Как давали взятки в России 200 лет назад: Актуальные советы из старой книги.

Как давали взятки в России 200 лет назад: Актуальные советы из старой книги. В 1830 году в Санкт-Петербурге была издана книга Эраста Петровича Перцова «Искусство брать взятки». Это

В 1830 году в Санкт-Петербурге была издана книга Эраста Петровича Перцова «Искусство брать взятки». Это юмористическое сочинение поражает точностью определений. Автор писатель, известный своими острыми произведениями, в которых «много перца, соли и веселости», был другом Пушкина, Вяземского и Баратынского. Книга, несомненно, и сегодня не утратила актуальности, ведь речь в ней идет о вечных «ценностях». В этом обзоре выдержки из этого труда и рассказ о том, как в разные эпохи наказывали взяточников в нашей стране.
«Искусство брать взятки принадлежит к познаниям точным и требует напряженного внимания того, кто желает погрузиться в глубину его таинств.» (Здесь и далее цитаты из книги Э.П. Перцова «Искусство брать взятки. Рукопись, найденная в бумагах Тяжалкина, умершего титулярного советника»)
Существует исторический анекдот о том, что император Николай I, осматривая вместе с наследником одну из восстановленных башен Смоленска и зная о казнокрадстве при ее строительстве, сказал: «Я думаю, Саша, в России только я и ты не воруем». Вероятно, причина такого глубокого прорастания традиций мздоимства в России кроется в истории. Известно, что в Московском государстве XVIXVII вв. могли наказать только за «посулы» взятки судьям. Все же остальные должностные лица вполне официально жили благодаря «кормлениям» то есть подаркам от благодарных просителей. Фиксированную зарплату чиновникам стали платить, только начиная с 1715 года. С этого же момента получение взятки в любой форме стало считаться преступлением.
«Взятки бывают трех видов: натурой, деньгами и одолжениями. () Лучшим же из первого рода взяток справедливо почитают обеды: такие взятки скрываются в безопасном месте, то есть в желудке, никогда не обличаются; и в летописях лихоимства еще не было примера, чтобы обеды доводили до суда и расправы.»
«Из всей государственной монеты предпочтительно избирайте ассигнации, потому что они переходят из рук в руки без шуму и без стуку, легко промениваются на серебро и золото, даже еще с барышом, мало требуют места и удобно помещаются всюду: в кармане, за галстуком, в сапогах и за обшлагами рукавов»
Одно из первых дел над взяточниками, сведения о которых дошли до наших дней, относится к временам Ивана Грозного. С формулировкой «слишком большой посул взял» казнили дьяка, служащего при судье. Проситель подарил ему гуся, нафаршированного деньгами. Царь лично присутствовал при казни, и после того, как взяточнику отрубили по локоть руки и ноги, спросил: «Вкусно ли гусиное мясо». Затем бедолагу обезглавили.
«Выбирайте подходящее место для службы. Чем менее найдете вы в своих сослуживцах людей образованных и людей высшего класса, тем более на виду начальства окажетесь вы с вашим прилежанием и вашею склонностью к сидячей жизни.»
Еще Петр I сказал, что человек, представленный к деньгам, не воровать не может. Наш царь-реформатор, кстати, взяточников очень не любил и даже ввел смертную казнь за этот проступок. Однако же самые крупные мздоимцы находились прямо рядом с ним. Так, кабинет-секретарь Петра I А.В. Макаров, которой готовил для царя информационные записки, мог за подарок подать дело просителя в выгодном для него свете. А самым отъявленным взяточником был ближайший друг светлейший князь, фельдмаршал и первый губернатор Петербурга Александр Данилович Меньшиков.
«При встрече с просителем принимайте вид озабоченного делами человека. Слушайте рассеянно, отвечайте нехотя; когда проситель примется изъяснять вам обстоятельства своего дела, () сделайте самую неприязненную мину, если можно, гримасу, уставьте на него мутные глаза и повторяйте ежеминутно отрывистым голосом: Да-с, да-с! до тех пор, пока проситель не догадается, что вам некогда.»
«Итак, милостивые государи, будьте суровы с просителем до той самой минуты, когда он прошепчет, что будет вам благодарен. Тогда да оживятся вдруг все черты лица вашего, да просветлеет взор и грубый голос да смягчится плавностью и чувством речи.»
После смерти Петра I ситуация с государственной казной была такова, что Екатерина I опять лишила чиновников жалованья, вернув старую систему «кормлений». На много лет взятки опять стали единственным и законным способом существования для госслужащих Российской империи. Теперь это по-новому называлось «брать акциденцию от дел». Это латинское слово, кстати, означает «случайность». Об этом тоже есть подходящая цитата в гениальном пособии о взятках:
«Если спросят: «имеется ли доход», то иначе нельзя отвечать, как глаголом: перепадает, потому что действительно в наши карманы деньги падают из карманов просителей, как снег на голову.»
Многие схемы взяточничества, которые нам кажутся современными изобретениями, на самом деле были известны уже давным-давно.
«Если в деле участвуют многие лица и каждое из них предлагает свою благодарность, возьмите от того, кто даст больше. Прочих с гневом и шумом проводите за дверь.»
Одним из самых злостных взяточников в середине XIX века был генерал и обер-полицмейстер Петербурга Сергей Кокошкин. Возможно, что и не он придумал систему «конкурсов», но именно так этот хитрый делец получал большую часть взяток. Занимаясь ремонтом и постройкой зданий и дорог, Кокошкин устраивал то, что сейчас назвали бы «тендером». Все участники прекрасно понимали, что победит тот, кто больше «откатит» всесильному генералу. Кроме того, уже в процессе строительства, сметы постоянно корректировались, тоже к выгоде обер-полицмейстера. Так, например, были построены здания Горного департамента и Алексеевской гимназии. Когда слухи о таком масштабном взяточничестве дошли до Николая I, он ответил: «Мне сие ведомо, но я спокойно сплю, зная, что он полицмейстер в Петербурге».
«Почему не пользоваться от казны в случае, когда она безмолвствует. () Могу только доложить вам, что доход, получаемый таким образом, не есть взятка; ибо чтобы взять, надобно дать, казна же не дает, а мы сами простираем к ней руки.»
Историки до сих пор не пришли к общему мнению, украл ли князь Меншиков сумму, равную бюджету Российской империи или в полтора раза больше. Однако, этот вопрос уже совсем отдельная история.
«На сем основании учение о доходе с казны не может войти в план нынешнего моего курса.»
© ulturologia·ru

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *