КАК ИДЕИ ГИТЛЕРА ПРОНИКЛИ В ПЕРСИЮ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

КАК ИДЕИ ГИТЛЕРА ПРОНИКЛИ В ПЕРСИЮ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ В 1936 году Адольф Гитлер отправил свою фотографию в дар Резе Пехлеви, «шахиншаху Ирана с наилучшими пожеланиями», а 20 марта 1938 года

В 1936 году Адольф Гитлер отправил свою фотографию в дар Резе Пехлеви, «шахиншаху Ирана с наилучшими пожеланиями», а 20 марта 1938 года поздравительную телеграмму по случаю Ноуруза. Подобные шаги, весьма формальные для современного политического мира, имели гораздо большее значение. Германия стремилась нарастить свое влияние в регионе именно за счет связей с Реза-шахом, а Иран в лице Германии пытался найти мощного союзника в Европе, при этом не допуская расширения сотрудничества с «вечно заинтересованными» Британией или СССР…
…Во второй половине XIX века правители из династии Каджаров стремились расширить дипломатические и торговые отношения с Германией. Основной целью иранского правительства было привлечение к сотрудничеству политических советников и военных инструкторов, при этом шах Насир ад-дин планировал поставить именно немецкого подданного во главе предполагаемой административной реформы.
Отто фон Бисмарк отказал правителю «Железный канцлер» не захотел отправлять никого из действующих служащих в Иран, однако два отставных генерала отправились туда по частной инициативе.
Если на первом этапе сотрудничество между двумя государствами происходило по большей части в военной сфере, то с начала ХХ века Германия включилась в ряд инфраструктурных проектов в Иране.
В 1905 году компания HAPAG открыла свое морское сообщение в Персидском заливе старт был успешным, поэтому немецкому правительству были обещаны новые концессии. Одной из них стала просьба о создании банка (к тому моменту в Иране существовали два банка, один британский, второй российский). Реализовывать идею должен был Немецкий восточный банк. Инициатива долгое время держалась в секрете, а банк даже успел отправить своих сотрудников для оценки положения в Иране. Усилия не привели к результату: Россия и Британия возмутились, когда узнали об этой инициативе, а сами немецкие сотрудники были удручены текущим положением вещей в стране.
После поражения Германии в Первой мировой войне ни о каком сотрудничестве между двумя странами не могло идти и речи. Лишь с 1926 года отношения начали восстанавливаться. Хотя правительство Советской России и денонсировало англо-российское соглашение о разделе сфер влияния в Иране, ни о каком уходе из региона не могло быть и речи. Британия, потеряв мощного партнера (или противника) в лице России иногда подумывала о полном доминировании в стране.
В таких условиях министр двора Абд ал-Хусейн Теймурташ, ответственный за внешнюю политику в правительстве Реза-шаха посчитал, что именно Германия подходит на роль «третьей силы» не имея давних интересов в Иране, она способна на наиболее плодотворное сотрудничество.
Отношения вновь продолжились в финансовой сфере немцы напрямую участвовали в создании «Национального банка Ирана» (Bān-e melli-ye Irān), а в сентябре 1928 года Курт Линденблатт стал его главой, а также одним из важных игроков в программе индустриализации Ирана. Апогеем нового витка развития отношений между двумя странами стало подписание договора о дружбе и сотрудничестве в 1929 году.
Конец 20-х был пиком экономических отношений между двумя странами, однако Великая депрессия 1929 года ударила не только по США, но и по другим развитым странам влияние Германии в Иране начало падать, так как интерес к собственным проблемам был гораздо больше.
С приходом к власти национал-социалистов Иран вновь попал в круг интересов Германии: Альфред Розенберг, глава внешнеполитического ведомства НСДАП, разработал программу по распространению нацистского влияния на Балканы, Турцию и Иран вплоть до Индии. После этого Министерство пропаганды выпустило приказ о привлечении специалистов по Востоку для изучения вопроса немецкой пропаганды на Ближнем Востоке. Последнее решение в вопросе распространения отношений Третьего Рейха было за Гитлером, который испытывал мало интереса к установлению прочных отношений со странами Ближнего Востока. Однако такой подход, как ни странно, дал немецким дипломатам новые возможности для развития сотрудничества с Ираном, поскольку предоставил им гораздо больше свободы в выстраивании взаимоотношений. Сопротивление немецких экономических экспертов было преодолено и в 1935 году было подписано новое соглашение между двумя странами.
В том же 1935 году Реза-шах потребовал от всех государств отказаться от официального названия «Персия» и впредь называть государство «Иран». Тем самым правитель хотел украсить свой модернизационный проект апелляцией к славному прошлому «Земли ариев» (именно так переводится название). Некоторые исследователи считают, что к этому шагу шаха подтолкнули именно немецкие дипломаты.
Неизвестно, сыграло ли значимую роль упование шаха на великое «арийское» прошлое, но отношения с Германией резко пошли в гору.
В 1936 году с визитом в Иран приехал Ялмар Шахт, президент Рейхсбанка и министр экономики Германии. Его посольство увенчалось подписанием нескольких соглашений об участии немецких фирм в экономической жизни Ирана.
В 1937 году экономические успехи получили свое политическое продолжение с официальным визитом в Берлин прибыл спикер Меджлиса Исфандиари, а годом позднее в Тегеране гостил Бальдур фон Ширах, глава Гитлерюгенда.
Правители же с большей сдержанностью относились к новым друзьям. Гитлер не питал иллюзий относительно широкого сотрудничества несмотря на заявлявшееся общее «арийское» происхождение, Германия рассматривала Иран исключительно как сырьевой придаток, а не равного партнера в их новом мировом порядке.
Реза-шах также весьма настороженно относился к росту германофильства и немецкого политического влияния в иранском обществе. Так, по его приказу, в Иране арестовывались местные приверженцы идей национал-социализма, а ряд неугодных нацистскому правительству интеллектуалов были приняты иранскими властями. Опасался шах и роста культурного влияния и стремился ограничить импорт немецких фильмов в страну, предпочитая им чешский кинематограф.
Но 14 января 1933 года в свет вышел первый номер журнала «Древний Иран» (Irān-e bāstān), который ни в коем случае не стоит путать с современным научным журналом. Издание отличалось высочайшим качеством печати, но не заявленной тематикой редакция назвала себя «сторонниками нынешней политики государства и стремлением Ирана к восстановлению былого величия». На обложке первого номера красовался сам шах Реза со всеми регалиями, а на следующем журнале наследник престола Мохаммад-Реза. Казалось бы, это было очередное издание, восхваляющее политический курс нынешнего руководства.
Однако, начиная со второго номера, проясняется идеологическая направленность журнала. В материалах издания все больше чувствуется его прогерманская (или даже пронацистская) составляющая. Уже во втором номере Гитлер характеризуется как «сильный человек серьезных убеждений», а за его идеями «следуют миллионы людей». Стоит заметить, что главным редактором журнала был Шейх Абд ар-Рахман Сейф, один из ведущих прогермански настроенных интеллектуалов Ирана.
Со временем пронацистский характер журнала становился все более очевидным. Британский МИД сообщал, что лозунги на страницах издания очень напоминали немецкие. На обложку одного из номеров была помещена свастика «один из древних арийских символов, появившийся за несколько тысячелетий до Христа, который сейчас можно увидеть, например, на мечети шаха в Исфахане». Журнал стремительно приобретал популярность; только число подписчиков не самого дешевого издания превысило 20 тысяч.
Проникновение Германии в Иран было остановлено Второй мировой войной.
Реза-шах, надеясь на помощь «партнера», отказался выдворять немецких подданных из Ирана пускать на территорию страны советские и британские военные силы. Своим отказом от условий ультиматума правитель Ирана предрек свою судьбу через несколько дней войска союзников вошли в Тегеран и шах Реза Пехлеви вынужден был отречься от престола в пользу своего сына.
Через два года в столице Ирана, государства-наследника «великого арийского народа», проходила первая конференция глав государств союзников.
http://iransegodnya.ru/post/view/2694

КАК ИДЕИ ГИТЛЕРА ПРОНИКЛИ В ПЕРСИЮ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ В 1936 году Адольф Гитлер отправил свою фотографию в дар Резе Пехлеви, «шахиншаху Ирана с наилучшими пожеланиями», а 20 марта 1938 года

КАК ИДЕИ ГИТЛЕРА ПРОНИКЛИ В ПЕРСИЮ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ В 1936 году Адольф Гитлер отправил свою фотографию в дар Резе Пехлеви, «шахиншаху Ирана с наилучшими пожеланиями», а 20 марта 1938 года

КАК ИДЕИ ГИТЛЕРА ПРОНИКЛИ В ПЕРСИЮ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ В 1936 году Адольф Гитлер отправил свою фотографию в дар Резе Пехлеви, «шахиншаху Ирана с наилучшими пожеланиями», а 20 марта 1938 года

КАК ИДЕИ ГИТЛЕРА ПРОНИКЛИ В ПЕРСИЮ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ В 1936 году Адольф Гитлер отправил свою фотографию в дар Резе Пехлеви, «шахиншаху Ирана с наилучшими пожеланиями», а 20 марта 1938 года

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *