов, среди них немецкие отличаются большой достоверностью и обилием деталей (так, под стенами Нюрнберга изображена та самая бумажная мельница Штромера, которая снабжала многих печатников, из нее вышла и бумага самой «Хроники»).
Виды европейских городов сделаны для хроники настолько точно, что фиксируют положение основных зданий, соборов и крепостных башен. До наших дней они являются бесценными историческими источниками особенно в тех случаях, когда памятники были разрушены последующими войнами.

Однако никакой точности и достоверности не могло быть при изображении библейских персонажей или героев античности, да и в портретах многих десятков пап, императоров и королей, святых и ученых более близкого к автору тысячелетия. Портретность в современном понимании можно обнаружить только у лиц или деятелей недавнего прошлого. Эти обстоятельства несколько облегчили невероятно трудную задачу иллюстраторов, да и самого Кобергера: без малого две тысячи клише способны смутить любого издателя. На самом деле иллюстраторы (Михаэль Вольгемут и Вильгельм Плейденвурф, у которого как раз в эти годы учеником был знаменитый впоследствии Альбрехт Дюрер) обошлись всего 645 гравюрами, причем одно клише однажды служит для изображения ветхозаветного пророка, другой раз греческого философа или римского поэта и еще раз встретится в качестве схоластического ученого или арабского врача.
Двадцать восемь изображений обслужили все папство, насчитывавшее к тому времени 198 преемников апостола Петра (все они упомянуты Шеделем), а для портретов 224 королей разных стран хватило всего 44 досок.

Многое в этих гравюрах крайне наивно: сотворение Адама из глины, а Евы из ребра спящего Адама, разные уроды-псоглавцы, одноглазы и т. д., «расплодившиеся до потопа», зарисовки «небесных знамений» комет, полярных сияний и т. п.. Любопытно отметить на портретных гравюрах персонажей в очках и с очками в руках, многие портретируемые изображены с символами власти (епископским посохом, скипетром и державой), с книгой, астролябией, шахматной доской, кубком
В содержании «Книги хроник» многое определено традицией: начинается оно с «сотворения мира», истории рая и изгнания из него «прародителей», следует вначале библейскому повествованию, смыкает с ним Троянскую войну и походы Александра Македонского и т. д.

По содержанию хроника Шеделя построена по традиционной схеме «четырех монархий» и «шести возрастов»: вся история человечества подаётся в линейном движении от Божественного создания мира, до современной автору эпохи. При этом «шестой возраст», который начался с приходом Христа и закончится появлением Антихриста, Страшным судом и гибелью земного государства, занимает в книге больше места, чем пять предыдущих. А поскольку шестой возраст еще не закончился, в книге оставлено несколько чистых листов владельцы могли сами вписать важнейшие из событий, которые наступят после того, как автор отложил перо в июне 1493 года. (книга вышла в свет 12 июля).

В книге нашло место и изображение «пляски смерти», которое сопровождается размышлением о том, что лишь она уравнивает всяческую общественную несправедливость. Несмотря на гуманистическое образование автора, в «Нюрнбергской хронике» «воспроизведены все средневековые легенды, басни, все суеверия и предрассудки, отвергнутые и осужденные современными ему итальянскими гуманистами…» . Для иллюстраций этих «сведений» выполнены оригинальные гравюры, изображающие эпиграмидов псиглавцев, скиаподов, которые бегут на одной-единственной ноге, а желая защититься от солнечного света, сами ложатся, а огромную ступню развешивают над собой как зонт, вислоухов, двух- и трёхголовых существ, лишенных рта астоматов и тому подобных монстров.

Историками установлено, что большинство текстов «Всемирной хроники» являются выписками из различных авторов, представленных в богатой личной библиотеке Г. Шеделя. Среди прочих в хронику вошли отрывок из «Истории Европы» итальянского гуманиста Энея Сильвия Пикколомини и короткий историко-географический очерк «О европейском крае Сарматии» в нюренбергском издании 1493 года они размещены на ненумерованных листах. Это дополнение сохранялось и в последующих переизданиях книги. Автором очерка «О европейском крае Сарматии» мог быть немецкий поэт-гуманист Конрад Цельтес, что подтверждается, в том числе стихотворной концовкой последнего раздела. В очерке «О европейском крае Сарматии», автор определяет границы Сарматии согласно античных географов: сюда входят Русь, Великое Княжество Литовское и Польша. Хотя очевидно, что он далеко не точно представлял себе соотношение между этими частями.

Книга Шеделя снабжена подробным указателем: индекс имен содержит не только список лиц из церковной и гражданской истории, где наряду с императорами, королями, епископами и папами указаны также врачи и философы, грамматики и прочие интеллектуалы, но и географический указатель, список понятий и отсылки к отдельным историческим событиям.

Ни для одной из инкунабул не существует столь хорошо документированной картины создания книги: сохранились и первоначальное соглашение о подготовке книги, датируемое 1491 годом, и договора, с ней связанные, и счета, демонстрирующие объем продаж вплоть до 1509 года.
Учитывая спрос на книгу, издатель Иоганн Шёнспергер из Аусбурга возобновлял издание ещё несколько раз: в 1496 и 1500 годах на немецком и в 1497 году на латинском языке, но уже меньшим, чем у Кобергера, форматом.
Шедель умер 28 ноября 1514 года, будучи уважаемым и богатым жителем города Нюрнберга.
После смерти Шеделя стараниями Иоганна Якоба Фуггера коллекция в 1552 году перешла в собственность герцога Альбрехта V Баварского.
Творение Шеделя вошло в мировое литературное наследие, как «Всемирная хроника Шеделя» («Schedelsche Weltchroni»). Инкунабула легла в основу коллекции Баварской государственной библиотеки в Мюнхене,
являя собой лучший образчик содержательного художественного описания, дополненного сбалансированными иллюстрациями, дополняющими друг друга.

Российская национальная библиотека располагает 19 экземплярами «Liber cronicarum»: это нюренбергское латинское (вышло 12.07.1493 года) издание 6 экземпляров, нюренбергское немецкое (23.12.1493) издание 4 экземпляра, аугсбургское немецкое (вышло 18.09.1496 года) 3 экземпляра, аугсбургское латинское (01.02.1497) 5 экземпляров, аугсбургское немецкое (1500) 1 экз. Некоторые из экземпляров раскрашены от руки.
На немецкоязычном экземпляре, происходящем из иезуитского коллегиума г. Регенсбурга (Ратисбона), имеются многочисленные читательские записи XVI и XVII вв.
http://expositions.nlr.ru/faust/cronicarum.php

«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» - ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была

«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» - ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была

«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» - ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была

«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» - ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была

«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» - ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была

«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» - ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была

«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» - ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была

«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» - ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была

«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» - ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была

«НЮРНБЕРГСКАЯ ХРОНИКА» - ВЕЛИКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ГАРТМАНА ШЕДЕЛЯ В научной литературе её называют по-разному: Всемирная хроника, Нюрнбергская хроника, хроника Шеделя. Впервые она была

Источник

Добавить комментарий