«КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ» ШВЕЙЦАРСКОЙ РЕФОРМАЦИИ

«КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ» ШВЕЙЦАРСКОЙ РЕФОРМАЦИИ Безусловной доминантой городского ландшафта Цюриха являются два шпиля собора Гросмюнстер, «солонка и перечница» по меткому замечанию Виктора Гюго. Однако

Безусловной доминантой городского ландшафта Цюриха являются два шпиля собора Гросмюнстер, «солонка и перечница» по меткому замечанию Виктора Гюго. Однако известность собор получил отнюдь не из-за внешней величественности или роскошного внутреннего убранства, напротив, интерьер храма согласно протестантским канонам совершенно гол и пуст. Известность собору принес одним человек.
В историю он вошел как Уильрих Цвингли.
Все началось 1 января 1519 года. Именно в этот день только что назначенный молодой настоятель собора Гросмюнстер, обращаясь к прихожанам, объявил буквально следующее. «Отныне я буду говорить вам о Священном писании не так, как вы привыкли его знать, а так, как оно написано на самом деле». В течение нескольких лет Цвингли прочел более 600 проповедей. Его вариант Библии значительно отличался от установленных Ватиканом канонов. Самостоятельно изучив древнееврейский язык, владея латынью и греческим, молодой реформатор смог сопоставить различные варианты Священного писания. В результате он пришел к выводу, что современная ему католическая церковь значительно отошла от духа и буквы первых христианских заповедей.
Целью жизни для Цвингли стало вернуть «заблудшее стадо» в лоно истинной веры. Но Цвингли не стал бы тем, кто он есть, если бы не одно обстоятельство. Свое учение он начал распространять в Цюрихе. И в этом его огромное везение. Будь это какой-нибудь другой город еще неизвестно, как повернулась бы история. Все дело в том, что к моменту приезда новоявленного мессии Цюрихом уже на протяжении почти 200 лет правили представители цеховых гильдий. Это форма городского самоуправления сформировала особую демократичную среду, которая значительно отличалась от того, что существовало в большинстве городов той эпохи. Городской совет одним из первых прислушался к словам пламенного ниспровергателя основ, а проповеди Цвингли пользовались настолько большой популярностью у населения, что места в огромном храме на всех не хватало и люди стояли на улице.
Для принятия окончательного решения что есть истина в вопросе не веры, но богослужения магистрат Цюриха объявил об открытом диспуте. С одной стороны на него были приглашены сторонники папского престола в лице доверенных людей архиепископа Констанца. Оппонентом , разумеется, выступал сам Уильрих Цвингли. И только с помощью силы слова, опирающегося на твердую и непоколебимую убежденность в собственной правоте, молодой священник совершил настоящую революцию. Его подход к богослужению был взят за основу городскими старейшинами. Резолюция совета гласила буквально следующее: «Цвингли должен проповедовать святое Евангелие и истинное божественное писание по Божьему вдохновению и по лучшей возможности, пока не найдет лучшего учения».
Разумеется, победа в споре оказалась на стороне реформатора не только в связи с его необыкновенным красноречием. Дело в том, что Цвингли предлагал упростить многие моменты богослужения, сделать их менее затратными. А для представителей буржуазной среды, коими собственно и являлись городские старейшины, вопрос денег являлся основным.
И вот началось «очищение».
Убранство всех храмов было тщательно уничтожено фрески замазаны, утварь распродана, скульптуры и иконы выброшены на помойку. Цвингли не без основания гордился, что в его городе в соборах самые чистые стены. Ведь согласно постулатам деятелей протестантизма в храме ни что не должно отвлекать верующего от мыслей о боге.
При этом стоит отметить, что на вырученные от продажи церковной утвари средства в городе был открыт приют для детей-сирот, госпиталь, а так же основана школа, получившая название Профицей. Впоследствии именно это учебное заведение превратилось в имеющий ныне широкую мировую известность Цюрихский Технион.
Ну, а реформаторы на разрушении интерьеров церквей и соборов дело не закончили.
Последователи Цвингли отказались и от продажи индульгенций. Магистрат изгнал из стен города торговца ими, Самсона. Был положен конец и еще одному прибыльному занятию наемничеству. Цвингли считал, что служба за деньги, тем более в других государствах, развращает население. Наконец, решено было избавиться и от такого пережитка прошлого, как целибат запрета на безбрачие для священников. Пример подвижничества показал сам главный идеолог. Вскоре после этого Цвингли объявил о своем браке с Анной Мейер.
Идеи Цвингли оказались востребованы и в соседних швейцарских городах Базеле, Шафхаузене, Берне. Однако сельские районы Конфедерации, поборники традиционных католических ценностей, объявили новому учению непримиримую войну. Дело дошло даже до боевых действий. В этих условиях Цвингли решил оставить на время книгу и взялся за меч. Однако на поле брани удача отвернулась от него. В битве при Каппеле в 1531 году войско кантона Цюрих было разбито, а сам он погиб. Еще один известный деятель протестантизма, Мартин Лютер, который, кстати, так и не смог договориться с Цвингли об объединении их учений, видел в смерти коллеги перст божий. Мол, слишком много на себя взял, решив силой утвердить свою правоту.
После гибели Цвингли его дело продолжил Генрих Буллингер, друг и соратник первого провозвестника протестантского учения на территории Швейцарии. А по прошествии нескольких столетий в Цюрихе все же решили увековечить в камне память о «крестном отце» новой веры. Место было выбрано неподалеку от собора Гроссмюнстер, рядом с Вассеркирхе еще одной легендарной церковью Цюриха. И хотя как истинный протестант Цвингли в своих проповедях не раз завещал своим ученикам «не сотвори себе кумира», потомки решили пренебречь данным правилом. Пренебречь во имя того, кто пожертвовал жизнью ради идеи, попутно принеся славу не только собору Гроссмюнстер, но и самому городу.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *