История одного великана На фото второй справа.

История одного великана На фото второй справа. Суншев (Суюнчев) Тенгиз Казиевич, балкарский таубий (князь). По посемейному списку Безенгиевского общества 1886 года, ему 57 лет, имел сыновей:

Суншев (Суюнчев) Тенгиз Казиевич, балкарский таубий (князь). По посемейному списку Безенгиевского общества 1886 года, ему 57 лет, имел сыновей: Кубадий 22 года, Кумук 2 года 6 месяцев, Далхат 6 лет 6 месяцев (Маштай родился позднее в 1896 году).
Далее из книги К.А. Чхеидзе:
«Среди прибывших безенгиевцев находился также старшина этого селения по имени Далгат. Он приходился средним сыном знаменитому Тенгизу тому Тенгизу, который был самым уважаемым человеком во всех ущельях и встреча с которым оставила во мне неизгладимое впечатление на всю жизнь Скажу больше: ни до того, ни после того я не встречал человека, которого поставил бы не говорю выше Тенгиза, о нет, конечно же нет, но рядом с Тенгизом. А пришлось мне встречать многих и многих: ученых, великих князей, полководцев, писателей и других людей, которых иногда называют великими. Пусть называют».
«Он был таубием. Ему было шестьдесят с лишним лет, когда произошло покорение Кавказа. Знаменитый Шамиль при нем начал свою жизнь и карьеру и при нем и закончил. Тенгиз вспоминал о Шамиле, как о небольшом эпизоде своей долгой и богатой событиями жизни. За время его жизни произошли войны, начиная с наполеоновских и кончая мировой войной 1914 года. Правда, он очень смутно представлял себе, что такое Франция Или что такое Россия О России он знал, что это самая большая страна на свете, что она управляется Белым Царем и часто воюет с Турцией. Эти войны причиняли ему беспокойство, так как он желал добра обеим сторонам».
«Кем был Тенгиз По рождению он был таубием. По религии мусульманином. По роду занятий горцем. Что такое быть по роду занятий горцем О, это очень сложная вещь Горец должен уметь все делать, и при этом делать хорошо. Горец должен уметь ставить дома. В горах нет разделения труда и потому каждый должен уметь до некоторой степени обращаться с камнем и глиной (дома ставят из камня, глины и дерева)».
«Без сомнения, Тенгиз был настоящим горцем. Он в совершенстве владел способами землепашества, скотоводства и коневодства. Но сверх этого Тенгиз был еще охотником».
«Как же проходил его день Ранним утром, за час до восхода, он поднимался с постели брал с собой коврик и кумган с холодной водой из протекавшего через их двор источника, и выходил к восточной стене дома. В ожидании солнца он совершал утренний намаз, так что призыв муллы к молитве заставал его склоненным перед той страной света, где находится могила Пророка и откуда восходит солнце. Помолившись, он шел величественно и медленно в противоположный угол двора, где находились конюшни.
Тенгиз направлялся в отделение своего верного старого Ак-кая (Белая скала), так же как и он молчаливо и смиренно, ожидавшего Азраила ангела смерти. Постояв немного с Ак-каем, он выводил его за изгородь и там пускал на волю».
«А Тенгиз возвращался в дом, где его ожидал уже ченак только что сдоенного парного молока с испеченным к его приходу вкусным лакумом (хлеб). В промежутке между утренним завтраком и полднем, если была хорошая погода, Тенгиз сидел на завалинке, около мечети, в обществе других стариков. Лучи солнца согревали остывшую кровь седобородых горцев, оживляли память, располагали к неторопливым беседам о делах старины».
«Велик, благостен и мудр Господь, закрывший его усталые глаза в лето, предшествовавшее революции. Он не видел, как братская кровь обагрила белоснежные вершины, перед которыми он молился всю свою жизнь. Он не поколебался в своей вере, он не застал разврата, который распространился в горах. Да будет вечна память тому невозвратимому доброму, что было в минувшее время И да не изгладится память о людях, подобных Тенгизу»
https://vk.com/К.А. Чхеидзе. «Страна Прометея». Нальчик, 2004

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *