СЕМЁН ВЕЛИКИЙ

СЕМЁН ВЕЛИКИЙ Незаконнорождённые дети монархов, как правило, являлись плодом их любовной связи вне брака. Старшему сыну русского императора Павла I повезло и того меньше - он появился на свет в

Незаконнорождённые дети монархов, как правило, являлись плодом их любовной связи вне брака. Старшему сыну русского императора Павла I повезло и того меньше — он появился на свет в результате «эксперимента», затеянного его бабушкой Екатериной Великой.
После того, как в 1762 году в результате переворота на русский трон взошла императрица Екатерина II, ситуация с вопросом о престолонаследии сложилась довольно щекотливая. Шансов вступить в новый законный брак, который был бы признан российским общество, у Екатерины практически не было. Единственным наследником престола в этой ситуации являлся 8-летний Павел Петрович, сын императрицы от свергнутого ей мужа.
Юный Павел не отличался крепким здоровьем, и это беспокоило окружение императрицы. Конечно, указ Петра I от 1722 года о престолонаследии позволял монарху назначить своим преемником любого, но это никак не укрепляло устойчивость власти. Монархии нужен был «природный» наследник, а лучше несколько — как гарантия от всяких случайностей.
На самый крайний случай, если бы болезни Павла свели его в могилу, Екатерина готова была объявить наследником своего второго сына, Алексея Бобринского, рождённого от фаворита Григория Орлова. Особенно активно об этом в России заговорили в 1771 году, когда Павла Петровича сразил тяжёлый недуг, заставивший мать, обычно не баловавшую сына вниманием, проводить много времени у его постели. Екатерина II отдавала себе отчёт, что такой наследник, как Алексей Бобринский, может вызвать ропот даже в среде приближённых, и надеялась на выздоровление Павла.
Наследник действительно выздоровел, и царственная мать приняла решение — сына нужно немедленно женить, дабы правящая династия получила продолжение естественным путём.
Но тут возникла новая проблема — появилось подозрение, что в результате перенесённого недуга Павел мог лишиться репродуктивных функций организма. Этот вопрос нужно было прояснить до официального брака, дабы не создавать новых сложностей.
В конце XVIII века медики не располагали возможностями для проведения соответствующих анализов, и проверить это можно было только естественным путём. Екатерина II распорядилась — Павла нужно свести с женщиной, которая должна родить от него ребёнка.
О персоне, приближённой к Павлу, историки в царскую эпоху писали достаточно витиевато, называя её «некоей покладистой вдовой». Известный русский филолог и издатель Николай Греч описывал ситуацию так: «Перед вступлением в первый брак императора Павла дали ему для посвящения его в таинства Гименея какую-то деву. Ученик показал успехи, и учительница обрюхатела».
«Покладистую вдову» звали Софья Степановна Чарторыжская. Дочь петербургского губернатора и сенатора Степана Ушакова в первом браке была замужем за флигель-адъютантом Петра III генерал-майором Михаилом Петрович Чарторыжским. Муж, страдавший чахоткой, рано умер, оставив супругу бездетной. Софья Чарторыжская любила роскошь, балы, развлечения и охотно крутила романы с мужчинами.
Екатерина II решила, что 25-летняя вдова — лучший вариант для того, чтобы проверить мужские способности 17-летнего сына. К радости императрицы, худшие опасения не оправдались — в 1772 году у Софьи Чарторыжской родился мальчик, которого назвали Семёном.
Довольная Екатерина принялась ускорять процесс женитьбы Павла.
В благодарность за услугу Софью Чарторыжскую выдали замуж за обер-камергера Петра Кирилловича Разумовского, наградив её внушительным приданым.
Сын цесаревича и Софьи Чарторыжской получил фамилию Великий, а отчество ему дали в честь крёстного — Афанасьевич.
Первоначально императрица не собиралась отдавать внука матери, но затем, по ходатайству приближённых, изменила своё решение.
О юных годах Семёна Великого мало что известно. В 8 лет его поместили в закрытую Петропавловскую школу, причём воспитатели получили указание дать мальчику «наилучшее образование». После окончания школы Семён получил звание сержанта Измайловского полка, но заявил, что мечтает о карьере морского офицера. Это его желание было исполнено, и Семён Великий был отправлен для дальнейшего обучения в Морской кадетский корпус.
В то время, когда молодой человек изучал морскую науку, в России планировалось первое кругосветное путешествие, начальником которого был назначен капитан Григорий Иванович Муловский. Семён Великий загорелся этой идеей и добился своего включения в экипаж одного из кораблей экспедиции Муловского. Экспедиция, однако, сорвалась — ей помешало начало сначала русско-турецкой, а затем и русско-шведской войн. Капитан Муловский погиб в 1789 году в сражении у острова Эланда.
В русско-шведской войне в качестве офицера русского военного корабля «Не тронь меня» принимал участие и выпускник кадетского корпуса мичман Семён Великий. После сражения 22 июня 1790 года офицер Великий был отправлен с донесением к императрице. Так Екатерина II встретилась с выросшим внуком. Доподлинно не известно, знал ли 18-летний офицер правду о своём происхождении.Через несколько дней после этой встречи Екатерина произвела Семёна Великого в капитан-лейтенанты флота.
На русском флоте Семён Великий прослужил ещё три года, пока 17 октября 1793 года не вышел указ Адмиралтейств-коллегии об отправке группы офицеров в распоряжение русского посланника в Лондоне графа Воронцова для последующего поступления на английский флот. В числе командированных оказался и внебрачный сын наследника престола.
Для Семёна Великого эта командировка стала роковой. 13 августа 1794 года английский корабль «Vanguard» попал в сильнейший шторм в районе Антильских островов и потерпел кораблекрушение. Среди тех, кто пропал без вести, оказался и русский офицер Семён Великий.
Море не отдало его тело, и это дало почву для новых слухов и версий.
По одной из них, пожалуй, наиболее увлекательной, Семён не утонул, а благополучно вернулся в Россию, где встретился с отцом. Павел был поражён внешним сходством Семёна со своим старшим законным сыном Александром. Поскольку Александра, воспитанного бабушкой, Павел ненавидел, он якобы провёл комбинацию — организовав тайное убийство наследника, подменил его Семёном. В итоге к власти в 1801 году пришёл не Александр, а выступавший под его именем Семён, всю жизнь проживший под грузом вины от происшедшего.
В реальности же всё, конечно, не так ярко и красочно. Жизнь очередного русского бастарда, рождённого по воле своей венценосной бабки, получилась короткой и трагической.
Павел вряд ли вспоминал о первенце. После смерти первой супруги, умершей во время родов, во втором браке с Марией Фёдоровной он произвёл для русского престола аж четырёх наследников, не считая шести девочек.
Что касается Софьи Чарторыжской-Разумовской, то Семён остался её единственным сыном. Причиной этого стали её болезни, от которых она почти непрерывно лечилась за границей. Пережив и Семёна, и Павла I, графиня Разумовская умерла в Петербурге 26 сентября 1803 года и была похоронена на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.
Помимо сведений приведённых в статье следует отметить, что первый внебрачный сын Павла І упоминается в романе Лазарчука и Успенского «Посмотри в глаза чудовищ»: «Официально мичман Семён Великий считался пропавшим без вести в тысяча восьмисотом году в районе Антильских островов во время страшного шторма. Шторм там действительно был, но сам Великий находился к тому времени уже совсем в другом месте Долгие годы он провёл в учениках, а затем и помощниках у знаменитого унгана (жреца гаитянского культа вуду) ле Пелетье на острове Гаити (собственно, именно поэтому он впоследствии и пошёл по медицинской части) и в деле унгана весьма преуспел; и именно там на него обратил внимание знаменитый некроном барон Рудольф фон Зеботтендорф (вошедший в гаитянский инфернальный фольклор под несколько искажённым именем Барон Суббота), сдружился с ним, вывез его в Европу и представил нужным людям. Семён Павлович сравнительно быстро разобрался в положении вещей, послал всяческих рыцарей и розенкрейцеров в известном всякому русскому человеку направлении и стал искать свой особый путь. В этих поисках он неизбежно наткнулся на Якова Вилимовича Брюса, поскольку все дороги в те годы вели в Пятый Рим».

СЕМЁН ВЕЛИКИЙ Незаконнорождённые дети монархов, как правило, являлись плодом их любовной связи вне брака. Старшему сыну русского императора Павла I повезло и того меньше - он появился на свет в

СЕМЁН ВЕЛИКИЙ Незаконнорождённые дети монархов, как правило, являлись плодом их любовной связи вне брака. Старшему сыну русского императора Павла I повезло и того меньше - он появился на свет в

СЕМЁН ВЕЛИКИЙ Незаконнорождённые дети монархов, как правило, являлись плодом их любовной связи вне брака. Старшему сыну русского императора Павла I повезло и того меньше - он появился на свет в

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *