ЭТОТ ЗАБЫТЫЙ ПЯТНАДЦАТЫЙ ГОД

ЭТОТ ЗАБЫТЫЙ ПЯТНАДЦАТЫЙ ГОД Планы сторон на 1915 год были наступательными как у немецких, так и урусских войск. Но если наши не располагали реальными силами, то германская армия такие силы

Планы сторон на 1915 год были наступательными как у немецких, так и у
русских войск. Но если наши не располагали реальными силами, то германская армия такие силы имела. Окончательное решение перенести всю тяжесть военных действий в 1915-ом году на восточный фронт германская ставка приняла в феврале. Этому способствовало несколько факторов. Во-первых, германское командование считало русскую армию более слабым противником по сравнению с западными союзниками. Во-вторых, союзник Германии — Австро-Венгрия уже обнаруживала признаки начавшегося развала. В-третьих, «восточные» командующие, Гинденбург в первую очередь, уверяли имперскую ставку о возможности быстрого разгрома России. Ведь в 1914 году эти командующие разгромили наступающие на них превосходящие русские войска, они и сейчас сделают это, тем более теперь у них будет превосходство в силах. Общей целью кампании был разгром русской армии и вывод России из войны.
Ещё в феврале русские войска потерпели два крупных поражения — в гродненской и прасныншской битвах. Начавшееся было успешное русское наступление в Карпатах было остановлено Южной германской армией Линзингена. На австро-венгерском участке действовали крупные германские силы.
Реальные события развернулись совсем не так гладко, как планировалось . Первую попытку уничтожить русскую армию немцы предприняли в апреле. С французского фронта было снято и переведено на восток 14 полнокровных дивизий. Все они были сосредоточены на южном фланге выдвинувшихся в Польшу русских армий, против Юго-Западного фронта, и были сведены во вновь образованную XI армию Макензена. 19 апреля эта армия перешла в наступление у Горлицы, против 3-ей русской армии Радко Дмитриева, удар под основание «польского выступа». Немцам удалось добиться тройного превосходства в пехоте и пятикратного в артиллерии. Радко Дмитриев был связан приказом главной русской ставки «ни шагу назад». Уже совершенно разгромленным русским войскам всё же пришлось отойти, при этом Дмитриев нарушил приказ ставки. Русская армия отошла за реку Сан и закрепилась на его правом берегу.
Германский генеральный штаб, видя сложившуюся благоприятную обстановку, решил, что пришло самое время для осуществления двойного охвата. Но удары не были направлены в глубокий тыл всех русских армий, клещи должны были сомкнуться в районе Люблина. Это было сделано по настоянию Гинденбурга. Известный исследователь первой мировой войны Керсновский А. А, видел в этом большую ошибку.
Первые попытки прорвать русский фронт были предприняты с юга Макензеном 12 июня. 30 июня XII германская армия Гальвица перешла в наступление на северном фланге, на Нареве. VIII германская армия Шольца наносила вспомогательный удар на Ломжу. 6 июля русские армии начали отход за Вислу, а 9 июля Макензен нанёс с юга встречный удар — началось осуществление германского плана двойного охвата. 17 июля русские войска эвакуировали Люблин, 23 июля — Варшаву. Но русским армиям удалось выйти из предполагаемого мешка. (Ситуация совершенно невозможная через двадцать шесть лет, в «войне моторов».)
1 июля Фельдмаршал Гинденбург (главнокомандующий Восточным фронтом) нанёс вспомогательный удар в Курляндии Неманской армией фон Белова. Развернулось Шавельское сражение, стоившее русской армии потери всей Курляндии.
Окончательно выйти из «польского мешка» русским армиям удалось 9 августа. Войска отошли за реку Бобр. Отсутствие моторизации не давало возможности быстрого перехвата коммуникаций и обеспечивало беспрепятственный отход разбитым армиям. Железные дороги позволяли своевременно перебрасывать войска из угрожаемых районов. Танков ещё не существовало, и наступающим немцам перехватывать железные дороги не было никакой возможности.
Русская ставка приняла решение об эвакуации населения западных областей вглубь России. По дорогам, мешая продвижению войск, потянулись колонны беженцев. Начался повсеместный отход, грозивший превратиться в повсеместное бегство. 23 августа царь сместил Верховного Главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича и сам встал во главе русских войск. Но наступление германских войск продолжалось ещё целый месяц, пока, в конце концов, не выдохлось. Германское наступление весны и лета 1915-го года стоили русской армии двух с половиной миллионов человек (По утверждению А. А. Керсновского. В примечаниях к его тексту редактор утверждает о трёх миллионах восьмистах тысячах русских потерь) и двух с половиной тысяч орудий.
Ниже цитата выдающегося исследователя первой мировой, бывшего корпусного командующего генерала Зайончковского.
«…Решив обратить главный удар против Русского фронта, германское
главное командование вместе с тем признало необходимым отказаться от применения шлиффеновской идеи глубокого охвата одного из флангов Русского фронта. Фалькенгайн (на тот момент начальник германского Генштаба) резко разошелся с Гинденбургом и Людендорфом, которые требовали предоставления им еще зимой наибольших подкреплений для охвата севернее Ковно на Вильну с целью отрезать все армии русского Северо-западного фронта от внутренних областей, источников снабжения и пополнения. Гинденбургу дано было лишь 4 корпуса, при посредстве которых он мог разбить только одну 10-ю русскую армию и уничтожить всего лишь 1 русский корпус.
Едва закончилась зимняя операция по освобождению Восточной Пруссии, как Фалькенгайн переносит главный удар в Галицию и здесь организует таран Макензена для прорыва Русского фронта между Вислой и Карпатами. Здесь в период 50 дней германцы вытесняют русских из Галиции и на целый год (до Брусиловского прорыва в 1916 г.) обеспечивают боеспособность австро-венгерской армии.
После очищения Галиции от русских перед германцами открылись два направления на Русском фронте, но Фалькенгайн вновь отказывается от шлиффеновского замаха в глубь Русского фронта на Киев, а круто поворачивает на север и на северо-восток для охвата только части русских сил между pp. Висла и Буг, причем вновь сталкивается с Гинденбургом и отклоняет его предложение отрезать русских с севера от Минска и прижать их к Полесью. И уже на исходе летней кампании, когда русские армии благополучно вышли из Польши, Гинденбургу удается захватить их «на излете». Предпринимается лишенный стратегических последствий Свенцянский прорыв. Русским армиям удается выйти из «польского мешка», уклониться от охватывающего удара, остановить на меридиане Двинск Ровно вторжение германцев и принудить их к зимнему позиционному сидению.
В итоге летнего периода стратегия Фалькенгайна на востоке могла записать себе крупный актив. Сравнительно легко германская армия достигла крупных успехов, завоевав огромную территорию. Русской армии в целом был нанесен непоправимый удар, но она еще могла держаться больше года и успела окончательно добить австрийцев весной следующего года. Но вместе с тем летняя кампания 1915 г., не подвинувшая Германию ни на шаг к решению судьбы войны в благоприятном для нее смысле, обогатила главных ее врагов Великобританию и Францию передышкой и дала им материальную возможность не только выдержать в 1916 г. верденский удар, но и взять Германию измором, чего так опасалась шлиффеновская стратегия…
Стратегическая мысль русского верховного командования, насколько она проявилась в летнюю кампанию 1915 г., отличалась примитивностью и расплывчатостью. Она жила фантазией, но не конкретным содержанием. С одной стороны, перспектива операций в направлении на Берлин, но обязательно через Восточную Пруссию, с другой тяга в Венгрию, к Будапешту. Увлечение идеей вторжения в Венгрию выбивает у русского главного командования реальную почву из-под ног и лишает его чувства действительности. Оно не расстается с этим стремлением накануне ошеломляющего удара Макензена. Попав под этот удар, оно сразу теряется и противопоставляет ему нелепое желание не уступать ни шагу завоеванной территории. На самом же деле Юго-западный фронт вынужден начать непрерывное отступление со 2 мая и до сентября, причем ни разу не удается организовать умелый контрудар.
Положительным образцом является операция по выводу русских армий из Польши, обязанная до известной степени уменью Алексеева примениться к шаблонным формам германского оперативного искусства, которое выражалось в том, чтобы охватить фланги, соединив это с прорывом на фронте при участии мощной артиллерии. Но и Алексеев лишен был смелости маневра и отводил войска только под ударом противника. Русские военачальники не умели и считали конфузным прибегать к отступлению заранее, как к форме маневра для образования ударной группы на фланге… И. В конечном итоге летняя кампания 1915 г. не принесла Германии решения войны в ее пользу. Русский фронт был отодвинут дальше на восток, но с ним не было покончено. Русская армия была парализована лишь на известное время. Не имея нужных средств, чтобы предпринять окончательный удар на востоке, германское главное командование обратилось осенью 1915 г. к операции против Сербии с тем, чтобы прочнее связаться с только что примкнувшей к Центральному союзу Болгарией, прийти на помощь Турции и заставить Румынию покончить, наконец, с колебаниями…»
ххх
Германской армии в 1915 году предстояло решить конечную цель всей
войны — приобретение жизненного пространства на востоке. Вернее, ей предстояло решить первую задачу всей задуманной цели — разгромить русскую вооружённую силу. Армия Второго рейха справиться в 1915 году с этим не смогла, но создала для этого серьёзные предпосылки, выйдя на линию Западная Двина — Пинск — Дубно — Новоселицы. Русская армия потеряла важнейшие железнодорожные развязки (Вильно, Барановичи, Ковель) и уже не смогла до самого конца войны, до своего поражения, исправить ситуацию. Были утеряны Курляндия, Литва, вся Польша, Западная Белоруссия, Западная Украина (Галиция).
Интересный факт — царь Николай II, принимая командование всей русской армией, объединил все русские армии западного театра в три фронта: Северный, Северо-западный и Юго-Западный. Именно такое название получили эти направления и в 41-ом году, через двадцать шесть лет…

ЭТОТ ЗАБЫТЫЙ ПЯТНАДЦАТЫЙ ГОД Планы сторон на 1915 год были наступательными как у немецких, так и урусских войск. Но если наши не располагали реальными силами, то германская армия такие силы

ЭТОТ ЗАБЫТЫЙ ПЯТНАДЦАТЫЙ ГОД Планы сторон на 1915 год были наступательными как у немецких, так и урусских войск. Но если наши не располагали реальными силами, то германская армия такие силы

ЭТОТ ЗАБЫТЫЙ ПЯТНАДЦАТЫЙ ГОД Планы сторон на 1915 год были наступательными как у немецких, так и урусских войск. Но если наши не располагали реальными силами, то германская армия такие силы

ЭТОТ ЗАБЫТЫЙ ПЯТНАДЦАТЫЙ ГОД Планы сторон на 1915 год были наступательными как у немецких, так и урусских войск. Но если наши не располагали реальными силами, то германская армия такие силы

ЭТОТ ЗАБЫТЫЙ ПЯТНАДЦАТЫЙ ГОД Планы сторон на 1915 год были наступательными как у немецких, так и урусских войск. Но если наши не располагали реальными силами, то германская армия такие силы

ЭТОТ ЗАБЫТЫЙ ПЯТНАДЦАТЫЙ ГОД Планы сторон на 1915 год были наступательными как у немецких, так и урусских войск. Но если наши не располагали реальными силами, то германская армия такие силы

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *