НЕ БЕЗОГОВОРОЧНАЯ. НО ЭТО ПОКА…

НЕ БЕЗОГОВОРОЧНАЯ. НО ЭТО ПОКА... Это текст первой капитуляции Берлина русским. Октябрь 1760 года, в Семилетней войне мы пока бьёмся с пруссаками и их же, в общем и целом, бьём. В те дни важнее

Это текст первой капитуляции Берлина русским.
Октябрь 1760 года, в Семилетней войне мы пока бьёмся с пруссаками и их же, в общем и целом, бьём.

В те дни важнее была осада крепости Кольберг, а столицу Фридриха II решено было взять корысти ради: пополнить армейскую казну контрибуцией, да боевой дух приподнять. Так что надолго мы там задерживаться не собирались. И события развивались не совсем так, как на этой советской почтовой открытке.

4 октября природный немец на русской службе, авантюрист со страниц плутовского романа, Готтлоб Тотлебен неудачно пытался пробиться через стены отказавшегося капитулировать города. Тем временем подошло подкрепление с обеих сторон. При невыгодном для них соотношении 14 к 37 пруссаки решили действовать не числом, а умением: сами предложили соотечественнику (не беда, что саксонец) принять город под свою руку. Сдались, короче говоря. В ночь на 9 октября. На весьма выгодных условиях. И не русскому Чернышеву, формально старшему по званию. Потому среди оккупационного начальства оказались сплошь немцы.

11 октября мы уже уходили, разрушив в городе меньше, чем того требовала обычная благоразумность военного времени.

Говорят, именно тогда Тотлебен приметил, что один из его казаков уж больно смахивает на наследника Елизаветы Петра Фёдоровича. Казака звали Емельян Пугачёв…
————

Текст капитуляции Берлина

Пункты капитуляции, которую город Берлин из милости ее императорского величества всероссийской и по известному его сиятельства командующего господина генерала человеколюбию получить надеется.

1. Чтоб сей столичный город и все обыватели при их привилегиях, вольностях и правах содержаны, а торговля, фабрики и науки на прежнем основания оставлены были.

2. Чтоб свободное отправление веры и служба божия при нынешнем учреждении без малейшей отмены позволено было.

3. Чтоб город и все предместья от постоев освобождены, а легким войскам дозволено не было ворваться в город и в предместья.

4. Если нужда потребует несколько регулярных войск расположить в городе и в предместьях, то б сие учинено было на основании бывших поныне учреждений, а те кои прежде от того выключены и впредь свободны быть имеют.

5. Все обыватели вообще какого звания и достоинства ни были останутся в покойном владении их имения и все беспорядки и грабительства в городе и в предместьях и в магистратских деревнях допущены не будут.

6. Все церкви, школы, госпитали и все духовные учреждения с их служителями содержаны будут при их доходах и учиненных распоряжениях.

7. В здешних королевских коллегиях, также в земских и магистратских коллегиях и городских судах все архивы и регистратуры и доходы, кои с королевской казной сопряжения никакого не имеют, — оставлены будут.

8. Торговля морем и сухим путем как внутри, так и в чужих землях беспрепятственно продолжаться будет впредь.

9. Хождение почты пресечено не будет, но свободный проход и привоз везде позволяем будет.

10. Полицейские учреждения на прежнем основании останутся, а все цехи и гильдии при их привилегиях оставлены, а в рассуждении их персон и ремесленных людей и подмастерьев никакие препятствия учинены не будут.

11. Городу Берлину такое обещание дается, что сия капитуляция в рассуждение всех союзных с ее императорским величеством всероссийскою державой и их войск действительность имеет и впредь никаким образом какие-либо требования учинены не будут.

12. А как еще некоторые пункты следующие к сущей пользе города и почитаемые за следствие всемилостивейше обещанной от ее императорского величества всероссийской протекции здесь еще довольно не показаны, то его сиятельство командующий господин генерал в таких пунктах по прощению магистрата також в даче потребного иногда покровительства особливо позволит.

13. А на против того от города Берлина вместо требованной муки рационов и порционов за неимением пахотных земель или прочих к тому потребных способов завтра по утру заплочено быть имеет состоящему под командою его высокографского сиятельства корпусу 100/т талеров, да на корпусы господина генерала графа Лессия 100/т талеров же, а тогда уже никаких претензий какого звания они не были впредь учинены не будут.

Что ж касается до императорской контрибуции, то город по случаю требованного на последок числа полутора миллионов единственно подвергает себя в том прославленной во всем свете ее императорского величества всероссийской милости в рассуждении известной скудости всех жителей и надеется многомогущим от российского генералитета заступлениям в сей не малой сумме получить милостивое упущение и облегчение.

А между тем обязуется здешнее купечество на всю сумму дать вексель в шесть дней его высокографскому сиятельству, представляя себе однако при том, что все то, что в помянутых шести днях в уплату собрано будет серебряными деньгами в уплату ж принять быть имеет, а на остальную сумму векселя даны будут на червонные, считая каждый по четыре талера и платеж учинен будет в два месяца.

В прочем городу такое обнадеживание дано, что сверх поставленных всей капитуляции денежных сумм, от прочих, стоящих в городе или за городом или же приближающихся еще австрийских войск никакие контрибуции или подарки деньгами ниже поставка провианта и фуража, впредь требованы не будут.

Берлин, 9 октября 1760 г.

Президент, бургомистры и ратман Кирхихен, Рейхгелм, Редигер, Дитерих граф Тотлебен».

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *