ХУЛИАН РОМЕРО: ИСПАНСКАЯ ЯРОСТЬ. Часть 1

ХУЛИАН РОМЕРО: ИСПАНСКАЯ ЯРОСТЬ. Часть 1 У испанской пехоты, особенно в зените её славы, всегда была смешанная репутация. С одной стороны, никто не мог отрицать её высочайшей эффективности в бою

У испанской пехоты, особенно в зените её славы, всегда была смешанная репутация. С одной стороны, никто не мог отрицать её высочайшей эффективности в бою победа следовала за победой ещё со времён «Великого Капитана» де Кордова, фактически создавшего терции. Причины успехов не были секретом: железная дисциплина на поле брани и высочайший боевой дух. С другой стороны, восхищаясь храбростью и выучкой испанских пехотинцев, европейцы не переставали поражаться их жестокости к противнику зачастую совершенно неоправданной.
Эта черта появилась, вероятно, в ходе Реконкисты: семь веков сражений с мусульманами на своей земле не прошли даром, и испанцы волей-неволей переняли некоторые их обычаи. К тому же, противниками глубоко религиозных испанцев редко становились их единоверцы-католики. Чего только стоит история взятия Лиссабона в 1580 году, когда герцогу Альба пришлось при помощи конницы защищать город от собственных солдат. В терциях, ко всему прочему, весьма нерегулярно платили, и люди были сильно заинтересованы в захвате трофеев.
Дуализм образа ренессансного испанского солдата прекрасно демонстрирует пример Хулиана Ромеро де Ибаррола. Более того, именно он во многом и сформировал такое неоднозначное представление, укрепившееся в истории.
Этот человек начал военную карьеру простым солдатом, а закончил в чине maestre de campo генерал-капитана, командующего Сицилийской терцией, с рыцарскими титулами от королей двух стран, заодно вписав своё имя в историю ярким эпизодом дуэли, прогремевшей на всю Европу.
Одни говорят о Хулиане как о лучшем солдате Испании, другие как о самом жутком цепном псе герцога Альба. Герой множества войн или антигерой одной из них Оба мнения обоснованы достоверными фактами, но если уж сам Эль Греко написал портрет простого вояки, то речь идет о человеке крайне неординарном, в ярком жизненном пути которого определенно стоит разобраться.
Первые шаги в строю
Наличие у нашего героя традиционной для испанской аристократии двойной фамилии с приставкой «де» на самом деле ничего не значит. В Испании, наряду с Польшей, был самый высокий процент дворян среди стран Европы. Так вышло по итогам Реконкисты, когда титулы раздавались не глядя, за любые заслуги (вплоть до знаменитого «коллективного дворянства» басков), вот только земли к ним не прилагались.
Результатом стали десятки тысяч бедных людей, имеющих право гордо именовать себя идальго. Этот факт сильно подстёгивал испанские завоевания: обидно иметь титул и при этом вести жизнь простого фермера, ремесленника или торговца. Рассказы иностранцев об Испании «золотого века» изобилуют удивлёнными описаниями людей, которые днём трудятся в мастерской, а вечерами, надев шляпу и взяв эспаду, гордо дефилируют по Мадриду.
Хулиан, формально имевший благородное происхождение, в действительности им похвастать не мог семья его была откровенно бедной. Будущий герой родился в 1518 году, точной даты документы не сохранили. Место рождения крошечный городок Уэламо, что в Кастилья-Ла-Манча: земляк дону Кихоту и толедским клинкам.
Перспектив в родных пенатах у Хулиана не было никаких. В Конкисте участия он не принимал. В итоге Хулиан Ромеро избрал естественный для людей подобной судьбы путь: едва исполнилось 15 лет, как он записался в солдаты по крайней мере, там платили жалование. Пошел Ромеро в обычную пехоту: долгие годы будущий рыцарь Ордена Сантьяго месил сапогами грязь с пикой и аркебузой на плече. Изначально, впрочем, ему выдали барабан.
Вскоре наступил год 1535 от рождества Христова, и терции Карла V отправились завоёвывать Тунис; отправился в Африку и молодой Хулиан. Война эта для Испании сложилась не слишком удачно. Армия, составленная из коалиции Габсбургов, Португалии, Генуэзской республики, а также сил Папы Римского и Мальтийского ордена, сумела взять Голетту крупный порт на побережье и даже надолго закрепиться там, но дальше «Африканская Конкиста» пока не пошла.
Хулиана Ромеро, получившего боевое крещение, перевели из Африки в Италию. Будущий полководец на итальянских землях ничем особым не отметился, но около 9 лет спустя в его судьбе случится крутой поворот.
Свой среди чужих
Ромеро поучаствовал в осаде Сен-Дезье (северо-восток современной Франции) и должен был вернуться на родину на корабле, отошедшем от берегов Испанских Нидерландов. По пути судну пришлось пристать к английскому берегу. В 1544 году Хулиан Ромеро оказался в Дувре, откуда направился в Плимут. Там испанские солдаты получили предложение от английской короны: послужить в качестве наёмников Генриху VIII.
Испанцы служили наемными солдатами в Италии и у госпитальеров, под началом португальцев и даже в России. До времён Непобедимой Армады и вражды с Англией Испании было ещё довольно далеко: пока Генрих VIII Тюдор и Карл V Габсбург (для испанцев Карлос I) являлись союзниками. Объединяла их вражда с Францией: всё ещё продолжались Итальянские войны, династии Габсбургов и Валуа боролись за гегемонию в Европе. Интерес Генриха VIII был понятен Франция уже не первый век как поддерживала враждебных Англии шотландцев.
Англия была уже близка к статусу Владычицы Морей, но хорошей пехоты не имела, поэтому она активно набирала наемников. Первоначально Генрих послал испанцев воевать на шотландский фронтир. Воевал Ромеро удачно и быстро выслужился до капитана. Вскоре, в 1546 году, английский монарх (лично обративший внимание на Ромеро) отправил наёмников воевать во Францию, против Франциска I, «рыцаря-короля», заклятого врага Испании. На французской земле и случился крайне любопытный эпизод, принесший Ромеро большую славу.
Дуэль
Предательство нередкая вещь на войне, и даже испанские солдаты, при всех своих моральных качествах, исключением не были. Наемный капитан по фамилии де Мора неожиданно переметнулся к французам. Ромеро публично осудил этот поступок как порочащий честь профессиональных солдат. Де Мора обвинил Ромеро в предательстве веры, поскольку Франциск I являлся хоть и врагом Испании, но также и католиком, а отношения Генриха VIII с Ватиканом с точки зрения верующего человека были неподобающими англичанин выглядел как откровенный еретик, порвавший с Папой. Такое обвинение было для религиозного Ромеро, пожалуй, самым страшным оскорблением.
Патриотизм вошёл в противоречие с религией. Ситуация сложилась серьёзная, поскольку и Ромеро, и де Мора пользовались высоким авторитетом в войсках. Разрешение конфликта могло определить, кому в итоге станет служить весь испанский контингент. Была назначена дуэль, которая состоялась в Фонтенбло в присутствии короля Франции, английских послов и множества первых людей Европы.
Событие обрело известность ещё и потому, что де Мора (человек статусом много выше Хулиана настоящий, а не номинальный испанский дворянин), требовал поединка по старым рыцарским правилам. Такие поединки на коне, в броне, с герольдами, специальным ристалищем были уже редкостью.
В действиях де Мора, считавшего себя истинным кабальеро, были и сугубо практические соображения. В отличие от своего противника, всю жизнь служившего в пехоте, он был прекрасно обучен бою верхом. Поскольку вызов поступил со стороны Ромеро, его противник не преминул выбрать заведомо выигрышные для себя условия схватки.
Стремления нечестным путём убить Ромеро у де Мора не было: он рассчитывал, что Хулиан просто откажется от поединка, и на том конфликт себя исчерпает. Однако перебежчик недооценил характер капитана Ромеро не побоялся драться на любых условиях.
Источники несколько расходятся в описании вооружения соперников. Сражались, как уже было сказано, верхом и в тяжёлой броне. Не совсем понятно, использовались ли в конной сшибке копья или эстоки, но ее Ромеро предсказуемо проиграл, выпав из седла и потеряв основное оружие, и лишь по счастливой случайности остался в живых.
Противник предлагал Ромеро сдаться, но Хулиан, пеший, с рапирой и кинжалом в руках, долго уклонялся от атак де Мора, прячась за лежащим на ристалище конем. Де Мора, в свою очередь, убивать Ромеро не спешил, рассчитывая, что дуэль будет остановлена. Однако всё вышло не так: Хулиан Ромеро умудрился заколоть лошадь соперника рапирой, как матадор убивает быка, а когда Моро спешился обезоружил его, используя кинжал, и принудил сдаться.
Оба короля остались в полном восторге от столь невероятного поворота событий: Ромеро получил награды как от Генриха, так и от Франциска. Правитель Англии даже произвёл его в рыцари и назначил пожизненное содержание (правда, когда отношения Англии и Испании испортились, платить его перестали). Англичанам Хулиан прослужил недолго: такой человек был нужен Испании.
«Во славу Бога и короля Кастилии»
Ромеро получил новый чин и новую должность, после чего отправился воевать на полях Франции, Фландрии, затем и против турок. Воевал всё лучше и лучше, но, сражаясь против французов при Сен-Кантене в 1557 году, был ранен пулей в ногу. Дело окончилось ампутацией. На пенсию или на штабную работу Ромеро не пошел, а был исполнен решимости продолжать командование непосредственно на поле боя.
За такую доблесть король Испании Филипп II произвёл Хулиана в рыцари Сантьяго Великого военного ордена Меча святого Иакова Компостельского. Большей почести для военного в Испании не существовало: этот орден был чем-то вроде французского Почётного Легиона. Так Хулиан Ромеро повторно стал рыцарем.
Затем, в 1565 году, случилось ещё одно важное событие: Великая осада Мальты османами. Ромеро, как и в начале своей карьеры, на тот момент относился к итальянским войскам Габсбургов, а потому был отправлен на помощь рыцарям-иоаннитам. В сентябре того же года Сицилийская терция осталась без командира, и его место занял Хулиан Ромеро: теперь он дослужился до maestre de campo, одного из высших командных чинов испанской армии.
Кстати, Сицилийская терция существует и по сей день, насчитывая 472 года истории. Сегодня это 67-й пехотный полк «Tercio Viejo Sicilia», базирующийся в Сан-Себастьяне и активно принимающий участие в военных операциях НАТО.
Нет смысла перечислять сражения и военные кампании полностью: Ромеро прошёл через горнило всех европейских войн испанских Габсбургов тех лет. Несмотря на увечье, он на протезе продолжал лично водить терции в бой.
Пожалуй, отдельно стоит сказать только о зените полководческой славы Ромеро: битве при Йеммингене, состоявшейся в 1568 году в ходе Восьмидесятилетней войны борьбы региона, ныне именуемого Бенилюксом, за независимость от Испании. Нидерланды принадлежали Филиппу II, королю Испании, по вполне твёрдому феодальному праву: их унаследовал отец монарха, Карл V, и передал сыну вместе с испанской короной.

ХУЛИАН РОМЕРО: ИСПАНСКАЯ ЯРОСТЬ. Часть 1 У испанской пехоты, особенно в зените её славы, всегда была смешанная репутация. С одной стороны, никто не мог отрицать её высочайшей эффективности в бою

ХУЛИАН РОМЕРО: ИСПАНСКАЯ ЯРОСТЬ. Часть 1 У испанской пехоты, особенно в зените её славы, всегда была смешанная репутация. С одной стороны, никто не мог отрицать её высочайшей эффективности в бою

ХУЛИАН РОМЕРО: ИСПАНСКАЯ ЯРОСТЬ. Часть 1 У испанской пехоты, особенно в зените её славы, всегда была смешанная репутация. С одной стороны, никто не мог отрицать её высочайшей эффективности в бою

ХУЛИАН РОМЕРО: ИСПАНСКАЯ ЯРОСТЬ. Часть 1 У испанской пехоты, особенно в зените её славы, всегда была смешанная репутация. С одной стороны, никто не мог отрицать её высочайшей эффективности в бою

ХУЛИАН РОМЕРО: ИСПАНСКАЯ ЯРОСТЬ. Часть 1 У испанской пехоты, особенно в зените её славы, всегда была смешанная репутация. С одной стороны, никто не мог отрицать её высочайшей эффективности в бою

Источник

Добавить комментарий