ЕЛЕНА ГЛИНСКАЯ НА МОСКОВСКОМ ПРЕСТОЛЕ

ЕЛЕНА ГЛИНСКАЯ НА МОСКОВСКОМ ПРЕСТОЛЕ 4 апреля 1538 скончалась Елена Глинская, княгиня, жена Василия III, мать Ивана Грозного и Юрия Васильевича. Московский князь Василий III, правивший в XVI

4 апреля 1538 скончалась Елена Глинская, княгиня, жена Василия III, мать Ивана Грозного и Юрия Васильевича.
Московский князь Василий III, правивший в XVI веке, назван в истории «последним собирателем земли русской». Именно он покончил с бесчисленными удельными княжествами и соединил все раздробленные вотчины под своей единодержавной властью.
Князь был женат на красавице Соломонии Сабуровой, выбранной им на смотринах невест из пятисот девушек. Поначалу супруги были счастливы и жили душа в душу. Родственники молодой княгини приблизились ко двору, вместе с Сабуровыми возвысились и принадлежавшие к их роду Годуновы и Вельяминовы. Шли годы, а детей у княжеской четы не было. Когда Василию перевалило за сорок, он начал задумываться о том, что без наследника ему придется оставлять престол одному из братьев, отношения с которыми оставляли желать лучшего. Некоторые из приближенных стали советовать князю распроститься с Соломонией и жениться на другой. На созванной Думе бояре выразились еще более решительно: «Неплодную смоковницу вырубают и выбрасывают из виноградника!»
Василий Иоаннович думал расстаться с женой по-хорошему. Однако княгиня и слушать об этом не желала, до последнего надеясь при помощи ворожей стать матерью. Обращалась к ведуньям и за приворотным зельем, чтобы вернуть любовь мужа. Эффект получился обратным: узнав об этом, князь Василий разгневался и повелел постричь Соломонию в монахини. Так бесплодная княгиня против своей воли стала инокиней Софией. Ей предстояло доживать свой век в Покровском Суздальском монастыре, где бывшая великая княгиня и отошла в мир иной в декабре 1542 года, пережив и Василия, и его новую супругу.
Не прошло и двух месяцев после пострижении Соломонии, как ее бывший сорокасемилетний муж женился на Елене Васильевне Глинской, племяннице Михаила Глинского потомка одного из татарских князей, перешедших из Орды на службу к литовцам. Она была моложе государя на двадцать семь лет, а своим образованием и развитием резко выделялась из среды русских женщин. «Стремительность и выбора невесты, и самой свадьбы свидетельствовала о том, что юная Елена уже давно была тайной страстью стареющего великого князя, предполагает историк Л. И. Морозова. Он лишь ждал удобного случая, чтобы навсегда расстаться с постылой первой супругой Елена была чудо как хороша: стройная, живая, грациозная, с удивительно тонкими и правильными чертами удлиненного лица в столице Русского государства Елена Глинская появилась в возрасте четырнадцати лет и сразу затмила красотой местных боярышень и княжон. Увидев ее в Успенском соборе на одном из церковных праздников, Василий III уже не смог позабыть. Тогда же он стал предпринимать первые шаги для того, чтобы развестись с Соломонией».
Эту мысль подтверждают «Записки о Московии» посла императора Максимилиана Сигизмунда Герберштейна: «Государь решился развестись с Соломонией. Повод выставлялся: бесплодна, отсутствие прямого наследника ведет к смуте. На самом деле Василию III приглянулась другая. Соломония уже видела, что Государь не любит ее». Согласно церковному уставу великий князь не имел права вступать во второй брак. Иерусалимский патриарх Марк предостерегал его письмом: «Женишься вторично будешь иметь злое чадо, царство твое наполнится ужаса и печали, кровь польется рекой, падут головы вельмож, города запылают».
Род литовских князей Глин­ских происходил от сына Ма­мая. После гибели отца тот бе­жал в Литву к союзнику Мамая князю Ягелло. По матери Елена Глинская происходила из рода сербского воеводы Стефана Якшича.
Все единодушно сходились в том, что «басурманка» «ликом и телом вельми приятна». Под ее влиянием Василий начал перенимать некоторые европейские обычаи и сбрил себе бороду. Верил, что после этого будет выглядеть моложе рядом с ослепительно юной супругой Вот только Бог опять не спешил одарить великого князя наследником. Почти четыре года его государственная деятельность ограничивалась делами богомольными. Вместе с молодой женой и приближенными боярами он ездил из монастыря в монастырь, жертвовал на строительство новых храмов, раздавал милостыни и неустанно возносил молитвы о чадородии. Призывал на помощь и ведуний, и волхвов. При дворе поговаривали, что Соломонию постригли напрасно, что виноват в «бесчадии» сам Василий Иоаннович И вот наконец-то узналось, что государыня великая княгиня «непраздна». 25 августа 1530 года у княжеской четы родился мальчик (будущий Царь и Великий князь Иван IV Васильевич Грозный). Ходили сплетни, что отцом долгожданного первенца являлся не бездетный князь Василий, а красавец Иван Телепнев-Овчина-Оболенский, в которого Елена была влюблена. «Такое предположение возможно, учитывая долгое отсутствие детей у Василия III от двух жен, рассуждает Л. Е. Морозова. Но от кого унаследовал Иван Грозный свой греческий профиль и крупные карие глаза У самой Елены Глинской черты лица были мелкие, а у русского князя Телепнева греческих черт не было».
После Иоанна у великокняжеской четы родился сын Юрий. Как вскоре выяснилось глухонемой и слабый умом. Предсказание отвергнутой Соломонии вступало в свои права Недолго князю Василию суждено было наслаждаться семейным счастьем: осенью 1533 года он простудился на охоте и тяжело заболел. У князя началось общее заражение крови, изначальной причиной которого стал фурункул. Он умер 3 декабря того же года, оставив жену и двух малолетних сыновей.
Елене Глинской было всего двадцать пять, когда она осталась вдовой с двумя малыми детьми, окруженной ненадежными и враждебными ей людьми. За четыре года своего правления княгиня избавилась почти от всех, назначенных мужем в опекуны к малолетнему сыну. Фактически все это время она самодержавно правила Русским государством. «Никогда Россия не была в таком ненадежном состоянии, как после смерти князя Василия, считала автор «Истории России в рассказах для детей» А. О. Ишимова, государем ее был трехлетний ребенок, опекуншею его и правительницею государства молодая княгиня из народа литовского, ненавидевшего Россию, из семейства Глинских, памятных изменами и непостоянством. В духовной покойного великого князя ей приказано было управлять государством не одной, но с Думою боярскою, т. е. государственным советом, состоявшим из братьев Василия Иоанновича и двадцати знаменитых бояр Однако ж так не исполнялось. Главным боярином в Думе государственной, несмотря на многих старых и почтенных князей, был молодой князь Иван Федорович Телепнев-Оболенский, имевший знатный чин конюшего боярина. Его одного слушалась правительница, ему одному позволяла делать все, что он находил нужным для государства. Власть его была так велика, что родной дядя Елены, князь Михаил Глинский, был посажен в темницу и вскоре потом умерщвлен в ней за то только, что осмелился сказать племяннице, как она дурно исполняла обязанности правительницы и матери государя!»
А в народе только и разговоров было, что о «бесстыжей литвянке» да об угоднике ее греховных страстей. По мнению некоторых историков, Елене Глинской принадлежит пальма первенства в деле приобщения к власти фаворитов. Впрочем, есть и другие мнения о периоде правления Елены Васильевны.
«За пять лет своего регентства Елена Глинская успела сделать столько, сколько не каждый мужчина-правитель успевает свершить за десятилетия, считает историк Н. Л. Пушкарева. Литовский король Сигизмунд обманулся в расчетах на внутренние смуты и бессилие государства, руководимого женщиной: он начал в 1534 г. войну против России и проиграл ее. Правительство Глинской вело запутанные интриги в области международной дипломатии, пытаясь одержать «верх» в соперничестве с казанским и крымским ханами, еще полвека назад чувствовавшими себя господами на Русской земле. Княгиня Елена Васильевна вела переговоры и по совету с верными боярами принимала решения. В 1537 г., благодаря ее дальновидным замыслам, Россия заключила договор со Швецией о свободной торговле и благожелательном нейтралитете». Именно при Елене Глинской установились дружеские связи Москвы с Ливонией и Молдавией. В самой Руси кроме вновь основанных городов были отстроены после пожаров Владимир, Ярославль и Тверь.
Но всем не угодишь. Брат Василия III, Андрей Старицкий, поднял мятеж против правительства. Бунтовщика вместе с женой и сыном заключили в темницу, жестоко наказали и его приверженцев. Во время смуты некоторые князья и бояре бежали в Литву. А Елена потеряла бдительность. В апреле 1538 года молодая правительница внезапно скончалась. Очевидцы утверждали: вид покойной, положение ее тела все ясно говорило, что умерла она в страшных конвульсиях и мучениях. Ходила молва, что ее отравили. «Вряд ли Елене дали быстродействующий яд Это было бы слишком явным и опасным делом, считает Л. Е. Морозова. Великая княгиня чахла постепенно. В последний год жизни она страдала от непонятного недуга: испытывала слабость, головокружение, тошноту. Это заставляло ее часто отправляться в богомольные поездки по монастырям. Во время них она чувствовала себя лучше, полагая, что ее спасают истовые молитвы у чудотворных икон и мощей. На самом деле великая княгиня покидала дворец, где, видимо, находился источник хворобы, и это улучшало ее здоровье. Но постоянно пребывать в разъездах она не могла и в конце концов умерла».
Современные исследователи предположили, что Глинскую постепенно отравляли парами ртути: в ее останках этот ядовитый металл содержался в большом количестве, намного превышавшем норму. Возможно, что ртуть находилась в каких-то лечебных мазях или косметике, а об ее ядовитых свойствах в то время могли просто не знать. Настораживает спешка, с которой была похоронена Елена Глинская: погребение состоялось в день ее смерти, и родственникам едва дали проститься с покойной. Во время прощания открыто плакали только юный Иоанн и фаворит Телепнев-Оболенский
Сыну великого князя Василия III и Елены Глинской Иоанну IV, прозванному в народе «Грозным», было всего три года, когда скончался его отец. Потеряв мать, он, семилетний сирота, остался на попечении ненавидевших друг друга бояр.
О денежной реформе Елены Глинской
Елену Глинскую прославило, может быть, не столько то, что она была матерью Ивана Грозного сколько организованная ею денежная реформа. Согласно летописям, в го­ды правления Василия III, вес денег постоянно уменьшался в связи с их порчей, чеканкой фальшивых монет и их обрезанием. В ряде городов появились поддельные деньги, что каралось смертной казнью. Возникла потребность восстановить прежний вес денег или привести их весовое содержание в соответствие с номиналом. Необходимо было оздоровить денежную систему.
Проведение денежной реформы Еленой Глинской можно разделить на три этапа: 1535 г., 1536 г. и 1538. Первый этап связывают с мартовским указом 1535 о повелении Новгородскому и Псковскому монетным дворам приступить к чеканке новгородок по новой стопе. Вес новой монеты стал равняться 86,6% веса старой. Указ Елены Глинской предписывал новые деньги «начаша делати» месяца июня 20 день, и «накрепко беречь» от «безумных человеци, чтоб они деньги ни мало не исказили и старые злые обычаи оставили, и пришли на покаяние». При этом монеты в перечеканку принима­лись по курсу выше прежнего номинала. Впрочем, Елена не перестала казнить фаль­шивомонетчиков. На основе указа 1535 г. новгородка получила название копейка, так как на монете был изображен всадник с копьем.
Второй этап реформы оформлен указом от 24 февраля 1536 г., согласно которому велено «новыми торговати с копьем», что стало возможным после выпуска достаточно­го для обращения количества денег. С марта по август 1536 г. в Новгороде и Пскове введены новые деньги. Из обращения изымались резанные и низкопробные монеты, за­тем «старые новгородки», последними были запрещены «старые московки». Завершающей датой реформы стал 1538 г. — изменения были распространены на Москву. В апреле-августе 1538 г. было запрещено обращение старых «московок» и объявлено о чеканке в Москве новых денег по три рубля из гривенки (в то время как раньше, до Елены Глинской, из гривенки — серебряного слитка в 204 г. чеканились монеты общей стоимостью 2,6 рубля). Таким образом, указ для Москвы был таким же как и для Новгорода и для Пскова. Во всей стране денежная система стала единой.
В результате реформы Елены Глинской 1535 — 1538 была установлена единообразная система де­нежных знаков на основе серебряного рубля весом 68 г. Новой общегосударственной монетой стала копейка весом 0, 68 г. Деньга и полушка заменяли «московки». Московский рубль XVI века был равен 200 «мос­ковкам» (полуденга 0,34 г се­ребра) или 100 новгородкам (денга 0,68 г серебра). Самой мелкой денежной единицей была по­лушка 0,17 г серебра.
С нумизматической точки зрения монетная реформа 1535-38 имела ряд особенно­стей и загадок: изображение на деньгах «ездца с копьем» появилось не сразу. Первона­чально была «мечевая копейка», на которой всадник изображен не с копьем, а с мечом. Доказательством того, что сначала была мечевая копейка, являются клады, которые представлены только мечевой копейкой, без единой монетки всадника с копьем. Любопытно, что монеты рублевого достоинства не чека­нились и в обращении не нахо­дились, рубль учитывался при расчетах и определении цен лишь в качестве условной еди­ницы.
Таким образом, недолгое пребывание у власти Елены Глинской знаменова­лось введением единой монетной системы. для всех русских городов. В Москве учредили монетный двор, деятельность которого контролировало правитель­ство. Новая система была осно­вана только на серебре. Елена отказалась от чеканки медных пул. При этом, сни­зив вес денег, реформа не зат­ронула качества серебра. За­падное серебро проходило на Руси дополнительную очистку. Вплоть до 1640-х годов Европа не имела более высокопробной серебряной монеты. Денеж­ный двор принимал серебро по весу, проводил очистительную «угольную» или «костяную» плавь и только после этого че­канил деньги. Не исключено, что благодаря этому введенная Еленой Глинской денежная система продержалась вплоть до реформы Петра I.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *