ПОЛОЦК… КУКЕЙНОС… ГЕРЦИКЕ…

ПОЛОЦК... КУКЕЙНОС... ГЕРЦИКЕ... (Князья Володша, Вячка, Всеволод) Рассказывая про настоящих героев Белой Руси, в первую очередь нужно обратиться к временам, когда над нашей Землей нависла

(Князья Володша, Вячка, Всеволод)
Рассказывая про настоящих героев Белой Руси, в первую очередь нужно обратиться к временам, когда над нашей Землей нависла страшная угроза, имя которой звучало подобно дребезжанию железных доспехов — крестоносцы. Именно в те, самые первые годы противостояния армиям людей, которые бессовестно прикрывали свою жажду к грабежу и насилию именем Христа, Беларусь приобрела настоящих рыцарей, храбрых, сильных духом, благородных. И первыми в их ряду стали два князя из Полоцкой династии, родные братья Всеволод и Вячка.
Отец ратоборцев, Борис Давыдович, был родным племянником Евфросинии Полоцкой, сыном ее любимого брата Давыда. Именно Давыд совершил вместе с Евфросинией паломничество к Гробу Господню, принял последний вздох Святой в Иерусалим и первым привез известие о ее кончине в родной Полоцк. Борис Давыдович, начавший свое княжение в Друцке, позже несколько лет занимал и Полоцкий престол. Но не нравился он полочанам за то, что давал слишком много воли своей злобной супруге Святохне Казимировне. Княгиня Святохна наговорами погубила трёх лучших мужей вольного Полоцка и едва не свела сосвету юных пасынков своих, Всеволода и Вячку. Впрочем, полочане не дали княгине слишком долго издеваться над собой. Святохна погибла от народного гнева, а Борис Давыдович был единодушно лишен на вече Полоцкого правления.
Обидно, но проследить судьбу князя Бориса после того, как полочане отказали ему в своем доверии, не представляется никакой возможности. Достоверно известно лишь то, что двое старших его сыновей, Всеволод и Вячеслав (Вячка), с разрешения Полоцкого боярства остались, как и были при отце своем, князьями Двинских городов-крепостей, подчинявшихся Полоцку, — Герцики и Кукейноса. А в 1186 году в Полоцк был призван на княжение младший Борисов сын, Володша, рожденный в браке со Святохной.
Не успел Володша вокняжиться, как в Полоцк приехал немец, монах Августинского ордена Мейнард, который милостиво попросил у молодого князя разрешения проповедовать христианство (католический его вариант) в устье Двины среди язычников-ливов, которые были данниками Полоцка. Жена Володши, которая была рождена и воспитана в католической вере, ведь как и Святохна была польской княжной, горячо поддержала миссионерскую инициативу Мейнарда, и полоцкий князь дал согласие. И даже послал вслед тихому проповеднику богатые дары.
Августинец построил в деревне Икесколе кастёл. Сначала он проповедовал один, потом из Германии прибыли помощники. Удивительно, но князю Полоцкому вовсе не показалось подозрительным то, что помощники эти вскоре начали строительство усиленных замков-крепостей Икесколь и Гольм. Ему не хотелось верить, что «божьи люди» на самом деле задумывают против его подданных неладное. Но Мейнард быстро показал себя. Он обратился к Папе Римскому с просьбой объявить крестовый поход в Прибалтику, так как упрямые ливы добровольно креститься не желали.
На крови несчастных язычников выросла Рига, превратившаяся в цитадель одного из самых жестоких воинств — рыцарского монашеского Ордена Меченосцев, основанного преемником Мейнарда, епископом Альбертом. Озабоченный Володша в 1203 году по просьбе ливов, решивших сопротивляться насильственному крещению, осаждал крепость рыцарей. Защитники Икесколя, не подготовленные к обороне, предпочли откупиться от полоцкого князя. А вот под Гольмом Володша был разбит, потому что Альберт вовремя выслал туда подкрепление. Привел на помощь крестоносцам своих воинов и датский король Вальдемар II. В конце концов, рыцари заставили несчастных ливов признать своим хозяином Папу Римского. Отпраздновав это событие, орденские братья занялись всерьез славянскими городами.
Первой их жертвой в 1207 году стал город князя Вячки Кукейнос. Вячка сам отдал приказ сжечь его, так как знал, что отстоять, защитить его от врагов не сможет — силы были неравными.
Расправившись с Кукейносом, в 1209 году меченосцы нанесли удар по Герцике, где княжил брат Вячки, Всеволод. Альберт напал внезапно, организовать оборону города было уже невозможно. Всеволод успел только прыгнуть в лодку и вместе с верными людьми переправиться через Двину. Но спасение не радовало. Любимый город был полностью разграблен, с церквей сбросили колокола, вынесли иконы, осквернили святыни. Его подданных, мирных горожан, рыцари убивали и брали в плен. Самым страшным ударом для Всеволода было то, что в плен попала и княгиня, красавица-литовка Дангерута, которую он нежно любил. И он ничем не мог ей помочь. Наблюдая с другого берега Двины за гибелью города, который грабители-рыцари подожгли, князь рыдал, восклицая: «Герцике, Герцике ! Любимый город, дорогая моя вотчина ! Довелось увидеть мне, несчастному, сожжение моего города и погибель людей моих !»
Поражённый Всеволод решил отдать себя в руки меченосцев, чтобы ценой своей жизни освободить любимую жену, и возможно, других пленных. И он поспешил в Ригу.
Триумфуя, Альберт заставил своего противника выпить до дна чашку стыда и унижения. Сначала меченосцы требовали, чтобы князь назвал епископа своим отцом, а рыцарей Ордена — братьями. Впоследствии он должен был обещать, что передаст навечно в дар ордену свое княжество, согласившись только на роль наместника. Альберт надеялся также, что Всеволод будет шпионить за русскими князьями и вождями Литвы , племени, которое соседствовало с полочанами. Всеволод согласился на все условия и подписал подготовленные крестоносцами грамоты. Жену ему вернули.
Однако князь не думал так просто покоряться. Он собрал вокруг себя уцелевших подданных, отстроил заново Герцику, укрепил городские стены и обратился к брату, Володше Полоцкому, чтобы вместе с ним поднять мечи против ненавистного Альберта.
Но Володшей в это время владели совсем другие мысли. Жена-католичка уговаривала его не искать войны с могучими меченосцами, а лучше попытаться примириться с ними. В 1213 году Владимир договорился с рижским епископом о встрече в Герцике, и Всеволод вынужден был, скрывая свои истинные чувства, принимать их у себя. В результате переговоров полоцкий князь подписал грамоту, согласно которой уступал Альберту всю Ливонию. Крестоносцы же обещали Полоцкому правителю союзничество против литовцев и свободное плавание по Двине.
Разочаровавшись в брате, Всеволод сразу же после его отъезда поспешил договориться с литовцами, среди которых был и отец Дангеруты, князь Утень. Литовцы поддержали решение Всеволода бороться с меченосцами до конца.
Когда в 1214 году рыцари Альберта, которых он уже поселил в Кукейносе, узнали об этом, они сначала стали настойчиво требовать от Всеволода предстать пред глазами епископа в Риге и дать ответ, а потом напали на его город. Всеволода в это время в Герцике не было. В окрестностях города крестоносцы поймали местного жителя и заставили его, заговорив со стражем, заверить его, что это возвращается домой компания горожан. Так рыцари попали за крепостные валы. Они всласть насладились, грабя горожан, но дальше в своей мести не пошли, думая, что их набег образумит Всеволода.
Впрочем, уже в самое ближайшее время стало понятно, что князь Герцики не испугался и вовсе не собирается с повинной ехать в Ригу. Тогда рыцари снова собрались в поход на Герцике. Узнав об этом, Всеволод позвал на помощь литовцев, но те опоздали. Меченосцы вторглись в город и отдали его огню. Союзники Всеволода попытались вступить в бой с рыцарями, когда те уже возвращались домой с расправы с непокорным князем. Однако меченосцы, видя превосходство противника, от схватки уклонились.
Всеволод и Дангерута сумели спастись от мечей орденских братьев. Они были вынуждены просить пристанище за пределами Полоцкого княжества. Еще десять лет, продолжая именовать себя князем Герцики, Всеволод искал возможности вернуть свое княжение. Только в 1224 году он понял, что все его попытки напрасны, и согласился на предложенный ему рыцарем Конрадом фон Меендорфом компромисс: передал этому меченосцу половину княжества Герцика в качестве лена. После этого, получив моральную и денежную поддержку Конрада, направился на поклон к папскому легату, где добился «прощения.» Рыцари настояли, чтобы Всеволод отдал свою единственную дочь Еву замуж за одного из них, и после смерти князя завладели его княжеством уже по закону наследственности.
А что же Володша Полоцкий Ему не довелось дожить до этих времён. В 1216 году в Полоцк прибыли эсты, которые предложили князю, который после падения Герцики был растерян и не знал, как дальше ему жить в мире с Альбертом, стать их союзником в борьбе, выступить со своим войском на Ригу. Когда полоцкие рати, гремя оружием, покидали город, Володша направил своего коня к боевой ладье, одной из тех, на которых предполагалось переправить ратников к Риге. Но внезапно остановился, зашатался и упал на землю. Подбежавшие к нему дружинники поняли, что князь мертв. Его отравили союзники крестоносцев. Поход на Ригу в самый последний момент был сорван.
Немцам Альберта и датчанам короля Вальдемара силой оружия удалось добиться от эстов согласия креститься. Но грабежи и разбои меченосцев на эстонской земле не прекращались. И в 1222 году вспыхнуло восстание против захватчиков. Эсты просили помощи у восточнославянских князей. И помощь эта приходила. Но силы все равно не были равными, ведь крестоносцы имели сильные крепости.
Только Юрьев мог еще противостоять железному рыцарству. Юрьев построен в 1030 году на землях эстов сыном Рогнеды Ярославом Мудрым. Сначала крепость и город возникший вокруг нее, принадлежали киевскому княжеству, но потом перешли во владение Великого Новгорода. Теперь новгородский князь должен был решить судьбу Юрьева. Князем Новгорода был в эти страшные времена приглашен сюда на службу Вячка Кукейноский. Он не только направился с дружиной защищать Юрьев, но и принял на себя руководство восстанием.
Множество рыцарей нашли свою смерть от его руки. Крестоносцы поклялись «своей честью,» что скоро от Юрьева не останется камня на камне. Но Юрьев пал последним. Защитники его, а вместе с ними и князь Вячка, все до единого приняли смерть в бою.
На фото: памятник князю Вячке и эстонском старейшине Меэлису в Тарту.
Ирина МАСЛЕНИЦЫНА, Николай БОГОДЯЖ.

ПОЛОЦК... КУКЕЙНОС... ГЕРЦИКЕ... (Князья Володша, Вячка, Всеволод) Рассказывая про настоящих героев Белой Руси, в первую очередь нужно обратиться к временам, когда над нашей Землей нависла

ПОЛОЦК... КУКЕЙНОС... ГЕРЦИКЕ... (Князья Володша, Вячка, Всеволод) Рассказывая про настоящих героев Белой Руси, в первую очередь нужно обратиться к временам, когда над нашей Землей нависла

ПОЛОЦК... КУКЕЙНОС... ГЕРЦИКЕ... (Князья Володша, Вячка, Всеволод) Рассказывая про настоящих героев Белой Руси, в первую очередь нужно обратиться к временам, когда над нашей Землей нависла

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *