О РЫЦАРЯХ…

О РЫЦАРЯХ... Николай Гумилёв Рыцарь с цепью Слышу гул и завыванье призывающих рогов, И я снова конквистадор, покоритель городов. Словно раб, я был закован, жил, униженный, в плену, И забыл,

Николай Гумилёв

«Рыцарь с цепью»

«Слышу гул и завыванье
призывающих рогов,
И я снова конквистадор,
покоритель городов.

Словно раб, я был закован,
жил, униженный, в плену,
И забыл, неблагодарный,
про могучую весну.

А она пришла, ступая
над рубинами цветов,
И, ревнивая, разбила
сталь мучительных оков.

Я опять иду по скалам,
пью студеные струи,
Под дыханьем океана
раны зажили мои.

Но, вступая, обновленный,
в неизвестную страну,
Ничего я не забуду,
ничего не прокляну.

И, чтоб помнить каждый подвиг,
и возвышенность, и степь,
Я к серебряному шлему
прикую стальную цепь. «

«Рыцарь счастья»

«Как в этом мире дышится легко!
Скажите мне, кто жизнью недоволен,
Скажите, кто вздыхает глубоко,
Я каждого счастливым сделать волен.

Пусть он придет, я расскажу ему
Про девушку с зелеными глазами,
Про голубую утреннюю тьму,
Пронзенную лучами и стихами.

Пусть он придет! я должен рассказать,
Я должен рассказать опять и снова,
Как сладко жить, как сладко побеждать
Моря и девушек, врагов и слово.

А если все-таки он не поймет,
Мою прекрасную не примет веру
И будет жаловаться в свой черед
На мировую скорбь, на боль к барьеру! «

Майков Аполлон

«Рыцарь»

«Смело, не потупя взора,
Но как праведник, на суд
К вам являюсь я, синьора,
И скажу одно: вам лгут.
Пусть при первом же сраженьи
Я бегу, как подлый трус;
Пусть от вас я предпочтенья
Пред соперником лишусь;
Пусть в азарте, в чет и нечет,
Всё спущу я меч, коня,
Латы, замки и поля;
Пусть мной выхоженный кречет
На глазах моих с высот
Наземь камнем упадет,
В бой вступив в воздушном поле
С целой стаей соколов;
Наконец, я сам готов
Сгнить у мавров в злой неволе
От истомы и оков,
Коль не ложь моя измена,
Не гнуснейшая из лжей,
Что я рвусь уйти из плена
У владычицы моей.»

Марина Цветаева

«Я с вызовом ношу его кольцо!»

Я с вызовом ношу его кольцо!
— Да, в Вечности жена, не на бумаге. —
Его чрезмерно узкое лицо
Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно-великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза прекрасно-бесполезны! —
Под крыльями раскинутых бровей —
Две бездны.

В его лице я рыцарству верна,
— Всем вам, кто жил и умирал без страху! —
Такие в роковые времена —
Слагают стансы и идут на плаху.»

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *