ЗА ПОРТИЩЕМ

ЗА ПОРТИЩЕМ В свете недавных событий на Константинопольском фронте (ну, томос пресловутый, Украина, церковный раскол там, все дела) припомнилось... XVII век, 60-е годы, раскол, кульминация

В свете недавных событий на «Константинопольском фронте» (ну, томос пресловутый, Украина, церковный раскол там, все дела) припомнилось…
XVII век, 60-е годы, раскол, кульминация противостояния царя Тишайшего и Никона гневливого. К Алексею Михайловичу со многими трудностями добираются наконец-то патриархи Антиохийский Макарий и Александрийский Паисий. За тыщу вёрст киселя хлебать Ага, как же! Далее с сокращениями из книги Н. Каптерева «Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович», впервые изданной в 1887г.
«Несомненно, что суд над Никоном и устройство русских церковных дел не играли в их поездке решающей роли; ехать в Россию Паисий и Макарий рискнули главным образом в тех видах, чтобы получить для себя от русских возможно богатую и обильную милостыню. И патриархи достигли своей цели. Когда они еще находились в пути из Астрахани в Москву, государь дослал им по 200 руб. (тогдашний рубль равнялся почти двадцати нынешним), по атласу таусинному по 14½ аршин, по тафте по 6 аршин в портище, по меху песцовому черному, да по другому по белью. Когда патриархи приехали в Москву, то на первом их представлении государю им было дано: по кубку серебряному золоченому…, по портищу бархата черного, по портищу бархата вишневого рытого, по портищу бархата зеленого, по два портища атласу, по два портища камки, по два сорока соболей по 120 руб. сорок, денег по 300 руб.
Кроме того, царь дарил патриархов по разным случаям. Например, на 1-е января одарил каждого по 200 руб.; на Сретение, когда Макарий служил у государя и обедал у него, он получил подарков на 200 руб. Во все продолжительное пребывание патриархов в Москве царь дарил им деньги, серебряные кубки, разные меха и дорогие материи, так что подарки государя каждому патриарху на тогдашние деньги оценивались в 2000 руб., а на нынешние около сорока тысяч рублей.
Кроме царя патриархам дарили: царица, царские дети, царские сестры, бояре и разные знатные и богатые лица. Обязательно дарили патриархов все архиереи и настоятели всех московских и других известных монастырей, дарили их иконами в серебряных ризах, деньгами, серебряными кубками, материями. Кроме этих даров, которые шли лично самим патриархам, на отпуске государь давал им особую милостыню, которая, предполагалось, должна идти на нужды патриархатов. Так, Макарию Антиохийскому на отпуске дано было на милостыню на 6000 руб., а Александрийскому Паисию государь велел дать на милостыню «из сибирского приказу мягкою рухлядью на 9000 руб.». В общем, патриархи получили у нас от разных лиц, начиная с государя, всевозможных подарков на очень крупную сумму, на современные деньги более двухсот тысяч на каждого патриарха.
Получая постоянно богатые подарки, патриархи, находясь в Москве, не пренебрегали и другими способами наживы. Патриархам и всей их свите отпускалось от правительства полное содержание и продуктами, и деньгами. Так, когда патриархи из Астрахани ехали в Москву, им отпущено было припасов: вина церковного 10 ведер, вина двойного 10 ведер, простого вина 30 ведер, медов паточного да вареного по 20 ведер, расхожего 75 ведер, пива 235 ведер, квасу 100 ведер. Соответственно этому количеству питий послано было и огромное количество разных яств: хлебов и калачей, рыбы красные и ушные, раки, огурцы, лук, чеснок, яйца. В Москве патриархам лично полагалось на день: по рублю, да на свечи восковые по 10 денег, на сальные по 4 деньги. Питья: по 5 кружек меду, по 6 кружек пива, по ведру квасу ячного на день. Каждому члену патриаршей свиты продовольствие полагалось отдельно, смотря по его рангу.
Понятно, что сами патриархи не могли потребить всех тех продуктов, которые им отпускались на каждый день, тем более что во время пути, например, они часто останавливались в монастырях, где их и свиту содержали на счет принимавших их монастырей, а в городах жители подносили им хлеб и рыбу, местные архиереи принимали их у себя и давали им все необходимое содержание. В Москве их нередко приглашал к своему столу государь, или посылал им кушанья с своего стола; то же делали и другие лица. Весь излишек получаемых продуктов патриархи, конечно, продавали, а отпускаемые им на содержание суточные деньги целиком оставались у них неизрасходованными.
Понятно, что содержание патриархов и их свиты стоило нашему правительству очень дорого. Патриархи получали еще значительные денежные выгоды от сопровождавшей их свиты. Делалось это таким образом: патриархи всячески старались набрать для себя многочисленную свиту, не только из духовных лиц, но и из светских. Духовные лица, часто набиравшиеся из людей случайных, получали при патриархах титулы патриарших: архимандрита, эконома, казначея, ризничего, протосингела, игумена, архидиакона, просто дьякона и т. под. Каждое из этих лиц, вошедшее в состав патриаршей свиты, получало и на пути в Москву, и обратно, и в самой Москве не только казенные подводы и полное казенное определенное содержание, но и подарки от государя и других лиц, привозило обыкновенно с собою разные священные предметы, за подношение которых и правительством и другими лицами давалась подносителям особая плата. Кроме того, они привозили с собою некоторые товары, которые выгодно продавались в Москве. От всего получаемого члены патриаршей свиты должны были известную часть отдавать патриарху, под флагом которого они приезжали в Москву.
Но особенно выгодна была для патриархов вторая группа их свиты мирская. Ее составляли так называемые «племянники» и вообще родственники патриархов и разные необходимые в пути лица. Эти патриаршие племянники, родственники и служилые лица в действительности были обыкновенными греческими купцами, которые запасались нужными товарами для продажи их в Москве. В качестве патриарших племянников и служилых патриарших людей, эти купцы беспошлинно провозили свои товары чрез русскую границу, на казенных подводах, при полном казенном содержании, привозили их в Москву, где выгодно их распродавали, получая в прибавку, как родственники патриархов, подарки от государя. Проживая в Москве, они приобретали здесь разные русские товары, и опять на казенных подводах, при полном казенном содержании, беспошлинно провозили их чрез границу, и за границей распродавали их, где находили более выгодным. Этим объясняется, почему патриархи, направляясь, при своем приезде, с Волги в Москву сухим путем, потребовали для себя 400 подвод. Понятно, что патриархи принимали в свою свиту купцов, провозили их с товарами на казенный счет от границы до Москвы и обратно, недаром за все это они получали с купцов приличное вознаграждение. Вероятно, бывало и так, что сами патриархи участвовали в торговых предприятиях сопровождавших их купцов как непосредственные пайщики. По крайней мере в тогдашних документах сохранились указания на то, что патриархи брали с греческих купцов кабалы (письменные денежные обязательства, соответствующие нынешним векселям), сами давали им такие же кабалы, хлопотали пред государем за одних купцов, обвиняли в недобросовестности других, и вообще в денежных сделках и обязательствах греческих купцов играли очень заметную и активную роль. Патриархи, проживая в Москве, и на свой только страх вели торговые операции, это с несомненностью можно сказать по крайней мере об антиохийском патриархе Макарии.
Таким образом, их пребывание в Москве в денежном отношении несомненно было очень тяжело для нашего правительства, тем более, что оно отправляя, например, особое посольство в Турцию, чтобы звать патриархов в Москву и потом особое посольство, ради восстановления патриархов на их престолах, тратило на это дело большие суммы, так как кроме непосредственных трат на самое посольство, приходилось еще посылать с послами дары разным лицам, которые принимали так или иначе участие в деле и могли содействовать его благополучному исходу. И, конечно, наше правительство вздохнуло свободно, когда патриархи оставили Москву и направились домой, по-видимому материально вполне удовлетворенные. Но в действительности оказалось не то. Оставив Москву, патриархи снова обращаются к государю с просьбами устроить разные их делишки и еще, и еще давать им милостыню».
— кусок ткани определенного размера.В XVII в. портищем называлось количество сукна, потребное для кафтана.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *