ФРОНТОВЫЕ КУРЬЁЗНЫЕ ИСТОРИИ. Часть 1

 

ФРОНТОВЫЕ КУРЬЁЗНЫЕ ИСТОРИИ. Часть 1 Запомнился один курьезный случай во время учебы. Собрали нас как-то в летнем кинотеатре-клубе. В первых рядах комсостав с женами и детьми, официантки из

«Запомнился один курьезный случай во время учебы. Собрали нас как-то в летнем кинотеатре-клубе. В первых рядах комсостав с женами и детьми, официантки из командирской столовой, сзади сидим мы, — курсанты. На эстраде поставили стол и трибуну. Появилась первый секретарь местного райкома партии, русская женщина молодых лет и сообщила, что перед личным составом училища выступят два Героя Советского Союза, уроженцы Средней Азии.
Первым вышел, младший лейтенант, узбек, ГСС. Его попросили рассказать, за что он получил звание Героя. Его рассказ звучал так — «Я атака к немец в траншей попал. Патрон нет, граната нет . Саперным лопатком твой мать один немец *б, второй *б, другой биляд *б!». Мы тайком улыбаемся в «кулак», но в первых рядах женщины сидят с детьми, им же не объяснишь, что таких солдаты в первую очередь обучали русскому мату, и что герой не виноват, что каждое второе слово -«еб».
Секретарь, без смущения на лице, объявила, что сейчас выступит Герой, сын туркменского народа. Новый рассказ о подвиге начался так -«Мы много немецкий бл*дь убили». Тут, уже даже комсостав «лег» со смеху».
(Из воспоминаний Орлова Наума Ароновича)
«Наконец погрузили в эшелоны и отправили на фронт. Привезли в Оршу, расположились в больших землянках. Там, кстати, произошел забавный случай. Как-то к нам туда с проверкой приехал какой-то высокий чин, чуть ли не маршал. Высокий такой. А я как раз дежурным был, на улице подметал, и когда увидел их группу, то побежал вниз, думал, хоть предупрежу напарника.
Но не успел. Они зашли, а он как раз лазил под нарами и выметал мусор, только ноги торчали. Тут как раз все это офицерье заходит, один из них пинает его за ногу: «Чего там делаешь» А он оттуда: «Да вот, мусор выметаю, какой-то х.. должен приехать Все накидали, а я убирай!» — «А ну-ка вылазь!» Он высунулся и сразу все понял
Но ничего ему не сделали, сам маршал сказал: «Ничего, всяко бывает! И еще хуже случается»».
(Из воспоминаний Белоклокова Анатолия Ермолаевича)
«Помню выбрались с передовой в тыл. Приходим, а у помощника водителя задница вся опухшая. Спрашиваем: «Что такое» — «»Фердинанд» болванкой по жопе влепил!» Оказалось, что он сидел на ведре, чистил картошку. Случайная болванка на излете отрекошетив от земли, долбанула его по заднице. Надо же, «господин случай» свел болванку с жопой!»
(Из воспоминаний Маркова Николая Дмитриевича)
«Пленных немцев было немного. Их отправляли в штаб полка, никто пленных не стрелял. Один немец вообще «дуриком» к нам в плен попал. Заблудился, прошел через лес на нашу территорию, мимо «проспавшего» его боевого охранения. Ночь, зима, сильный мороз. Немец со страху залез на дерево и начал плакать, кричать, призывая о помощи. Мы его с дерева сняли, весь батальон «лежал» от смеха. Но этот эпизод не характерный».
(Из воспоминаний Гутмана Александра Давидовича)
«Был такой забавный случай: разведчики притащили языка в нашу траншею, а тот оказался, видимо, спортсменом. Немец очухался, набил физиономию разведчикам и удрал к своим. Наши даже остановить его не успели!»
(Из воспоминаний Лисенкова Анатолия Ивановича)
«В нашей батарее был такой случай. Поваром у нас был крупный мужик, весельчак Ваня Чечурин. Кухню редко удавалось подтащить к переднему краю — то снайпера мешают, то снега навалит, тогда на нее отправлялись подносчики пищи с термосами, которых хватало человек на двадцать. Если же образовывалась пауза в боевых действиях, то кухню ставили рядом с расположением батареи.
Так вот однажды, батарейцы выстроились в очередь с котелками. Подходит к Ване, раздававшему пищу, очередной воин, а тот посмотрел на него: «А ты, кто такой А ты финн, наверное!» И как даст ему по голове своим черпаком. Оказалось, что это действительно финн! До того обнаглел, что пришел на нашу кухню получить котелок горячего супа. Ваня Чечурин был награжден медалью «За отвагу» за бдительность».
(Из воспоминаний Шишкина Николая Константиновича, артиллериста, командира батареи ИСУ-152)
«Однажды было такое: я вхожу в землянку комбата, а там в углу за плащ-палаткой сидела девушка, я даже не знаю, или финка или наша вела по рации пропаганду по-фински. Она как раз передавала свою агитацию, а я тихонько говорила с комбатом. А ужин уже прошел! В этот момент в землянку вошел солдат, который в карауле стоял, и говорит громко: «Ребята, пожрать мне оставили» Ему все орут: «Тише!»
Но поздно уже было. На следующий вечер финны нам кричат из своих окопов: «Рюсся, вы своим солдатам пожрать-то оставляйте!» Мы потом долго смеялись. Конечно, финны не все по-русски говорили, но нам кричали на нашем языке».
(Из воспоминаний Смаркаловой Нины Арсентьевны)
«Был такой забавный случай. При штурме укреплений линии Маннергейма, которую сами белофины и строившие укрепленный район немецкие инженеры, считали неприступной крепостью, наше командование дало приказ лобовой атакой взять часть укреплений. Но пехотная атака захлебнулась из-за больших потерь и решено было направить в бой танковый взвод из трех машин. Мы быстро преодолели зону прямого артогня и приблизились к Дзоту.
Танкисты конечно не знали, что под слоем снега были замаскированы глубокие рвы с полузамерзшей водой. Первый танк хотел подъехать прямо к амбразуре Дзота и заехал в один из рвов, сразу провалился, наклонился вниз пушкой, заглох и встал, не имея возможности выехать задним ходом. Все вдруг замерло., экипаж этого танка молчал, огонь со стороны финнов прекратился. Через некоторое время с финской стороны появился тягач, наш танк зацепили на трос и попробовали вытащить. Не получилось.
Спустя несколько минут подъехал еще один тягач и вдвоем они вытащили из рва машину (танк КВ) и потянули ее в сторону своих позиций. Была дана команда на поражение огнем танковых пушек, но в этот миг экипаж сумел завести двигатель танка и утащил эти два тягача на нашу сторону. Было море смеха и об этом случае была заметка в фронтовой газете того времени».
(Из воспоминаний Коваленко Якова Яковлевича)
«В калмыцких степях, зимой, произошел один смешной случай. Все четыре артиллерийских батареи бригады и батарея 120-мм минометов вырвались вперед, оставив далеко позади стрелковые батальоны. Перед нами ровная степь, все как на ладони. Никаких ориентиров, ни холмика, ни дерева, чтобы «привязать» батареи к местности или пристрелять репер. Разведка доложила — «На нас движется огромная масса немецкой пехоты».
В бинокли было видно какое-то серое пятно, закрывшее полностью степь. Батареи открыли заградительный шквальный огонь, но «пятно» неумолимо надвигалось на нас. Когда мы разобрались и наконец поняли, что это движутся брошенные хозяевами тысячные отары скота, то все легли со смеху. Мы там столько баранов набили! Два месяца до этого события мы просто голодали, хлеба получали по 300 грамм в день. Нам давали баланду, в которой «пшенинка за пшенинкой — гоняется с дубинкой», а тут столько мяса Мы накинулись на баранину. Соли и хлеба не было. У нас на батарее был казах, бывший чабан, который на спор за один присест съел полбарана».
(Из воспоминаний Пограничного Вениамина Борисовича)
«С картами в штрафной роте был один забавный эпизод. «Штрафники» часто играли в карты, и Баланда решил с этим бороться. Отобрал у них колоду карт, но этот «лиса» сделал еще одну. Тогда Баланда с двумя своими заместителями зашли в землянку к этим «штрафникам», и потребовал отдать карты. Те не отдают, тогда они устроили обыск. Обыскали всех и все, один раз, второй, ничего не нашли. Ни с чем ушли.
Потом внезапно устроили еще один обыск, но опять ничего не нашли. Тогда Баланда сдался, и сказал им так: «Хорошо, разрешу вам играть, но скажите куда вы спрятали карты». И оказалось, что когда при обысках он заходил в землянку, они эту колоду незаметно клали в карман самому Баланде, а когда он выходил, они колоду брали обратно..».
(Из воспоминаний Войцеховича Владимира Викторовича)
«Однажды всем батальоном ловили «Тигра». Батальон занял половину деревни Дмитриевка. Деревня большая, разделена рекой на две части. С одной стороны мы, на том берегу немцы. Южнее села, на нашей стороне реки находилась заброшенная станция МТС, где оставался запас горючего. Днем мы там заправлялись. Рядом со станцией небольшой мост. Ночью, через этот мост, на МТС пришел «Тигр» с того берега, заправился и поехал домой.
На Украине ночи темные, глаз выколи. К тому же поздняя осень, земля черная. «Тигр» заблудился, и вместо своего берега пошел в нашу часть села. Шел по главной улице, вдоль линии обороны, за спиной наших передовых танков. На левом фланге стояла приданная бригаде батарея СУ-85, они его не заметили, дальше был наш батальон. К нам в дом забегает солдат, докладывает Родину: — Товарищ комбат, с МТС немецкий танк идёт! Мы выскочили, он мимо нас, не спеша проехал дальше по улице, в сторону штаба бригады. Штаб бригады был на противоположном от МТС краю деревни. По штабу в ту ночь дежурил начальник разведки бригады по фамилии Годин. Комбат звонит ему: — Годин, я Родин, к вам «тигр» пошёл! Тот: — Как «тигр»!
— А вот так, выйди, посмотри, наверное, уже приехал.
Годин выбежал, точно, немец у штаба бригады. Танк в штаб уперся, осветительную ракету запустил, понял, что заплутал, развернулся и поехал обратно той же дорогой.
В это время с левого фланга одна СУшка пошла за немцем, то есть уже ему навстречу. Фонари не включают ни тот, ни другой. Самоходка прошла мимо нашего дома и бок о бок разошлась с «Тигром». Даже задели друг друга бортами. Тьма полнейшая! Между нашим и соседским домами стоял «Валентайн», развернутый на улицу. Я прыгнул на место наводчика, приготовился стрелять по команде комбата. Самому ничего не видно. Когда «Тигр» поравнялся со мной, Иван скомандовал, я выстрелил. Что там пулька, 40 миллиметров. Только искры выбило из башни у «Тигра», и он дальше пошел. Пока я второй снаряд заряжал, немец за угол дома заехал, а механика-водителя рядом не случилось. Выстрелил, мимо. И ушел «тигр» домой без проблем. Сколько потом анекдотов по бригаде ходило — всем батальоном не могли тигра поймать. А казалось бы, вот он, голыми руками бери. Человек не автомат, всегда действовать безошибочно не может».
(Из воспоминаний Отрощенкова Сергея Андреевича)
Продолжение следует…

ФРОНТОВЫЕ КУРЬЁЗНЫЕ ИСТОРИИ. Часть 1 Запомнился один курьезный случай во время учебы. Собрали нас как-то в летнем кинотеатре-клубе. В первых рядах комсостав с женами и детьми, официантки из

ФРОНТОВЫЕ КУРЬЁЗНЫЕ ИСТОРИИ. Часть 1 Запомнился один курьезный случай во время учебы. Собрали нас как-то в летнем кинотеатре-клубе. В первых рядах комсостав с женами и детьми, официантки из

ФРОНТОВЫЕ КУРЬЁЗНЫЕ ИСТОРИИ. Часть 1 Запомнился один курьезный случай во время учебы. Собрали нас как-то в летнем кинотеатре-клубе. В первых рядах комсостав с женами и детьми, официантки из

ФРОНТОВЫЕ КУРЬЁЗНЫЕ ИСТОРИИ. Часть 1 Запомнился один курьезный случай во время учебы. Собрали нас как-то в летнем кинотеатре-клубе. В первых рядах комсостав с женами и детьми, официантки из

ФРОНТОВЫЕ КУРЬЁЗНЫЕ ИСТОРИИ. Часть 1 Запомнился один курьезный случай во время учебы. Собрали нас как-то в летнем кинотеатре-клубе. В первых рядах комсостав с женами и детьми, официантки из

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *