О ГОТАХ

О ГОТАХ Все сейчас знают о готах. Кто-то помнит, что это были такие племена давно, они еще Рим с вандалами порушили, кто-то, при слове готы, вспоминает накрашенных черным макияжем

Все сейчас знают о готах. Кто-то помнит, что это «были такие племена давно, они еще Рим с вандалами порушили», кто-то, при слове «готы», вспоминает накрашенных черным макияжем малолеток…Дело каждого). Итак, готы. Представляю вам отрывок из произведения Елены Хаецкой о готах. Это не реклама, не пиар.Эта девушка написала множество прекрасных книг «фэнтези», но, при этом она изучат историю готов. И, именно из ее произведений, я узнал, что у готов была своя «Библия», переведенная на их язык.
Даю цитату из Вики:
«По утверждению древних церковных историков, исходящему в основном из косвенных обстоятельств, Библию перевёл именно Ульфила. Согласно историку Филосторгию, Вульфила был потомком пленников, взятых во время набега готов на Каппадокию (ныне часть восточной Турции). Он родился около 311 года нашей эры, а спустя примерно 30 лет был посвящён в духовный сан Евсевием Никомидийским и обучен миссионерской работе среди готов».
«Он терпеливо перевёл с греческого языка на готский всю Библию, за исключением 3 и 4 книг Царств, рассказывает историк Уилл Дюрант, чтобы наставлять новообращённых и приумножать их число» («Эпоха веры», англ.). На сегодняшний день от рукописей Готской Библии уцелел лишь фрагмент книги Неемии и части Нового Завета.
Письменного готского языка не было. Поэтому Вульфила столкнулся при переводе с трудностью, потребовавшей от него исключительной изобретательности. Древние церковные историки приписывают Вульфиле создание готского алфавита, состоящего из 27 знаков и основанного главным образом на греческом и латинском алфавитах. Кроме того, в «Новой британской энциклопедии» (англ.) отмечается, что «он изобрёл в общегерманском языке христианскую терминологию, которая частично всё ещё употребляется».
Слава тем, кто прочитал!)))
Так вот, Елена с единомышленниками начала воссоздавать мертвый готский язык. По принципу старого советского учебника. «Ай эм Анатолий. Вис ис май фемели. Вис ис май фазе, грендфазе. Ай лайк май парентс»))) И, из этого учебника, получилась прекрасная книга о жизни готов.В ней ведется речь от имени 7-8-летнего пацана, который живет в воинской деревне и рассказывает свое видение мира.
Итак…( Винитар это бывший воин, ставший попом, Агигульф это дядя пацана, Валамир корефан этого дяди, Марда рабыня — вся эта гопа пошла к годье (попу) чтобы выяснить, как забор вокруг села строить)))
…»За Валамиром дядя Агигульф поднялся, следом за дядей Агигульфом и мы с Мардой. Марда кувшин несла и сыры.
Когда мы к годье Винитару вошли, он на лавке сидел и рубаху штопал. Дома у Винитара скудно. Вся красота, какая есть даже книга все в храме. Винитару того хватает.
Валамир руку протянул и Марду за шиворот взял. Марда вперед вышла и подала годье дары пиво и сыр. Вид у нее сразу стал испуганный и дурковатый, хотя на самом деле Марда большая охотница повеселиться, под стать хозяину своему.
Винитар про дары строго сказал, что по закону Бога Единого сейчас нельзя ему такое вкушать. Рассердится Бог Единый.
Дядя Агигульф, чтобы Винитару приятное сделать, сказал, что Бог Единый ничего не узнает. А ежели у него, Агигульфа, спросит Бог Единый как, мол, поедал Винитар сыры или не поедал то пусть годья Винитар не сомневается: он, дядя Агигульф, ни словечком о том не обмолвится. Мол, когда Вотан что-то запрещает делать, то они с Валамиром так и поступают. И все всегда обходится.
Годья Винитар спорить не стал; просто сказал «Нет» и добавил еще, что три седмицы ему осталось такого житья. Я про это знаю, потому что у нас Тарасмунд следит, чтобы все соблюдалось по правилам. Дядя Агигульф иногда нас с Гизульфом подкармливает то мясом, то сыром. Мы хоть и боимся, что отец узнает и Богу Единому расскажет, а все равно берем.
Через три седмицы наступит великий праздник Пасха. Во время Пасхи воскресает добрый Сын Бога Единого и разрешает нам пировать. А когда праздновать Пасху то годья знает. Но это всегда бывает незадолго до начала сева.
Я люблю Пасху, потому что мать наша Гизела всегда вкусно готовит для пира. Она говорит, что добрый Сын радуется, когда мы сытно едим.
Во время Пасхи мы выходим из храма и многие ищут, нет ли поблизости Сына. Если он приходит на землю, то мог бы и к нам прийти. Но еще ни разу на моей памяти никто его не находил.
Годья Винитар нам обрадовался, когда мы пришли. Рубаху надел, достал горшок с просяной кашей. И сели мы за стол. Дядя Агигульф с Валамиром сами все пиво выпили за разговором.
Валамир, чтобы годье сделать приятное, велел Марде рубашку винитарову заштопать.
Винитар рубаху снял и Марде отдал. Марда за дело принялась. Валамир ей тоже пива налил, чтобы от обиды не плакала.
Я смотрел на годью Винитара, пока он без рубашки сидел. Хоть и стар годья годами, а все же на диво могуч и ладно сложен. Я думаю, он мне двумя пальцами шею переломить может.
Дядя Агигульф и Валамир решили у годьи все повыспросить про тын и для того издалека речь завели. Поговорили о том, о сем. О севе предстоящем. О том, что из бурга слышно.
Валамир про злокозненность герулов сказал. Мол, усилили злокозненность герулы.
Дядя Агигульф подтвердил. И до него подобное доходило.
Стало быть, продолжал Валамир, искусно разговор к нужному руслу подводя, так ли, иначе ли, а тын возводить придется.
Опять-таки, и гепиды злокозненность усилили, заметил дядя Агигульф.
А Валамир подтвердил. Слышал он, Валамир, что в старом селе, откуда Хродомер с Рагнарисом вышли, тын подправляют.
Марда, хозяину приятное сделать желая, тоже вякнула: мол, слыхала она, Марда Но Валамир ей молчать велел.
Дядя Агигульф заметил, что старейшины в селе исполнены мудрости. И столь велика мудрость одного и мудрость другого, что не вместиться им в одном селе. Одна мудрость велит ставить тын на холме, где курган Алариха. Другая же мудрость, с первой несовместная, велит в ином месте тын ставить на хродомеровом подворье.
А вот говорят по селу, подхватил Валамир, что еще большая мудрость в книге у годьи Винитара заключена. (И с тем большой глоток пива отпил волновался Валамир). Будто толкует та книга о тынах с таким знанием дела и с такой мудростью, что превосходят они знание и мудрость обоих старейшин.
Годья Винитар слушал, кашу просяную ел и помалкивал. Меня он тоже кашей угостил. Я при годье не решался сыра попробовать.
И сказал наконец годья Винитар, что есть в его книге история про тын. И продолжал кашу есть и молчать. А сам слушает: что еще Агигульф с Валамиром скажут
Дядя Агигульф решился наконец и попросил годью Винитара историю про тын еще раз рассказать.
Годья Винитар охотно историю про Нехемью повел. Только не по книге пел, а на память. Он любит, когда к нему приходят и что-нибудь спрашивают из книги.
Дядя Агигульф и Валамир слушали годью, рот приоткрыв. Так внимательно слушали, что про пиво позабыли. И Марда иголку опустила, руки сложила слушала. Я глядел на них, как они рядком сидят и с годьи глаз не сводят, и понял вдруг, что имел в виду годья Винитар, когда говорил, будто у Бога Единого не будет ни раба, ни свободного. Ничем сейчас воины Агигульф с Валамиром с замарашкой Мардой не разнились.
А когда годья историю закончил, они словно проснулись ото сна. Поблагодарили. Посидели, пиво допили. Поговорили о разном. Марда штопку закончила. Я вторую миску каши выхлебал.
Дядя Агигульф спросил у годьи, трудно ли в книге разбирать песнь. Годья вздохнул и признался, что науку воинскую куда легче одолеть было.
И опять годья Винитар понял, что дядя Агигульф куда-то клонит. И стал ждать что еще его спросят
Тогда Валамир речь завел о том сражении, где наши готы ревом рогов и криками воинскими обрушили вражеский тын. (Об этом рассказе винитаровом тоже все село толковало.) Каков тын тот был Не был ли хлипким Как, на его взгляд, достоин ли враг был тогда у готов, либо же труслив и слабосилен
Годья Винитар отвечал, что крепок был тын и враг был силен.
Валамир спросил тогда а что, шрам, который у годьи на лбу, был в том сражении получен
Годья ухмыльнулся и от ответа ушел. Сказал вместо этого, что хотел бы видеть Валамира с Агигульфом коли их так Бог Единый занимает в храме, в числе верных. Валамир с Агигульфом тоже ловко увильнули от прямого ответа и начали с годьей прощаться. Дела у них были срочные в другом месте.
А у Марды там дела, где дела у Валамира.
И вышли мы от годьи Винитара. Сперва шли молча, а после дядя Агигульф сказал:
— Правду говорит дедушка Рагнарис. Был Винитар отличный воин и посейчас воинскую науку хорошо понимает. Обидно, что жреческим делом заняться решил.
А Валамир сказал, что с одной просяной каши много не навоюешь. Ослаб духом Винитар, на пустой каше сидя. Мяса воину требуется, желательно сырого. И Марду по заду хлопнул. А Марда глупо захихикала.»
Спасибо всем, кто прочитал)
Отрывок сперт из прекрасной книги Елены Хаецкой «Атаульф»)

О ГОТАХ Все сейчас знают о готах. Кто-то помнит, что это были такие племена давно, они еще Рим с вандалами порушили, кто-то, при слове готы, вспоминает накрашенных черным макияжем

О ГОТАХ Все сейчас знают о готах. Кто-то помнит, что это были такие племена давно, они еще Рим с вандалами порушили, кто-то, при слове готы, вспоминает накрашенных черным макияжем

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *