ИСТОРИЯ БЕЛОРУССКОЙ АВТОКЕФАЛЬНОЙ ЦЕРКВИ

ИСТОРИЯ БЕЛОРУССКОЙ АВТОКЕФАЛЬНОЙ ЦЕРКВИ В августе 1927 года в нашей стране при полной поддержке советских и партийных органов была образована Белорусская автокефальная православная церковь.

В августе 1927 года в нашей стране при полной поддержке советских и партийных органов была образована Белорусская автокефальная православная церковь. Через десять лет ее признали «контрреволюционной организацией» и всех иерархов расстреляли. Чекисты «помогли» духовенству осознать глубину своих заблуждений, покаяться и вернуться в лоно материнской Православной Русской Церкви (старое название современной Русской Православной Церкви) в качестве экзархата. Наш рассказ об этой неизвестной странице белорусской истории.
В условиях неопределенности.
После смерти патриарха Тихона в начале апреля 1925 года управление ПРЦ перешло к местоблюстителю митрополиту Петру (Полянскому), которого арестовали уже в декабре. Считается, что он лично распорядился передать всю полноту власти своему заместителю митрополиту Сергию (Страгородскому). Поскольку такой должности в церковной иерархии не существовало, высшее духовенство высказалось о некононичности подобной передачи власти, инспирированной ОГПУ.
В отсутствии легитимного руководства Церковью и официально зарегистрированных управленческих структур положение Белорусской митрополии оказалось неопределенным. Поскольку на территории БССР имелись все необходимые канонические аспекты для создания автономной национальной Церкви, то соответсвующий запрос был направлен патриарху Тихону. Ответа не последовало. Все контакты владыки контролировались чекистами.
Весной 1927 года духовенство Минской епархии решило полностью отделиться от московских иерархов. В качестве формы самостоятельного существования была выбрана автокефалия. Автокефалия в православии распространенная форма организации церковного управления. Автокефальными считаются самостоятельные Поместные Церкви, которые не зависят от других Поместных Церквей. Их руководители имеют право «поставлять себе епископов на свободные кафедры», которых должно быть не менее четырех. Случайно или нет, но необходимое количество кафедр к этому времени в Беларуси уже имелось.
Факторами, формирующими основы создания новой автокефальной церкви, считаются: полная или частичная политическая самостоятельность региона, его географическая удаленность от Церкви-матери, этническое и языковое отличие от основной территории. Решение о даровании автокефалии принимается патриархом материнской структуры.
Необходимость автокефалии обуславливали особенности государственного строительства Беларуси. В описываемый временной период иллюзии относительно возможности самостоятельного выбора курса развития республики были не только максимальными, но достаточно популярными в обществе. В ноябре 1926г. состоялась конференция по вопросам реформы белорусского правописания и азбуки, рекомендовавшая перейти с кириллицы на латиницу. В декабре в состав БССР вошли Гомельский и Речицкий уезды, преобразованные в Гомельские и Речицкие округа. Территория увеличилась более чем вдвое.
Документооборот в государственных учреждениях велся на белорусском языке. В апреле 1927г. приняли новую Конституцию Белорусской ССР. Из эмиграции по призыву властей вернулись многие национал-демократические лидеры. В июне при невыясненных обстоятельствах под Минском перевернулась дрезина, под которой погиб заместитель председателя ГПУ БССР Иосиф Опанский, ярый противник белорусизации и Православной Церкви.
Главным органом в стране на короткое время стал ЦИК БССР, возглавляемый Александром Червяковым, человеком прекрасно образованным и интеллигентным. Как реальный политик, он решил не уничтожать Церковь, а использовать ее влияние для укрепления власти в республике. Формулу полного отделения Церкви от государства выразили максимально просто: государство свободно борется с религией, а Церковь свободно борется с безбожием и атеизмом.
Для того, чтобы объявление автокефалии было каноническим, весной и летом 1927 года епископы Минской епархии провели переговоры в приходах и по их результатам подготовили «Декларацию Белорусского православного духовенства Минска и его окрестностей от 21 июня 1927 года». В ней, в частности, говорилось: «В религиозном сознании православных верующих всегда была живая мысль об автономии. В настоящее время в среде Православной Церкви Всероссийской растут религиозные разногласия, увеличивается количество различных церковных группировок. Не желая втягиваться в борьбу между религиозными церковными партиями, Белорусская Православная Церковь лучшим средством избежать этого считает утверждение о своей непоколебимой воле быть автокефальной».
Объявление автокефалии преследовало еще одну цель, о которой в Декларации не писали, спасти от арестов духовенство и верующих путем легализации церковного управления и деятельности БПЦ.
Белорусские епископы не знали, что в Москве подготовили другой документ, который фактически завершал усилия ОГПУ по полному подчинению ПРЦ советскому государству. 29 июля 1927 года была опубликована, так называемая, «Декларация митрополита Сергия», которая существенным образом изменила ход истории русской Церкви.
Из ее текста прямо и косвенно следовало, что независимости Церкви от государства больше не существует. Советская власть будет диктовать свои условия религиозным общинам через ОГПУ. Отныне любое назначение или перемещение священников осуществлялось только с согласия партийно-советских органов, использовавших для решения подобных вопросов «соображения» чекистов. Декларация митрополита Сергия была разослана в епархии и получила неоднозначную оценку. В Минской епархии документ укрепил епископов и духовенство в правильности выбранного ими пути автокефалии. Тех, кто поддержал декларацию, в стали презрительно называть «сергеевцами».
Архивные документы, касающиеся процесса образования белорусской автокефалии, пока не обнаружены. Советские историки этим официально не интересовались. Из открытых материалов спецслужб следует, что имели место «частные разговоры» на тему белорусизации Православной Церкви между иерархами Минской епархии и тогдашним руководством БССР. Впоследствии (1937г) Александра Червякова за пособничество «врагам народа» расстреляли.
В 1927 году белорусские спецслужбы созданию автокефалии не препятствовали и в определенном смысле даже способствовали. В докладе, отправленном в Москву 1 января 1928 года за подписью заместителя председателя белорусского ГПУ Залина и начальника Секретного отдела Соболева, эта деятельность отражена следующим образом: «Приходилось принимать самые разнообразные меры, изыскивать разнообразные способы и сохранять особый такт лавирования, чтобы в итоге через помощь бобруйского епископа Филарета (Раменского) склонить большинство «тихоновцев» к автокефалии». Следует отметить, что к информации спецслужб по всем вопросам, связанным с проблемами церковной жизни, нужно относиться очень осторожно. В течение всего периода советской власти любые религиозные организации рассматривались как потенциальный враг. Соответственно, позитивных характеристик (врагам и их действиям) в материалах силовых ведомств не может быть в принципе.
Провозглашение автокефалии произошло на Епархиальном Съезде духовенства и мирян в Минске 9-10 августа 1927 года. Делегаты представляли 333 прихода из Минского, Борисовского, Слуцкого, Мозырского, Бобруйского округов и одного благочиния из Оршанского округа. Постановили «объявить Белорусскую Церковь автокефальной, назначить ее предстоятелем митрополита Филарета (Раменского)» и разослать соответствующее информационное послание всем Церквам. Съезд направил в адрес ЦИК БССР приветственную телеграмму.
В Послании, автором которого, предположительно, является протоиерей Стефан Кульчицкий, говорилось:
« Ровно пять лет назад, в один из самых острых моментов разрухи церковной, в пору безвластия в Церкви и нараждающейся обновленческой смуты, возникла мысль обезопасить свою местную Церковь от тяжелых потрясений, выдвинув в качестве спасительного якоря идею самобытности Белорусской Церкви и ее права на национальное самоопределение. Здоровый церковный инстинкт самосохранения и прогрессивное течение религиозной мысли гармонично сочетались в этом идейном движении. Тем не менее, акт провозглашения Белорусской митрополии 23 июля 1922 года, радостно встреченный всем православным населением Минского края, был взорван в своей истинной сути засильем «обновленства», и поэтому не дал добродетельных для Церкви результатов.
Отношение руководящих церковных сфер в Москве к этому вопросу носило характер переменчивый и непостоянный, принимая то форму склонности (при покойном патриархе), то форму заочной неприязни (при его местоблюстителе) В ответ на возможную клевету и оскорбление Белорусский съезд смело возвышает свой голос и заявляет: «мы староцерковники, убеждены и устойчивы в своих православных взглядах и верованиях. Мы помним о вечном спасении своей души и желаем добра своей родной Церкви. Но в то же время мы верим, что нет ни одного народа, который мог бы расцениваться как пустой и безразличный материал церковной жизни, и которому могло бы быть отказано в праве на свободное развитие в качестве живого и действующего члена мирового тела Христова».
После провозглашения автокефалии было восстановлено, ликвидированное в 1924 году епархиальное управление, и опубликован Устав БАПЦ. Поддержка БАПЦ со стороны советской власти продлилась менее полугода.
Московская патриархия белорусской автокефалии не признала. В июле 1927г. митрополит Сергий вместо Мелхиседека (Паевского) назначил в Минск епископа Арсения (Смоленцева) неподкупного, честного, принципиального и последовательного. Разобравшись в ситуации, он написал прошение об отставке, и в августе был уволен «на покой».
В декабре 1928 года митрополит Даниил (Громовенко) писал представителю Вселенского Патриарха в СССР архимандриту Василию (Димапуле) о белорусских автокефалистах: «Они имеют множество храмов и верующих чад Белорусской Церкви. Целая армия клира, обманутая и обманываемая, тянется за ними, ослепленная страхом потерять православие. Наш голос, который охвачен клеветой их вождей, слышится этими клириками и верующими чадами не голосом праваславия, а дьявола».
В это время БАПЦ имела, по данным ГПУ БССР: 192 прихода в Минском округе, 20 в Оршанском, 1 в Витебском, 40 в Мозырском, 100 в Бобруйско-Рогачевском, 2 в Полоцком, 24 в Гомельском. На стороне митрополита Сергия в Минской епархии было только 3 прихода. Всего несли службу 399 священников.
Поддержка со стороны белорусского руководства полностью закончилось в 1929 году вместе с политикой белорусизации. Не было ни согласия Церкви-матери на автокефалию, ни поддержки Вселенского Патриарха, который в это время симпатизировал «обновленцам». В октябре 1927 г. митрополит Сергий (Страгородский) предал анафеме епископа Филарета (Раменского) и духовенство, присоединившееся к нему в богослужениях.
Летом 1937 года НКВД БССР раскрыл деятельность «контрреволюционной организации» «Белорусская автокефальная православная церковь» и подверг репрессиям практически всех ее руководителей, участников и многочисленных сторонников. Версия, приведенная в уголовном деле, мало соответствует реальным событиям. Следствие, в частности, установило, что формирование БАПЦ началось во время немецкой оккупации в 1919 году. К середине 30-х годов она состояла из 13 групп, действующих в Осиповичском, Борисовском, Кличевскому, Минском, Пуховичском, Смолевичском, Смиловичском, Чаусском районах Беларуси и в самом Минске. Активными членами организации были 2 епископа, 30 священников, 170 верующих из числа кулаков и бывших царских чиновников. Общее руководство подрывной деятельностью осуществлял Центр, во главе которого стоял епископ Филарет (Раменский). Помимо него, в управленчесткую структуру входило 12 человек.
В члены организации был зачислен и покойный митрополит Мелхиседек, который якобы в свое время поддерживал тесные связи с польскими националистами, спецслужбами и лично с Пилсудским. Следователи НКВД БССР рассматривали священников, как польских шпионов и диверсантов. Протоколы допросов хранятся в Центральном Архиве КГБ Беларуси.
Исследователи пишут, что владыка Филарет был «слабовольным и трусливым». В середине 1935 года он согласился на объединение с ПРЦ и покаялся перед митрополитом Сергием. Официально на этом «белорусский автокефальный раскол» закончился. Постановлением Особой тройки НКВД БССР от 25 октября 1937 года 11 руководителей «организации» были приговорены к высшей мере наказания, и 1 ноября 1937 года были расстреляны в Минске. Всех, прошедших по этому делу, реабилитировали только в 1989 году.
P.S.
История провозглашения автокефалии расстрелами ее первых учредителей не закончилась. Во время немецкой оккупации Беларуси в августе 1942 года состоялось новое объявление БАПЦ, которое благословил Поместный Собор под руководством епископа Филофея (Нарко).
В нем приняли участие (с правом голоса) 3 епископа, 65 священников и 65 представителей от верующих. Информация о провозглашении автокефалии с прошением о признании была разослана всем Православным Церквам. По разным причинам положительные ответы не пришли.
По окончании войны руководители БАПЦ эмигрировали в Германию. Часть из них присоединилась к Русской Православной Церкви за границей (Филофей), а другая часть в 1948 году вновь объявила о создании БАПЦ за пределами Беларуси. Сегодня приходы белорусской автокефальной церкви существуют в Австралии, США, Канаде и Великобритании. Время от времени вопрос о даровании автокефалии в Беларуси руководством экзархатом поднимается, но Москва отвечает отрицательно.

ИСТОРИЯ БЕЛОРУССКОЙ АВТОКЕФАЛЬНОЙ ЦЕРКВИ В августе 1927 года в нашей стране при полной поддержке советских и партийных органов была образована Белорусская автокефальная православная церковь.

ИСТОРИЯ БЕЛОРУССКОЙ АВТОКЕФАЛЬНОЙ ЦЕРКВИ В августе 1927 года в нашей стране при полной поддержке советских и партийных органов была образована Белорусская автокефальная православная церковь.

Источник

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *