ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2 У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами

У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами форта командующий немецкой армией, штурмовавшей Севастополь, Эрих Манштейн оправдывал перед фюрером неудачи при штурме Севастополя. За два месяца 30-я батарея произвела по немецким войскам 1238 выстрелов. При полном заряде стволы батареи должны были выдерживать 300 выстрелов потом их требовалось заменить. Поэтому командование «тридцатки» вело огонь половинными зарядами. И все же к началу 1942 года каналы стволов полностью износились.
Из секретного хранилища в Севастополе извлекли запасные 50-тонные стволы. В январскую ночь их перевезли на батарею и замаскировали. По инструкции в мирное время стволы батареи с помощью 75 тонного подъемного крана, можно было заменить за 60 суток. Личный состав батареи вместе со специалистами ленинградского завода «Большевик», и Артиллерийского ремонтного завода Черноморского флота 1127 заменили стволы за 16 суток вручную с помощью небольшого крана и домкратов. Причем линия фронта к тому времени находилась в 1,5 километрах от батареи.

В мае 1942 года немецкое командование начало новое наступление на Севастополь, под кодовым названием «Штёрфанг» (Лов осетра). Понимая всю важность «форта Максим Горький-1» в системе обороны города, противник перебросил под Севастополь мощную группу тяжелой артиллерии. В ней имелись пушки калибра до 194 мм, дивизион 210-мм мортир, два дивизиона 240-мм тяжелых гаубиц, четыре батареи гаубиц калибра 280 мм, два дивизиона 305-мм мортир, батарея из двух мортир калибра 356 мм. Под Севастополем были развернуты 624-й дивизион (в каждой из трех его батарей было по две 305-мм мортиры и три 210-мм Moerzer 18), батарея 420-мм гаубиц, батарея 420-мм мортир «Gamma» (вес установки 140 тонн, вес снаряда 1020 кг; дальность стрельбы 14 километров) и батарея 280-мм железнодорожных артустановок. Кроме того, имелось 2 специальных орудия калибра 615 мм типа «Карл».

Осадные мортиры «Карл» передвигавшиеся на гусеничном ходу, стреляли 615-миллиметровыми бетонобойными снарядами массой свыше двух тонн (т.е. вдвое превосходили «тридцатку» по калибру и втрое по весу снаряда). Таким образом, «Карл» стал самой крупнокалиберной и тяжелой самоходной артиллерийской установкой. Впрочем, гусеницы применялись только для ограниченного маневрирования на огневой позиции. В связи с большой величиной силы отдачи машина перед выстрелом опускалась днищем на грунт. По замыслу конструкторов снаряд «Карла» пробивал бетонную плиту толщиной до 3,5 м либо 450-мм броню. Небольшая скорость полета снаряда позволяла наблюдать его в воздухе.

Помимо двух «Карлов» под Севастополь перебросили орудие «Дора» калибром 800-мм. Это было самое большое орудие в мире, применявшее в войнах. Пушка перевозилась 60-ю железнодорожными составами. Ствол орудия имел длину 30 м., а лафет был высотой в 3-х этажный дом. Орудие обслуживало 5 тысяч человек, командовал им генерал-майор. Наведение по горизонтальной плоскости осуществлялось движением орудия по специально построенному искривленному участку трехколейной железной дороги. Монстр стрелял снарядами от 4 до 7 тонн, которые пробивали броню толщиной в 1 метр или 8-метровый слой бетона. «Дора» не успела к штурму линии Мажино, поэтому Севастополь должен был стать ее первым боевым крещением. Огневую позицию для «Доры» выбрали в 2 км к востоку от Бахчисарая. Оборудование ее заняло 4 недели. 26 мая 1942 года орудие было установлено на позиции.

5 июня 1942 года в 5.35 первый бетонобойный снаряд был выпущен по северной части Севастополя. Следующие 8 снарядов полетели в район батареи 30. Столбы дыма от взрывов поднимались на высоту 160 м, однако ни одного попадания в броневые башни достигнуто не было, точность стрельбы с дистанции почти 30 км оказалась, как и следовало ожидать, весьма невелика.
Не «Дора», а «Карлы» оказались наиболее опасным противником 30-й батареи. С 5 по 14 июня «Карлы» выпустили по «тридцатке» 172 бетонобойных и 25 фугасных 615-миллиметровых снарядов, повредив бетонный массив батареи. С 10 июня 1942 года батарея отбивалась только двумя орудиями (по одному в каждой башне).

Для развертывания «Доры» и «Карлов» немцам пришлось строить целую сортировочную станцию. (Кстати, во время обороны Севастополя, был поставлен еще один интересный «рекорд»: в ходе этой операции расход артиллерийских снарядов превышал расход патронов стрелкового оружия. Нигде больше за всю войну не складывалось такого соотношения) Однако сверхмощные орудия ощутимой пользы гитлеровцам не принесли. Несколько тяжелых снарядов «Карлов» упало в опасной близости тридцатой батареи, прямое попадание одного из них вызвало трещину в бетоне укрепления, чуть позже снаряд угодил в башню батареи, погиб наводчик и еще несколько бойцов, вот, собственно, и все. Оправившись от первого потрясения, комендоры «Тридцатки» засели за разработку мер противодействия этой новой неприятности. Не было бы проблем, если бы знать точное местоположение «Карлов» — мортиры были развернуты в чистом поле и орудия «Тридцатки» не оставили бы там ни единой целой гайки.

Однако хитрые фрицы вели огонь «Карлами» при активной поддержке остальных батарей по всему фронту, чтобы общая канонада маскировала залпы осадных мортир. Тем не менее, в результате инструментальной разведки в шквале огня были выделены чуть более яркие вспышки «Карлов» и защитники перенесли массированный огонь на их позиции. В результате обе мортиры была повреждены и эвакуированы в тыл. «Дору» же обнаружила разведгруппа и вызвала с Кавказа авиацию. Летчики нанесли по позиции «Доры» короткий, но ощутимый удар, выведя из строя энергопоезда, состав спецсопровождения, платформы обслуживания и вагоны с боеприпасами. Генерал-майор, командовавший «Дорой», счел за благо просить о срочном перебазировании за пределы Крыма
30-я батарея вела огонь до последнего снаряда.

Прекрасно понимая значение 30-й батареи в системе обороны Севастополя, немцы не прекращали атаки танками и пехотой на позиции батареи. К 17 июня батарея расстреляла весь боезапас и когда последовала новая серия атак, батарейцы отбивались выстрелами учебными болванками. Попаданием такой болванки оторвало башню немецкому танку, попытавшемуся обстрелять батарею из района усадьбы совхоза имени Софьи Перовской.
Но бой был неравным немцы к тому времени полностью окружили батарею и уже вели бои за овладение Северной стороной и Михайловским равелином. Тридцатка не сдалась, даже когда стало ясно, что батарея полностью окружена и немецкие автоматчики уже просочились к башням. В связи со спецификой заряжания морских орудий, в арсенале батареи скопилось большое количество неиспользованного пороха. Александер придумал оригинальный способ борьбы с пехотой противника защитники стали стрелять по наступающим цепям немцев чистыми пороховыми зарядами. Шквал огня выжигал подчистую все живое на дистанции до 500 метров. Этими залпами защитники батареи уничтожили еще до роты противника.

За решающий вклад в дело героической обороны Севастополя Приказом НК ВМФ 138 от 18 июня 1942 года 1-му отдельному артиллерийскому дивизиону БО ЧФ, в который на тот период входила 30-я бронебашенная батарея, было присвоено гвардейское звание. Правда в это время 30-я батарея уже около недели находилась в полном окружении, а с 16 июня была потеряна и связь с командованием противнику удалось перерезать все внешние телефонные коммуникации и сбить все установленные радиоантенны. 24 июня немецкий пехотный полк и три саперных батальона окружили батарею и ворвались на ее территорию.
После занятия противником позиций батареи над бетонным массивом, её личный состав вместе с частью бойцов и командиров оборонявшейся в районе Любимовки 95-й стрелковой дивизии продолжил сражаться в подземных сооружениях, отбивая попытки противника «выкурить» защитников из помещений с помощью огнемётов, подрывных зарядов, а также пускавшего в подземные ходы удушающие газы и заливавшего туда подожжённые бензин и горючие масла.

Александер принял решение взорвать башни, все дизели и силовую станцию, уничтожить новейшие приборы стрельбы, что было выполнено 21 июня. На батарее уже не было продуктов и воды, раненые умирали от нагнетаемого немцами дыма. Пытаясь сломить сопротивление защитников батареи, германские саперы произвели внутри уже разрушенных башен несколько мощных взрывов. В орудийном блоке начался пожар.
Последним решением командования батареи было вырваться из расположения батареи, но не в город, а к партизанам в горы. Батарея была полностью окружена противником и Александер понимал, что и Северная сторона уже захвачена немцами. 26 июня немцы прорвались внутрь батареи и взяли в плен оставшихся в живых артиллеристов. Командир батареи Александер с несколькими матросами вырвался из бетонного блока через водосток. Группа попыталась прорваться к партизанам, однако на следующий день, в районе деревни Дуванкой (ныне Верхнесадовое) была обнаружена и пленена противником. Александер был в штатском, но его схватили, так как один предатель из местного населения опознал его и выдал гитлеровцам. Александера отправили в тюрьму в Симферополь, где расстреляли, видимо, за отказ сообщить интересующие немцев данные по 30-й батарее.

После ухода большей части расчета, в катакомбах взорванной батареи оставшиеся моряки и артиллеристы вели ожесточенные подземные бои еще 19 (!) суток. Немецкие штурмовые группы, пытавшиеся проникнуть внутрь, неизменно нарывались на шквальный огонь из темноты коридоров. Так и не попало в руки немцев знамя 30-й батареи, скорее всего его уничтожили последние защитники батареи, правда ходит легенда, что знамя замуровали в стену в подземельях батареи. С другой стороны отсутствие знамени послужило причиной того, что Александер не получил посмертно Героя Советского Союза.

В самом конце войны в руки советского командования попали секретные архивы «третьего рейха». Они содержали чертежи и техническую документацию об уже известных нам орудиях-«монстрах», о неосуществленных проектах всевозможного «чудо-оружия».
Но каково же было удивление, когда среди этих бумаг были обнаружены описания и чертежи 30-й батареи, сделанные германскими инженерами. Это было подлинное исследование, включавшее расчеты на прочность артсистемы, износ стволов, анализ порохов и ряд других вопросов.
Немецкие генералы и фортификаторы неоднократно признавали, что форт «Максим Горький» являлся «подлинным шедевром инженерного искусства», и что именно форт «Максим Горький» «в силу своих исключительных качеств смог отсрочить падение Севастополя более чем на полгода». На стенах погибшей в неравном бою батареи вражеские солдаты написали
«самая сильная крепость мира».

Во время войны фортификационные сооружения батареи серьезных повреждений не получили. Были выведены из строя только башенные установки, внутреннее механическое оборудование батареи и приборы управления стрельбой.
При восстановлении 30-й батареи в послевоенный период, было решено максимально использовать сохранившиеся объекты.
Башни взяли с балтийского линкора «Фрунзе» (бывший «Полтава») и модернизировали. Теперь батарея насчитывала уже не 4, а 6 орудий МБ-3-12-ФМ калибром 305 миллиметров. На командном пункте установили самую совершенную для того времени систему управления стрельбой «Берег» с радиолокационной станцией и теплопеленгаторами. Согласно спецификации, батарея была способна выдержать 10-часовую химическую атаку, или бомбардировку 2000-килограммовыми фугасами, или воздушный ядерный взрыв.

Башни стали трёхорудийные. Для перевооружения батареи были использованы: башня 1 два орудия с линкора «Марат» и одно с форта «Красная горка», стволы башни 2 представляют три линкора: «Петропавловск», «Гангут» и «Императрица Екатерина Великая» калибра 305 мм.
До середины 1990-х в составе 778-го артиллерийского, а затем 51-го ракетного и 632-го ракетно-артиллерийских полков дивизион обеспечивал береговую оборону Главной базы Черноморского флота. Последний раз батарея стреляла в 1958 году. Снимали фильм «Море в огне». Орудия развернули в сторону Мекензиевых гор. В результате во многих домах близлежащих сел вылетели стекла, у некоторых домов даже сорвало крыши.

В 1997 личный состав 30-ки был переведен на Кавказское побережье, а фортификационные сооружения передали взводу консервации. Однако в течении 72 часов батарея может быть приведена в боевую готовность.
https://ships-not-tans.ru/istorichesie-zarisovi-oborona-sevastopolya-fort-masim-gorij-1/

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2 У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2 У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2 У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2 У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2 У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2 У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2 У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2 У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2 У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ. ФОРТ МАКСИМ ГОРЬКИЙ-1. Часть 2 У немецкого командования 30-я батарея получила название форт «Максим Горький I» (под вторым номером шла батарея 35). Именно боевыми качествами

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *