КЛАССИК КОСМОНАВТИКИ

КЛАССИК КОСМОНАВТИКИ Сама фамилия словно бы предопределила смысл всей его жизни: Звездное поле - вот что означает в переводе с немецкого Штернфельд (штерн - звезда, фельд - поле). И выход

Сама фамилия словно бы предопределила смысл всей его жизни: «Звездное поле» — вот что означает в переводе с немецкого «Штернфельд» (штерн — звезда, фельд — поле). И выход человека в космос стал его путеводной звездой.
Судьба распорядилась так, что путь его пролегал через три страны: Польшу, где он родился, Францию, где учился, и СССР, где прошла бОльшая часть его жизни.
Ари Абрамович Штернфельд писал, что он начал серьезно заниматься космонавтикой с 20-летнего возраста, но уже в школьные годы у него зарождались идеи — некоторые из них он позже разрабатывал и включил в свое «Введение в космонавтику». В космонавтике он нашел свое призвание, она поглотила всю его жизнь. После окончания в 1927 году Института электротехники и прикладной механики Нансийского университета Франции А. Штернфельд поступил в докторантуру Сорбонны, избрав темой диссертации исследование проблем космонавтики. Он изучал труды Циолковского, Оберта, Гомана, Эсно-Пельтри и проводил оригинальные исследования по теории космонавтики. Однако избранный им путь был тернист. Его французские руководители в докторантуре не одобрили выбранную им проблему. Но А. Штернфельд продолжил свою работу. Он вступил в переписку с К.Э. Циолковским.
В 1930 г. в Парижской газете «Юманите» А. Штернфельд опубликовал научно-популярную статью по космонавтике, где он, поместив портрет К.Э. Циолковского, сообщал о его пионерских работах по ракетным полетам на другие планеты и написал: «Только социалистическое общество откроет путь к освоению космического пространства».
С тех давних пор научную популяризацию идей космонавтики А. Штернфельд блестяще продолжал всю свою жизнь
В 1932 году по приглашению Наркомтяжпрома СССР А. Штернфельд ездил в СССР для оформления проекта недавно изобретенного им робота-андроида, первоначально задуманного им для дистанционного выполнения опасных работ. Впоследствии стало ясно, что эта идея может быть использована в будущем и для космических операций. Данный проект продемонстрировал, с одной стороны, умение А. Штернфельда решать не только теоретические задачи, но и инженерные. А с другой стороны, он показал широту кругозора ученого. Затем А. Штернфельд выполнил еще несколько работ в данном направлении.
После этого А. Штернфельд вернулся в Лодзь, где в 1933 году закончил рукопись книги «Введение в космонавтику» и в декабре 1933 года доложил свою работу в Астрономической обсерватории Варшавского университета. Хотя в его докладе не было обнаружено научных ошибок, ее приняли довольно холодно, так как его идеи казались слишком фантастическими.
В начале 1934 года две оригинальные научные работы А. Штернфельда были представлены (Ж. Перреном и Э. Эсклангоном) Французской академии наук.
В первой работе автор предложил интересную идею и прибор для автономной навигации «Метод определения траектории тела, движущегося в межпланетном пространстве, наблюдателем, связанным с подвижной системой». Расстояние до Солнца здесь предлагается определять по измерению температуры бортовым термометром.
Во второй работе «О траекториях, позволяющих приблизиться к центральному притягивающему телу, исходя из определенной кеплеровской орбиты» автор рассмотрел задачу подлета к небесному телу. Он впервые показал, что при определенных условиях подлет КА к светилу энергетически выгоднее осуществить не по дуге полуэллипса, а по биэллиптической траектории с первоначальным удалением от центра притяжения. Этот результат стал главным научным достижением А. Штернфельда.
В мае 1934 года в Париже, Сорбонне А.Штернфельд повторил свой доклад по книге «Введениие в космонавтику» — в присутствии Р. Эсно-Пельтри, А. Луи-Гирша и др.. Этот доклад был тепло встречен учеными. Положительные отзывы о его работе дали Р. Эсно-Пельтри, Г. Оберт, Ж. Перрен, П. Ланжевен, В. Гоман. Рукопись была удостоена Международной поощрительной премии по астронавтике Комитета астронавтики Французского астрономического общества. В письме А. Луи-Гирша к автору было выражено пожелание, чтобы А. Штернфельд нашел издателя для публикации его труда.
Это пожелание было осуществлено позднее — в Советском Союзе. У А.Штернфельда тогда «была глубокая уверенность, что первым к освоению космического пространства приступит Советский Союз» Поэтому в 1935 году он переехал в Советский Союз и принял советское гражданство.
Он стал сотрудником Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ), работал вместе с С. П. Королевым, В. П. Глушко, М. К. Тихонравовым, Ю. А. Победоносцевым, Г. Э. Лангемаком и некоторыми другими ныне хорошо известными учеными. Но лишь два года Штернфельд работал в РНИИ…
В 1937 году его книга «Введение в космонавтику», дополненная новыми данными, была издана в СССР и получила положительные отзывы специалистов, занимавшихся исследованием межпланетных полетов.
Так впервые в русском языке появляется слово «космонавтика», заменившее существующие «астронавтика» и «звездоплавание», «первая космическая скорость». Академик Б. В. Раушенбах писал: «Это было первое систематическое изложение совокупности проблем, связанных с предстоящим завоеванием космоса, — от строения Солнечной системы до релятивистских эффектов при космических полетах. Неудивительно, что по этой книге учились многие из тех, кому в будущем предстояла практическая работа по завоеванию космоса».
Но в 1937 году ни одно из учреждений, имеющих хоть какое-то отношение к космосу, не берет «иностранца» на работу. И до конца жизни Ари Абрамович вынужден трудиться в одиночку, «на свой страх и риск», как он говорил.
Работая за письменным столом в коммуналке, где прошла добрая половина (почти 25 лет) его творческой жизни, пользуясь лишь арифмометром, таблицей логарифмов и логарифмической линейкой, он рассчитывал траектории будущих полетов искусственных спутников, полетов на Марс, Венеру, Луну…
Чтобы донести свои исследования до общественности, специалистов, он начал публиковать многочисленные научные и научно-популярные статьи и книги. Одну за другой публикует А. Штернфельд статьи: «Межпланетные путешествия», «Полет на Марс», «Рейс на Меркурий», «Сквозь Землю в космос», «Парадоксы космонавтики». И это не фантастика, а строго выверенные расчеты.
А. Штернфельд продолжал свои исследования…
В 19381946 гг. он подал заявки на изобретения и получил несколько авторских свидетельств развивших его давнюю идею андроида. В 1940-е и последующие годы своей жизни А. А. Штернфельд, хотя и не принимал непосредственного участия в разработке конкретных ракетно-космических систем, однако активно продолжал исследования в области теории космического полета. В 1945 году он опубликовал в «Докладах Академии наук СССР» работу о пересечении атмосферы космической ракетой.
Помимо «Введения в космонавтику», Штернфельд опубликовал еще несколько книг, статей. В 1956 году незадолго до запуска Советским Союзом первого в мире спутника и начала космической эры, он выпустил интересную книгу «Искусственные спутники Земли» (в 1958 году вышло ее второе издание «Искусственные спутники», где автор развил давнюю идею «обходной» траектории с задачи подлета к центральному телу).
А после запуска 4 октября 1957 года первого советского спутника Ари Абрамович сказал, что этот день стал одним из самых прекрасных в его жизни: «Разве не является величайшей радостью и величайшим счастьем для человека, когда он становится свидетелем осуществления идей, которые поглощали его с юных лет и которым он пробивал дорогу в течение всей своей жизни!»
Труды А. А. Штернфельда издавались более 80 раз на нескольких десятках языков во многих странах мира. Его научная деятельность получила признание как у нас в стране, так и за рубежом. В СССР ему присвоена ученая степень доктора технических наук honoris causa, звание заслуженного деятеля науки и техники РСФСР. Университет в Нанси и Национальный политехнический институт Лотарингии присвоили ему степень доктора физико-математических наук honoris causa. В 1963 г. он был удостоен второй международной премии премии Галабера по астронавтике.
Умер А. А. Штернфельд в 1980 году и похоронен на Новодевичьем кладбище. В Москве на доме, где он жил, есть мемориальная доска, в Политехническом музее — мемориальный кабинет ученого, в г. Пыталово Псковской области народный музей космонавтики назван его именем.
Когда в Политехнический музей приехал Майкл Смит, преподаватель истории космонавтики в одном из американских университетов, и у него спросили, откуда он знает имя А.А.Штернфельда, Майкл ответил: «Он же классик!»
Этим все сказано.

КЛАССИК КОСМОНАВТИКИ Сама фамилия словно бы предопределила смысл всей его жизни: Звездное поле - вот что означает в переводе с немецкого Штернфельд (штерн - звезда, фельд - поле). И выход

КЛАССИК КОСМОНАВТИКИ Сама фамилия словно бы предопределила смысл всей его жизни: Звездное поле - вот что означает в переводе с немецкого Штернфельд (штерн - звезда, фельд - поле). И выход

КЛАССИК КОСМОНАВТИКИ Сама фамилия словно бы предопределила смысл всей его жизни: Звездное поле - вот что означает в переводе с немецкого Штернфельд (штерн - звезда, фельд - поле). И выход

КЛАССИК КОСМОНАВТИКИ Сама фамилия словно бы предопределила смысл всей его жизни: Звездное поле - вот что означает в переводе с немецкого Штернфельд (штерн - звезда, фельд - поле). И выход

КЛАССИК КОСМОНАВТИКИ Сама фамилия словно бы предопределила смысл всей его жизни: Звездное поле - вот что означает в переводе с немецкого Штернфельд (штерн - звезда, фельд - поле). И выход

КЛАССИК КОСМОНАВТИКИ Сама фамилия словно бы предопределила смысл всей его жизни: Звездное поле - вот что означает в переводе с немецкого Штернфельд (штерн - звезда, фельд - поле). И выход

КЛАССИК КОСМОНАВТИКИ Сама фамилия словно бы предопределила смысл всей его жизни: Звездное поле - вот что означает в переводе с немецкого Штернфельд (штерн - звезда, фельд - поле). И выход

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *