ЭСТЕРГОМСКИЙ ДЕСАНТ. МИХАИЛ АШИК

ЭСТЕРГОМСКИЙ ДЕСАНТ. МИХАИЛ АШИК В годы Великой Отечественной советские войска провели множество успешных и дерзких десантных операций, когда за счет храбрости и отличной подготовки

В годы Великой Отечественной советские войска провели множество успешных и дерзких десантных операций, когда за счет храбрости и отличной подготовки бойцов-десантников, а также умелого планирования командованием и его своевременной грамотной реакции на изменения в обстановке, малыми силами были разгромлены крупные группировки германского вермахта и его сателлитов. Одной из таких операций является так называемый Эстергомский десант, один из героев которого — Михаил Владимирович Ашик здравствует и поныне.
Родился будущий Герой Советского Союза 24 июня 1925 года в Ленинграде и с малых лет грезил морем: в 1941 году Ашик поступил в Ленинградский морской техникум. Но выучиться ему не пришлось — началась война и студенты техникума чаще выезжали на работы по рытью окопов, чем на учебные занятия, а также регулярно дежурили на крышах домов, борясь с «зажигалками». Позднее, в первую блокадную зиму, занятия прекратились из-за отсутствия электричества и отопления. Семья Ашик чудом пережила эту страшную зиму, а в марте 1942 года эвакуировалась из осажденного города по льду Ладожского озера.
2 февраля 1943 года, находясь в эвакуации, Ашик был призван в Красную Армию и попал на первоначальную подготовку в запасной полк, а оттуда был направлен в 387-ю стрелковую дивизию 5-й ударной армии Южного фронта, где воевал в должности пулемётчика, со временем получив звание младшего сержанта. Был ранен. После излечения — снова фронт. Осенью 1943 года, как один из самых способных сержантов, Михаил Ашик был направлен на курсы младших лейтенантов.
В 1944 году Ашик окончил курсы и в апреле был направлен в Крым, в Отдельную Приморскую армию, где служил командиром взвода в первой роте 144-го отдельного батальона морской пехоты 83-й отдельной дважды Краснознамённой ордена Суворова Новороссийско-Дунайской бригады морской пехоты, в составе которой освобождал Одессу и форсировал Днестровский лиман, где за проявленную храбрость и высокое воинское мастерство младший лейтенант Ашик был награждён орденом Красной Звезды.
Затем был разгром немцев и их союзников в Бессарабии, Румынии (за успешные действия в бою под Дунапентели грудь Михаила Ашика украсил орден Богдана Хмельницкого 3-й степени) и Югославии. В составе Дунайской военной флотилии Ашик с боями прошёл через Венгрию, приняв участие в штурме Будапешта, где за боевые отличия был награжден медалью «За отвагу».
Однако самым жарким делом молодого офицера стал десант, которому была поставлена задача высадиться восточнее венгерского города Эстергом с целью перекрыть дороги по южному берегу Дуная и удерживать их до подхода частей 46-й армии, отрезав пути отхода противника на запад. Со стороны противника занимали оборону части 3-й венгерской армии (командующий генерал Йожеф Хесленьи) немецко-венгерской группы армий «Юг» (командующий генерал пехоты Отто Вёлер).
Для высадки катера должны были пройти по Дунаю, причем маршрут на протяжении 15 километров пролегал по реке оба берега которого были заняты противником. При этом врагом было подготовлено противокорабельное заграждение в виде взорванного и рухнувшего в воду городского моста, которое вдобавок было заминировано и прикрывались несколькими артиллерийскими батареями.
В состав десанта был выделен 144-й отдельный батальон морской пехоты майора Быстрова (он же был назначен командиром десанта), усиленным ротой противотанковых ружей, взводом сапёров, группой из состава медсанроты, двумя «сорокопятками», штрафной ротой, а также отдельными бойцами из состава офицерского штурмового батальона, которые формировались преимущественно из офицеров РККА, ранее попадавших в окружение или плен (личный состав таких батальонов штрафниками не считался, звания не лишался, но подобно штрафным подразделениям по возможности бросался на самые трудные участки фронта.)
Кстати, Михаил Ашик уже воевал бок о бок с такими штурмовиками при взятии Будапешта: «Перед атакой было объявлено, что гору Геллерт, за которой стоял Королевский дворец, надо взять одним броском…
Гору вначале бомбили самолёты, а затем впереди наступавших пустили офицерский штурмовой батальон. Такое зрелище не для слабонервных…офицеры-штурмовики гранатами давили всё, что оставалось от немецкой обороны, а когда надо, пускали в ход ножи, по клинку которых шла надпись «Труд-Вача» (завод «Труд» в поселке Вача относился к ведомственным предприятиям НКВД и производил финки для диверсантов НКВД, разведчиков и десантников в 1937-1945 гг.) Никто из них, несмотря на плотный огонь, не залёг, не остановился, не повернул назад. И награда не заставила себя ждать. На вершине оставшимся в живых офицерам-штурмовикам объявили, что своей храбростью они искупили перед Родиной все свои прегрешения.»
Общая численность десанта — 536 человек, в составе — 2 противотанковых орудия, 3 батальонных миномёта, 21 противотанковое ружьё, 26 пулемётов. Отряд высадки десанта составлял 10 бронекатеров, также задействованы отряд катеров артиллерийской поддержки (2 бронекатера и 1 минный катер), отряд обеспечения (1 бронекатер и 2 речных катера-тральщика), отряд резерва (3 малых катера).
В 22 часа 19 марта 1945 года бронекатера с десантом начали продвижение к месту высадки и при выходе к устью реки Грон подверглись сильному огневому воздействию противника, однако ответным огнем армейской артиллерии, прикрывающей десант, вражеский огонь был быстро подавлен. В дальнейшем, по мере движения бронекатеров вверх по реке, они сопровождались передвижной огневой завесой. Сильная огневая поддержка артиллерии, смелые и решительные действия командиров кораблей дали возможность всем бронекатерам прорваться через укрепленный рубеж и пройти Эстергомский мост без потерь в людях.
Высадка десанта произведена в 2 часа 15 минут 20 марта и прошла при минимальном сопротивлении противника, не ожидавшего такой дерзости: прибрежные дороги были перехвачены и создан плацдарм до 3 километров по фронту. Как отмечали практически все немецкие военачальники, анализировавшие сильные и слабые стороны Красной Армии, удивительное умение русских мгновенно и крайне прочно зарываться в землю вместе с высоким навыком маскировки, требовало немедленной реакции в виде удара по новообразованному плацдарму сразу и всеми имеющимися силами, иначе выбить успевших окопаться русских будет крайне сложно, а подчас и невозможно. Однако в этом раз немцы и венгры опоздали с контрмерами: только к 7 часам утра противник предпринял ожесточенные атаки, пытаясь сбросить десант в реку.
«На нашей позиции: между Дунаем и дорогой, вспоминает Михаил Владимирович, командир батальона расположил как на наиболее танкоопасном направлении всю имевшуюся артиллерию — две 45-мм противотанковые пушки. С рассветом показались тяжелые бронированные машины. Первые атаки отбили сравнительно легко. Сорокапятки и шесть противотанковых ружей создавали плотный огневой щит. Ни один танк не вышел на наши позиции: либо загорались, либо отворачивали.»
Всего же в первый день было отбито 8 атак (включая танковые), при этом десант потерял всю свою артиллерию и миномёты, в связи с чем в ночь на 21 марта к нему был направлен новый десантный отряд кораблей с подкреплениями в составе 330 бойцов десанта, 2 артиллерийских орудия, 5 пулемётов, 12 тонн боеприпасов. Однако эта высадка не удалась: немцы ожидали ночного усиления десанта и держали Дунай под огнём. При попытке прорыва 1 бронекатер был потоплен артиллерийским огнём и 2 получили повреждения, на мине подорвался и затонул 1 катер-тральщик. На борту катеров погибли 19 моряков и десантников, 17 получили ранения. Только 2 катера прорвались к плацдарму, высадив 60 бойцов и 1 орудие.
С утра 21 марта враг снова подтянул несколько танков и самоходных орудий, возобновив атаки. Наступление же советских войск по берегам Дуная развивалось медленнее запланированного. Только 21 марта с большим трудом был занят город Эстергом, который по плану необходимо было занять в первый день операции, но и после его потери враг упорно оборонялся. В этих условиях вечером 21 марта командующий флотилией разрешил командиру десанта прорыв навстречу наступающим войскам, однако ввиду большого количества раненых командир десанта отказался от прорыва, решив удерживать уже оборудованные позиции. Попытки доставить подкрепление катерами успехом не увенчались, так как после прорыва десантного отряда враг держал Дунай под непрерывным наблюдением. к плацдарму смогли прорваться только единичные катера, доставившие незначительное количество боеприпасов и вывезшие несколько десятков раненых, при этом два катера были потоплены врагом и ещё несколько получили тяжёлые повреждения.
В течение всего 22 марта бойцы вновь отбивали вражеские атаки, проявляя массовый героизм и самоотверженность. Утром 23 марта с десантом соединилась передовая разведгруппа наступавших по побережью войск, а вскоре в связи с приближением других частей противник прекратил атаки десанта и начал спешный отход по обходным дорогам, бросая технику и военное имущество.
«Теперь надо было ожидать атаку, — продолжает вспоминать герой, — но немцы развернулись и драпанули сдаваться накатывавшемуся из-за гор сухопутному гвардейскому корпусу. Морским пехотинцам сдаваться в плен фашисты не рискнули.»
Через несколько часов к позициям десанта вышла наступавшая по дунайскому берегу 83-я отдельная морская стрелковая бригада — задача была выполнена.
Десант смог удержаться во многом благодаря активной поддержке артиллерии берегового отряда флотилии и армейских «богов войны». За время боя они 281 раз открывали огонь по заявкам командира десанта, при этом было сожжено и подбито 9 танков, 4 самоходных орудия, 20 пулемётов, 7 орудий, 48 автомашин.
Всего в ходе боя уничтожено около 900 немецких и венгерских солдат и офицеров (количество раненых неизвестно), отбито 39 атак танков и пехоты, подбито до 30 танков и 6 самоходных орудий. Потери десантников оказались также велики: 502 из 536 бойцов (195 убитыми, 307 ранеными). Были потоплены два бронекатера и катер-тральщик КТ-220 . За мужество и героизм в этом бою трём морским пехотинцам присвоено звание Героев Советского Союза, среди которых был и 19-летний командир взвода Михаил Владимирович Ашик.
Десант стал одной из наиболее сложных и дерзких операций Дунайской военной флотилии. Был осуществлён прорыв кораблей на большую глубину в условиях, когда оба берега реки занимал противник. Сковывание эстергомской группировки положительно сказалось на дальнейшем ходе операции: основная часть этой группировки не успела выйти на соединение с главными силами группы армий «Юг» и была пленена или уничтожена. Ускорились темпы наступления советских войск на Вену.
А Михаил Ашик после войны служил во внутренних войсках МВД. Вышел в отставку в звании полковника. С 1978 по 2002 год работал ведущим инженером в отделе научно-технической информации на Кировском заводе в Ленинграде/Санкт-Петербурге, где и проживает по сей день.
По материалам интернета.

ЭСТЕРГОМСКИЙ ДЕСАНТ. МИХАИЛ АШИК В годы Великой Отечественной советские войска провели множество успешных и дерзких десантных операций, когда за счет храбрости и отличной подготовки

ЭСТЕРГОМСКИЙ ДЕСАНТ. МИХАИЛ АШИК В годы Великой Отечественной советские войска провели множество успешных и дерзких десантных операций, когда за счет храбрости и отличной подготовки

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *