Черномырдин. Афоризмы, пережившие автора.

Черномырдин. Афоризмы, пережившие автора. Интересно, что в период безликих царедворцев, людей-функций, политики недавнего прошлого предстают этакими былинными богатырями. Взять хоть Виктора

Интересно, что в период безликих царедворцев, людей-функций, политики недавнего прошлого предстают этакими былинными богатырями. Взять хоть Виктора Степановича Черномырдина. Характернейший типаж простачка «себе на уме», смекалистого, но малограмотного паренька с крестьянскими корнями. И ведь образование получил, и карьеру сделал ещё в советское время, переплюнув столичную образованщину, а имидж свой до самой смерти эксплуатировал. Уходящая натура, вспомним! Тем более, что он оставил после себя колоссальное наследие, похлеще Козьмы Пруткова)
«У меня к русскому языку вопросов нет…»
«Изменений, чтоб дух захватывало, не будет. Иначе, чтобы кому-то что-то делать, нужно будет у другого взять или отобрать».
«Говорят, наш спутник без дела висит. У нас много чего висит без дела, а должно работать!»
«Мы выполнили все пункты от «А» до «Б».
«Вы думаете, нам далеко легко Нет! Нам далеко нелегко!»
«Курс у нас один — правильный!»
«На ноги встанем — на другое ляжем».
«Вообще-то успехов немного. Но главное — есть правительство!»
«Кто говорит, что правительство сидит на мешке с деньгами Мы мужики и знаем, на чем сидим».
«Правительство — это не тот орган, где, как говорят, можно одним только языком».
«Мы до сих пор пытаемся доить тех, кто и лежит».
«У нас ведь беда не в том, чтобы объединиться, а в том, кто главный».
«Какую бы организацию мы ни создавали — получается КПСС».
«Мы всегда можем уметь».
«Важнейший итог петровских реформ — создание благоприятных условий для западных деловых людей».
«Мы продолжаем то, что уже мы много наделали».
«Мы никуда не вступаем. Да нам и нельзя вступать. Как начнем вступать, так обязательно на что-нибудь наступим» (о вступлении России в Евросоюз).
«Россия со временем должна стать евро-членом».
«Нам никто не мешает перевыполнить наши законы».
«Секс — это тоже форма движения».
«Мы впервые увидели человека здесь, в бюджете».
«Чем мы провинились перед Богом, Аллахом и другими»
«Пенсионную реформу делать будем. Там есть где разгуляться».
«Если бы я все назвал, чем я располагаю, да вы бы рыдали здесь!»
«Учителя и врачи хотят есть практически каждый день!»
«Корячимся, как негры». (О работе правительства.)
«Мы сегодня на таком этапе экономических реформ, что их не очень видно».
«Реформы в России — это не автомобиль. Захотел — остановился, захотел — вновь сел и поехал! Так не бывает!»
«Я готов пригласить в состав кабинета всех — и белых, и красных, и пестрых. Лишь бы у них были идеи. Но они на это только показывают язык и еще кое-что».
«Правительство обвиняют в монетаризме. Признаю — грешны, занимаемся. Но плохо».
«Впервые за многие годы отмечено сокращение сброса поголовья скота».
«Нам нельзя растягивать этот процесс. Процесс реформ — он смерти подобен, но нельзя растягивать страдания людей».
«И кто тут меня может заменить Убью сразу… Извините».
«Никак еще не могу это для себя понять. Где я Куда я попал» (На встрече с журналистами в Госдуме.)
«У нас еще есть люди, которые очень плохо живут. Мы это видим, ездим, слышим, читаем».
«Бабушка с дедушкой вместе зашли в кабинку. Интересно, а как же дедушка может без бабушки Кто же ему даст команду» (О голосовании на выборах.)
«Я готов и буду объединяться! И со всеми! Нельзя, извините за выражение, все время врастопырку».
«Да нет, этот призрак… бродил где-то там в Европе, а у нас почему-то зацепился. Хватит нам бродячих…» (О призраке коммунизма.)
«Вот мы там все это буровим, я извиняюсь за это слово, Марксом придуманное, этим фантазером…»
«Меня всю жизнь хотят задвинуть. Все пытаются… Задвигал только таких еще нет».
«Ну, Черномырдин говорил не всегда так складно. Ну и что Зато доходчиво. Сказал — и сразу все понимают. Ну, это мой, может быть, стиль. Может, я не хочу сказать, что самый правильный, но очень понятный и доходчивый».
«Мы помним, когда масло было вредно. Только сказали — масла не стало. Потом на яйца нажали так, что их тоже не стало».
«С налоговым сюрреализмом надо кончать».
Если я еврей чего я буду стесняться! Я, правда, не еврей.
Естественные монополии хребет российской экономики, и этот хребет мы будем беречь как зеницу ока.
Есть ещё время сохранить лицо. Потом придётся сохранять другие части тела.
Всю теорию коммунизма придумали двое евреев. Я Маркса с Энгельсом имел.
Вас хоть на попа поставь, хоть в другую позицию все равно толку нет!
Ввяжемся в драку провалим следующие, да и будущие годы. Кому это нужно У кого руки чешутся У кого чешутся чешите в другом месте.
Вечно у нас в России стоит не то, что нужно.
И кто бы нас сегодня ни провоцировал, кто бы нам ни подкидывал какие-то там Ираны, Ираки и ещё многое что не будет никаких. Никаких не будет даже поползновений. Наоборот, вся работа будет строиться для того, чтобы уничтожить то, что накопили за многие годы.
К сожалению, мертвыми душами выглядят некоторые наши коллективные члены.
Мы помним, когда масло было вредно. Только сказали масла не стало. Потом на яйца нажали так, что их тоже не стало.
Мы с вами ещё так будем жить, что наши дети и внуки нам завидовать станут!
Нельзя думать и не надо даже думать о том, что настанет время, когда будет легче.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *