ДЕНЬ, КОГДА МОНАРХИЯ ТРЕСНУЛА

ДЕНЬ, КОГДА МОНАРХИЯ ТРЕСНУЛА 27 февраля 1917 года стало ясно, что события, происходящие в Петрограде, это не рядовой бунт и не уличные беспорядки, а революция, ведущая к смене государственного

27 февраля 1917 года стало ясно, что события, происходящие в Петрограде, это не рядовой бунт и не уличные беспорядки, а революция, ведущая к смене государственного строя. Известно, что в любом гражданском противостоянии победу почти всегда одерживает тот, на чью сторону встали вооруженные силы страны.
И именно это произошло 27 февраля (12 марта по новому стилю).

Утром взбунтовалась учебная команда запасного батальона Волынского стрелкового полка в количестве 600 человек. Мятеж возглавил унтер-офицер Кирпичников, лично застреливший начальника команды штабс-капитана Лашевича.
Казалось бы, в этом не было ничего экстраординарного. Во время революции 1905 года подобные военные бунты вспыхивали многократно, но все они были подавлены верными царю войсками.
Однако на этот раз события развивались совсем по другому сценарию. Все воинские части, в которые волынцы отправляли своих делегатов, тотчас же присоединялись к восстанию.
Столичный гарнизон «посыпался» как цепочка домино. Уже к середине дня в восстании принимали участие 20 тысяч солдат и младших офицеров, к вечеру — 67 тысяч, а к утру следующего дня — 127 тысяч! Вряд ли даже самые оптимистичные революционеры надеялись, что пламя восстания будет распространяться столь молниеносно.

При этом во многих полках и дивизиях повстанцы «сжигали за собой мосты», убивая пытавшихся остановить мятеж офицеров. Обер-гофмаршал Бенкендорф телеграфировал в Ставку, что солдаты лейб-гвардии Литовского полка застрелили своего командира, а в лейб-гвардии Преображенском полку убит командир батальона. А ведь речь идет о лейб-гвардии — элите царской армии.

В 0.05 28 февраля командующий петроградским гарнизоном генерал Хабалов отправил в Ставку паническую телеграмму: «Большинство частей изменили своему долгу, отказываясь сражаться против мятежников. Другие части побратались с мятежниками и обратили своё оружие против верных Его Величеству войск. К вечеру мятежники овладели большей частью столицы. Верными присяге остаются небольшие части разных полков, стянутые у Зимнего дворца под начальством генерала Занкевича, с коими буду продолжать борьбу».
А еще через несколько часов была отправлена следующая телеграмма: «Число оставшихся верными долгу уменьшилось до 600 человек пехоты и до 500 всадников при 13 пулеметах и 12 орудиях. Положение — чрезвычайное».
Таким образом, за сутки практически все войска, расквартированные в столице, примкнули к восстанию. И это не считая десятков тысяч дружинников с красными повязками, вооруженных винтовками и револьверами, захваченными в городском арсенале.

Опираясь на столь внушительные силы, только что сформированный Временный комитет Госдумы вечером 27 февраля объявил, что берет власть в стране в свои руки. До официального отречения царя оставалось еще трое суток, но фактически столица ему уже не принадлежала.
И не только столица.
В тот же день восстал 1-й пулеметный полк в Ораниенбауме. Расстреляв 12 офицеров, повстанцы захватили несколько эшелонов и направились в Петроград, причем на всех станциях, через которые они проезжали, местные гарнизоны следовали их примеру. Набиравший ход локомотив революции было уже невозможно остановить…
https://viond65.livejournal.com/596800.html

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *