БИТВА ПРИ ЛИПАНАХ. ТАБОРИТЫ ПРОТИВ «ПАНСКОГО СОЮЗА»

БИТВА ПРИ ЛИПАНАХ. ТАБОРИТЫ ПРОТИВ ПАНСКОГО СОЮЗА Гуситское революционное движение - такое название получили события в Чехии, перевернувшие всю страну, в первой трети XIV века. Само название

Гуситское революционное движение — такое название получили события в Чехии, перевернувшие всю страну, в первой трети XIV века. Само название движение получило по имени одного из его вождей ученого, профессора университета в Праге, магистра Яна Гуса (13711415). Он выступал против роскоши и дурных нравов священников, епископов, монахов, против несправедливости. Римский папа увидел в этом отступление от поведения доброго христианина и веры и решил Яна Гуса вызвать на собор — так в то время назывались специальные съезды ученых, епископов, духовных лиц, тех, кто был в церкви у власти. Собор состоялся в немецком городе Констанце. Гусу обещали безопасность и неприкосновенность. Однако это обещание было нарушено, Ян Гус взят под стражу и 6 июля 1415 года сожжен на костре как еретик.
Его смерть вызвала волнения в Чехии. Все население Чешского королевства разделилось на два больших лагеря: гуситский, куда входили люди всех сословий, в той или иной степени разделявшие взгляды Гуса, и католический, который объединял всех противников гусизма.
Лагерь гуситов не был един.
Наиболее зажиточные слои общества, представители чешского дворянства (шляхты), особенно его верхушки (панства), богатые жители городов, хотели отобрать у католической церкви часть богатств и переделить их в свою пользу, отменить особые правила причастия для духовных лиц.
Крестьяне, мелкий городской люд не удовлетворились подобной программой. Также выступая за лишение церкви богатств и привилегий, они требовали серьезного переустройства общества, чтобы всем жилось хорошо и по справедливости. Это крыло гуситов получило название «таборитов» по названию города Табора, который был их центром.
Между гуситами и католиками скоро начались войны, и шли они очень долго, почти 20 лет. Католическая церковь объявила всех гуситов еретиками, и призвала своих сторонников в крестовый поход против них. В отряды крестоносцев вошли чешские паны-католики, феодалы из соседних государств, в первую очередь Германии и Венгрии. В Чехию было совершено пять крестовых походов, но все пять потерпели полное поражение.
Главным секретом побед гуситов была придуманная ими самими тактика ведения боевых действий. В войско таборитов приходили крестьяне и горожане, не знавшие военного дела, однако уже в начале 1420-х годов гуситская армия стала одной из самых боеспособных в Европе. Дворяне, вставшие во главе этой армии, понимали, что надо научиться успешно противостоять тяжелой рыцарской кавалерии. И табориты начали применять боевые возы, т.е. особые повозки с высокими бортами. Перед битвой возы замыкались в кольцо и скреплялись заранее приготовленными цепями. Обращенную к противнику сторону возов усиливали деревянными щитами, а с внутренней стороны на каждый воз вели специальные сходни. К каждому возу приставляли специальную обслуживающую команду.
Если позволяло время, оборона усиливалась земляными укреплениями. Таким образом, среди поля вырастала своеобразная крепость, приспособленная для ведения оборонительного боя. По наступающему противнику открывался огонь из мощных луков и арбалетов. Кроме того, табориты имели на вооружении очень сильную артиллерию и ручное огнестрельное оружие. Находясь под прикрытием возов, они изматывали панов и их отряды, вынужденные безуспешно атаковать укрепление.
В тот момент, когда натиск противника начинал ослабевать, гуситы переходили в атаку. Цепь возов размыкалась, и на изнуренного схваткой врага устремлялись свежие конные отряды, находившиеся в резерве. Удар конницы поддерживался атакой пехоты. Так гуситы одержали много славных побед.
В 1420 году при Судомерже табориты под командованием Яна Жижки из Троцнова нанесли поражение впятеро превосходящим силам католиков. В 1424 году при Малешове табориты вновь одержали победу над значительно превосходящими силами противника. В кровопролитном сражении при Усти (1426 год) табориты под командованием Прокопа Великого нанесли сокрушительное поражение крестоносцам. По данным хроники, крестоносцы в этом бою потеряли 10 тысяч человек.
За эти годы гуситы превратились в опытных, закаленных в многочисленных боях с крестоносцами воинов. Они были хорошо вооружены и дисциплинированны. Моральный и боевой дух таборитов был очень высок. В течение всех этих лет табориты не знали крупных поражений. Слава их была так велика, что 14 августа 1431 года при одном лишь известии о приближении гуситского войска армия крестоносцев под Домажлицами обратилась в паническое бегство, даже не вступив в бой.
Католики поняли, что силой гуситов не взять. Тогда они решили привлечь на свою сторону хотя бы часть гуситов. Например тех, которые боролись против привилегий и богатств церкви и уже своего добились. И теперь сами побаивались крестьян и бедняков. В 1434 году католики и часть панов-гуситов договорились о совместных действиях против таборитов.
Был создан «панский союз», основной задачей которого была борьба с таборитами. Почти все чешские паны вошли в союз, и именно их личные дружины составили ядро войска.
Особенно крупные силы пришли из западной Чехии. Вместе с ними шли отряды панов-чашников Пржибика из Кленова и Алеша из Жеберка. К панской армии присоединился и сильный гарнизон замка Карлштейн.
Сильную дружину прислал из Южной Чехии пан Ольдржих из Рожмберка. Численность его отряда составляла 800 пеших и 200 конных воинов. Вместе с рожмберкскими отрядами пришли воины страконицкого великого магистра Вацлава из Михаловиц. К армии панского союза присоединились отряды из Праги и Мельника. Общая численность войск панского союза составила 660720 боевых возов, около 13 тысяч человек пехоты и 1200 всадников. Верховным гетманом был избран рыцарь Дивиш Боржек из Милетина, храбрый воин и искусный полководец.
Армией таборитов на тот момент ей командовал священник Прокоп Великий — выходец их богатой семьи горожан. Именно он после смерти прославленного гуситского гетмана Яна Жижки из Троцнова возглавил таборитские войска. Из других командиров таборитов наиболее видными и прославленными были Прокупек и Ян Чапек из Сан.
Прокоп Великий понимал всю важность предстоящего столкновения с войсками панского союза и постарался собрать всех, кого можно. Поддержку таборитам оказали 16 городов: Табор, Бероун, Сланы, Жатец, Лоуны, Коуржим, Нимбурк, Градец Краловы, Яромерж, Трутнов, Двор Краловы, Высокий Мит, Клатов, Прахатицы, Домажлицы и Литомерж. По оценкам чешских историков, в распоряжении Прокопа имелось около 480 боевых возов, от 9 до 10,5 тысяч пеших воинов и 700 конников.
Таким образом, табориты немного уступали в численности панскому войску. Небольшое неравенство сил с лихвой искупалось великолепной оборонительной позицией, которую занял Прокоп Великий. Табориты укрепились на склонах Липской горы. Они тщательно подготовились к битве. Возовая оборона была усилена земляными укреплениями. Перед возами был выкопан ров, глубиной в полтора метра. Кроме того, фланг таборитов был надежно прикрыт рыбником, который не только серьезно затруднял действия атакующих, но и давал питьевую воду обороняющимся. Позиция на холме позволяла таборитам лучше, чем противникам, использовать артиллерию. Наконец паны были вынуждены предпринимать атаку снизу вверх, что в сочетании с заранее подготовленной обороной делало несущественным их численное превосходство.
Точных сведений о том, как планировал провести битву Прокоп Великий, нет. Скорее всего, он не собирался отступать от традиционной схемы, т.е. предполагал измотать атакующего противника и нанести контрудар. Для этой цели Прокоп Великий расположил кавалерию под командованием храброго Яна Чапека из Сан вне лагеря.
Верховный гетман панской армии Дивиш Боржек из Милетина прекрасно понимал всю сложность задачи, которая стояла перед ним. Он расположил свое войско лагерем в низине у деревни Гржибы.
Табориты начали обстрел панского лагеря. Опытным воинам обеих сторон было ясно, что серьезного урона панскому войску этот обстрел причинить не может. Однако огонь сильно нервировал. Гул канонады, клубы порохового дыма, поднимающиеся от пушек таборитов, зловещая атмосфера приближающейся битвы вызывала в панском лагере панику. Каждому воину было ясно, сколь опасным, трудным и кровопролитным будет штурм таборитского лагеря. Нервозность усиливалась и кажущимся бездействием командиров. Некоторые воины начали роптать на то, что их выставили мишенями для таборитских пушек. Многие опытные бойцы требовали начать атаку или отступить, что-то предпринять, не выжидать, не бездействовать. Но Дивиш Боржек из Милетина и другие гетманы панского войска сохраняли хладнокровие и не спешили. Необходимо было найти способ лишить таборитов преимуществ их исключительно выгодного стратегического положения. На военном совете был принят план, который давал надежду на успех, однако был рискованным, требовал высокой согласованности действий и дисциплинированности.
Решающая битва началась 30 мая 1434 года в воскресенье в 3 часа дня. Панская пехота была построена в колонны, впереди которых двигались боевые возы. Дивиш Боржек из Милетина отдал приказ начать атаку в момент, когда пушки таборитов, сделав очередной залп, были разряжены и скрыты в пороховом дыму. Это позволило несколько уменьшить потери при движении. Тем не менее, когда пехота панов под прикрытием собственных возов начала приближаться к позициям таборитов, пушки заговорили вновь. Однако теперь расстояние между войсками сократилось, и в дело смогли вступить панские пушки, хотя их огонь был куда менее эффективен. Наступавшие несли серьезные потери. Продвижение пехоты замедлилось, затем остановилось, и вскоре нападавшие начали отступать. Теперь таборитам, в соответствии с принципами гуситского военного искусства, необходимо было сделать вылазку, не давая врагу опомниться нанести ему решительное поражение и обратить в бегство.
Именно этого момента и ждал Прокоп. Линия таборитских возов была разомкнута, и табориты, воодушевленные первым успехом, бросились вперед. Казалось, победа уже близка, и паны вот-вот обратятся в бегство.
И в эту минуту во фланг наступающим таборитам ударила тяжелая кавалерия «железных панов».
В этом и состоял замысел Дивиша Боржека из Милетина. Отступление пехоты было обманным маневром, призванным выманить таборитов из лагеря, лишить удобной позиции. Сильный отряд, состоящий из дружин западночешских панов, давних врагов таборитов, скрывавшийся в засаде, нанес неожиданный удар, опрокидывая ряды таборитов. Эффект атаки был тем более ошеломляющим, что удар последовал в момент торжества таборитов, когда они считали битву уже выигранной. Пощады западночешские паны не давали, с лихвой расплачиваясь за все прошлые поражения. Один из участников сражения писал, что табориты «падали как снопы».
Однако битва была еще не закончена. Табориты еще раз доказали высокую боеспособность своей армии. Несмотря на страшные опустошения, произведенные атакой панов, табориты сумели в порядке отступить в укрепленный лагерь. На плечах отступающих таборитов в лагерь ворвался и небольшой панский отряд во главе с самим Дивишем Боржеком из Милетина. Чаша весов снова заколебалась, поскольку таборитам удалось сомкнуть линию возов, и верховный гетман панского войска оказался во вражеском лагере отрезанным от своих. Кроме того, в бой еще не вступала конница таборитов. Но действия этого небольшого отряда панов внесли сумятицу в ряды таборитов и не позволили полностью восстановить оборону. Бросившиеся на помощь своему гетману воины взяли штурмом несколько возов и ворвались в лагерь.
Прорыв возовой линии означал полное поражение, и Ян Чапек из Сан, который вовсе не собирался умирать за идеалы таборитов, отвел конницу по направлению к Колину и не принял участия в бою. Табориты еще продолжали сопротивляться, однако никаких шансов на победу у них уже не осталось. В упорном бою внутри лагеря и на возах погибли многие гетманы таборитов, в том числе Прокоп Великий. Части таборитов удалось бежать к Чешскому Броду и к Колину. Их потери в этой битве составили 2 тысячи человек убитыми. Потери панской армии точно установить не удалось.
И современники, и многие историки впоследствии в качестве главной причины поражения таборитов считали поведение командующего конницей Яна Чапека из Сан, который в решающий момент не вступил в бой. Строились разные предположения, объясняющие его действия: от прямой измены до трусости. Конечно, отступление гуситской кавалерии сыграло свою роль, однако главная причина поражения, скорее всего, состоит в другом. Дивиш Боржек из Милетина искусно построил бой, тактически переиграв противника. Он сильно рисковал, приказав изобразить отступление: из-за недисциплинированности и страха перед таборитами оно легко могло превратиться в настоящее. С другой стороны, привыкшие к победам табориты забыли об осторожности, бросив все силы в атаку и не оставив обороны.
Поражение таборитов при Липанах означало их полный разгром. И хотя военные действия продолжались с перерывами до 1437 года, когда пал замок Сион и был казнен пан Ян Рогач из Дубы, последний гетман таборитов, судьба войны была уже решена при Липанах.
Поражение таборитов не означало поражения гусизма.
Гуситское революционное движение входило теперь в новую фазу…

БИТВА ПРИ ЛИПАНАХ. ТАБОРИТЫ ПРОТИВ ПАНСКОГО СОЮЗА Гуситское революционное движение - такое название получили события в Чехии, перевернувшие всю страну, в первой трети XIV века. Само название

БИТВА ПРИ ЛИПАНАХ. ТАБОРИТЫ ПРОТИВ ПАНСКОГО СОЮЗА Гуситское революционное движение - такое название получили события в Чехии, перевернувшие всю страну, в первой трети XIV века. Само название

БИТВА ПРИ ЛИПАНАХ. ТАБОРИТЫ ПРОТИВ ПАНСКОГО СОЮЗА Гуситское революционное движение - такое название получили события в Чехии, перевернувшие всю страну, в первой трети XIV века. Само название

БИТВА ПРИ ЛИПАНАХ. ТАБОРИТЫ ПРОТИВ ПАНСКОГО СОЮЗА Гуситское революционное движение - такое название получили события в Чехии, перевернувшие всю страну, в первой трети XIV века. Само название

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *