Арабские федераты у римских границ

Арабские федераты у римских границ Источник - Между восточной границей Римской империи и Парфянской, а позже пришедшей ей на смену Персидской державой лежит обширная область пустынь. Их

Источник —
Между восточной границей Римской империи и Парфянской, а позже пришедшей ей на смену Персидской державой лежит обширная область пустынь. Их обитателями были мелкие арабские племена, пасшие свой скот и кочевавшие по обе стороны границ. Одни из этих племён тяготели к римской, другие к парфянской или персидской ориентации. Постепенно вдоль границ обеих империй возникла цепь буферных государств. Их правители участвовали в больших войнах, которые вели друг против друга могущественные покровители, и сами непрерывно враждовали друг с другом. Такая картина сохранялась вплоть до времени возникновения ислама и начала мусульманской военной экспансии.
Арабы или сарацины
Ареал распространения арабских кочевых племён пустыни простирался широкой полосой от Северной Месопотамии до Акабского залива, Синайского полуострова и побережья Красного моря. Писавшие о них греческие и римские авторы Страбон, Диодор Сицилийский, Плиний Старший и Аммиан Марцеллин обычно называли их «скинитами» (от σκηνή «палатка»), то есть буквально «живущими в палатках». О палатках из козьей шерсти как характерной детали быта кочевников пустыни постоянно говорили и более поздние мусульманские авторы. Арабы имели общее происхождение и говорили на родственных диалектах. Племена разделялись на родовые общины (δυναστέα), во главе которых стояли вожди-филархи (φύλαρχο). Кочевники пасли свой скот на краю пустыни, торговали с оседлыми народами, часто служили проводниками и караванщиками у торговцев и не брезговали разбоем. Чтобы обезопасить границы от их грабежей, наместники провинций посылали щедрые подарки арабским филархам. Взамен они получали от бедуинов товары на продажу, информацию о том, что происходит на землях по ту сторону границы, и военную помощь.
В конце II начале III века в источниках всё чаще стало встречаться новое название сарацины (saraceni). Впервые его употребил Плиний Старший, который называл сарацинами дальних соседей набатеев. Клавдий Птолемей упоминал название местности Саракена (Σαρακηνα) в северной части Синайского полуострова и её обитателей (ςαρακηνοί), живших в северной части Хиджаза. Впоследствии римские авторы распространили это имя на все арабские племена, кочевавшие вдоль римской границы Сирии. Его происхождение неясно. По одной гипотезе, оно является производным от семитского корня srq «украсть, ограбить» и означает грабителей и мародёров пустыни. По другой версии, оно происходит от šrq «восток» и šrt «племя» или «союз племён». Позднеантичные христианские авторы переосмыслили этимологию имени сарацинов в контексте библейской истории. Исидор Севильский, энциклопедист и отец церкви, сообщал: «Сарацины так называются или потому, что они считаются потомками Сары, или потому что, как говорят язычники, они происходят из Сирии (Siria), как сиригини (quasi Sirigini); они населяют обширную пустыню. В соответствии с Книгой Бытия, их также называют измаилитами, как потомков Измаила, или кедаритами от имени сына Измаила, или агарянами, от Агари».
Новая угроза
Примерно тогда же, когда имя сарацинов широко распространилось, участились и их нападения на римскую территорию. Кочевники угоняли крестьянский скот, убивали и уводили в плен людей, сжигали деревни. «Волками Аравии» их называл Кирилл Скифопольский, сам немало натерпевшийся зла от этих разбойников. Меры, предпринимаемые против них римским военным командованием, оказались недостаточны. В 189 году кочевники разгромили военную экспедицию, направленную против них сирийским наместником Песцением Нигром. Подробности этого столкновения остаются неизвестными. О напряжённой ситуации, сложившейся на приграничной территории, свидетельствует римское крепостное строительство эпохи Северов. Надпись из аль-Коссейры в 18 км северо-восточнее Дамаска, датированная 211 годом, рассказывает о строительстве здесь форта «против нападения арабов-скинитов». Частью этой строительной программы является ряд ранних укреплений Арабского лимеса. В 231 году император Александр Север посчитал необходимым перевести III Галльский легион в новый лагерь в Данабе в Южной Сирии, где он мог быть использован для обороны рубежей провинции.
Во второй половине III века нападения кочевников стали представлять собой серьёзную проблему, которую более нельзя было игнорировать. В 290 году военную экспедицию против них снарядил император Диоклетиан. В результате этой кампании «на сарацин были надеты цепи рабства». Кроме того, Диоклетиан значительно реорганизовал систему обороны восточных провинций. Византийский историк Иоанн Малала писал: «Диоклетиан возвёл форты вдоль лимеса от Египта до персидской границы, разместив в них солдат лимитанеев и поставив в провинциях дуксов, чтобы они с многочисленными войсками осуществляли охрану по эту сторону от фортов»
В ходе предпринятых Диоклетианом пограничных преобразований отношения между Римской империей и сарацинами изменились. Римское командование всё чаще стало заключать соглашения (σπονδή или foedus) с филархами сарацин, которые брали на себя обязательства охранять прилегающие к границе территории от врагов, пресекать здесь беспорядки и грабежи мирного населения, а также предоставлять по требованию командования свои вспомогательные отряды для военной службы. За это они получали от правительства ежегодные субсидии, подарки и почётные должности. Один из первых договоров такого рода заключил в 275 году император Аврелиан, включивший сарацин в состав своей армии во время кампании против Пальмиры. Его примеру последовали и другие императоры, выделявшие арабам-федератам приграничные районы Сирии, Палестины и Аравии. В «Расписании должностей» (Notitia Dignitatum) для Восточной половины Римской империи, датируемом IVV веками, зафиксирован ряд набранных из числа сарацин римских регулярных военных частей (equites sagittarii indigenae, Saraceni indigenae и Saraceni). Как правило, речь идёт об отборных кавалерийских отрядах, находившихся под командованием пограничных дуксов Аравии и Палестины.
Аммиан Марцеллин подробно рассказывал об участии сарацин в персидском походе императора Юлиана в 363 году. Их вожди явились в римский лагерь, разбитый у Каллиника на левом берегу Евфрата. Император охотно принял предложенную помощь, поскольку римское командование признавало опыт сарацин в набегах и стычках. Арабы действительно существенно помогли римлянам: вернувшись из разведки, они привели пленных, за что получили богатые подарки. Особый интерес представляют сообщения Аммиана Марцеллина о том, что некоторые арабские племена состояли на службе у персов. Одним из них был «царь по имени Подосак, филарх сарацин гасанидских, известный разбойник, со всяческой свирепостью в наших пределах давно буйствовавший». Речь здесь, безусловно, идёт о Гассанидах династии, которая в VVI веках прославилась в качестве союзника Восточной Римской империи. Тем удивительнее видеть предков Гассанидов, сражавшихся по другую линию фронта. В целом Аммиан Марцеллин относился к арабам весьма негативно. С досадой он писал о том, что римлянам лучше бы не иметь этих грабителей ни друзьями, ни врагами на границе: « так как они блуждают или ездят туда и сюда и в кратчайшее время опустошают всё, до чего могут добраться. Они подобны хищникам коршунам, которые хватают добычу, высматривая её с высоты, и тотчас улетают, если им не удалось нанести удар».
«Царь всех арабов»
Одним наиболее важных свидетельств установления союзнических отношений между римлянами и арабскими вождями-филархами является эпитафия из пяти строк, написанная набатейскими письменами на базальтовой плите из Намары, расположенной примерно в 100 км южнее Дамаска: «Это гробница Имру’-л-Кайса, сына ‘Амра, царя всех арабов по прозванию «Владыка Асада и Маххиджа». Он покорил асадийцев, и они были побеждены со своими царями, и обратил в бегство Маххидж. Затем пришёл, преследуя их, ко вратам Неджрана, града Шаммара, и покорил Маадд, и обходился великодушно с племенной знатью. Он назначил их наместниками, и они стали всадниками (федератами) для ромеев. И ни один царь не сравнился с ним в его свершениях. Затем он скончался в год 223 на седьмой день месяца каслул. Сколь счастливы те, кто был ему друзьями!»
Имру ал-Кайс, которому принадлежала эпитафия, был первым известным правителем арабов-Лахмидов (бану Лахм). Согласно дошедшим до нас арабским историческим преданиям, предки Лахмидов были родом из Йемена, откуда во II веке переселились на северо-восток Аравийского полуострова. Здесь их столицей стала Хирта, расположенная у современной Куфы (Ирак). В середине III века Лахмиды оказались в вассальной зависимости от персидских царей Сасанидов. Как следует из надписи, Имру ал-Кайс вёл обширную завоевательную политику вдоль границ Римской империи и Персии, на землях, некогда принадлежавших Пальмире. Здесь он подчинил племя Асад и покорил маадеев большое племя, известное как по греческим, так и по сирийским источникам. «Бану Маххидж» отказались ему покориться и спаслись бегством. Целью другого похода был важный торговый центр Неджран (Йемен), в котором правил царь химьяритов Шамир Йухариш. Эта кампания также была успешной и привела к выплате дани или установлению каких-то других форм зависимости. Южноарабские надписи позволяют датировать правление Шамира в Неджране примерно 320 годом, что находится в полном хронологическом соответствии с рассматриваемым текстом. Эти победы позволили Имру ал-Кайсу принять титул «царь всех арабов», прежде принадлежавший царям Хатры. После завоевания города Сасанидами в 241 году титул оставался вакантным. Под давлением персов Имру ал-Кайс обратился за помощью к римлянам и стал их союзником. Из сообщения арабского историка Хишама ибн ал-Калби известно, что перед смертью Имру ал-Кайс принял христианство, хоть этот факт не очевиден из текста самой эпитафии.
Гассаниды
Гассаниды (бану Гассан) являлись одной из наиболее известных арабских правящих династий пограничной зоны. Они принадлежали к той же ветви племени азд, что и их противники Лакхмиды. По арабскому преданию, Гассаниды во II веке мигрировали с юга Аравийского полуострова. Вначале они не играли особой роли в политике и платили дань Салихидам, доминировавшим в это время в зоне римского предполья лимеса, по динарию с человека. С упадком могущества Салихидов после 468 года Гассаниды смогли воспользоваться этой ситуацией в своих интересах. Их правитель Габала первоначально держал сторону Сасанидов и опустошал набегами земли пограничья провинции Палестины. Потерпев в 498 году жестокое поражение от дукса Палестины Романа, он решил сменить сторону, принял христианство и в 502 году заключил союзный договор с императором Анастасием. Подобно другим арабским филархам на римской службе этого времени, Гассаниды обязывались защищать юго-восточную границу империи от нападений персов и набегов других кочевников в обмен на ежегодную денежную субсидию. Они также должны были принимать участие в набегах и стычках, ежегодно проходивших вдоль линии персидской границы. В 502506 годах Габала сражался на стороне римлян против персов, а в 513 году напал на Хиру, столицу персидских союзников Лахмидов. Его собственной резиденцией была Джабия, расположенная в 80 км к югу от Дамаска на Голанских высотах.
Его сын Харит ибн Габала был одним из наиболее выдающихся правителей Гассанидов. В 526532 годах он участвовал в войне против персов и их арабских союзников. По просьбе императора Юстиниана в 529 году Харит ибн Габала жестоко подавил вспыхнувшее в Палестине восстание самаритян. В 531 году он командовал 5-тысячным отрядом сарацин в битве при Каллинике. В благодарность за службу после заключения «вечного мира» с персами в 532 году император дал Хариту ибн Габале царский титул и поставил его во главе всех арабских филархов пограничной территории. Очевидно, это было сделано, чтобы уравновесить влияние авторитетного лахмидского правителя аль-Мундара, контролировавшего арабские племена со стороны персов. Римское военное командование на территории провинций Аравии и Палестины при этом упразднялось, а административное управление было передано в ведение гражданского наместника. Охрану всей восточной границы империи от Египта до Месопотамии полностью взяли на себя Гассаниды.
Харит ибн Габала, а также его преемники оставались верными союзниками Восточной Римской империи. Несмотря на официально сохранявшийся мир с персами, на границе ни на минуту не прекращались столкновения между арабскими союзниками обеих сверхдержав. Как правило, Гассаниды оказывались более успешными в этих столкновениях. В 554 году они одержали крупную победу над своими противниками, правитель которых аль-Мундар пал от руки самого Харита ибн Габалы.
Тенью на отношениях между императорским двором и Гассанидами лежал религиозный вопрос: арабы исповедовали монофизитскую разновидность христианства и являлись покровителями яковитской сирийской церкви. В 580 году преемник Харита ибн Габалы, его сын аль-Мундар, отважный воин и правитель, был арестован в Константинополе и выслан на Сицилию. Это спровоцировало разрыв между Гассанидами и Восточной Римской империей. Четверо сыновей аль-Мундара, и особенно старший ан-Нуман, ответили серией набегов на римскую территорию, однако не смогли повлиять на ситуацию. В конечном итоге ан-Нуман, как и его отец, попал в плен и оказался в ссылке.
В 584 году император Маврикий разделил владения Гассанидов между пятнадцатью арабскими племенами. Император Ираклий (610641) попытался восстановить субсидии Гассанидам, однако юго-восточная граница империи была предельно ослаблена после бушевавшей на протяжении тридцати лет войны с персами и рухнула при первом же натиске арабов-мусульман со стороны пустыни. В 636 году императорская армия и их союзники Гассаниды потерпели жестокое поражение в битве на реке Ярмук.
Последний гассанидский правитель Джабаль ибн аль-Айхам перешёл было на сторону победителей, но так и не смог с ними ужиться. После конфликта с новыми хозяевами Сирии он вернулся в христианство, получил в Константинополе прощение и поселился в византийских владениях в Малой Азии вместе со значительной частью своего народа. Территории, некогда принадлежавшие Гассанидам в Сирии, заняло большое племенное объединение таит.

Арабские федераты у римских границ Источник - Между восточной границей Римской империи и Парфянской, а позже пришедшей ей на смену Персидской державой лежит обширная область пустынь. Их

Арабские федераты у римских границ Источник - Между восточной границей Римской империи и Парфянской, а позже пришедшей ей на смену Персидской державой лежит обширная область пустынь. Их

Арабские федераты у римских границ Источник - Между восточной границей Римской империи и Парфянской, а позже пришедшей ей на смену Персидской державой лежит обширная область пустынь. Их

Арабские федераты у римских границ Источник - Между восточной границей Римской империи и Парфянской, а позже пришедшей ей на смену Персидской державой лежит обширная область пустынь. Их

Арабские федераты у римских границ Источник - Между восточной границей Римской империи и Парфянской, а позже пришедшей ей на смену Персидской державой лежит обширная область пустынь. Их

Арабские федераты у римских границ Источник - Между восточной границей Римской империи и Парфянской, а позже пришедшей ей на смену Персидской державой лежит обширная область пустынь. Их

Арабские федераты у римских границ Источник - Между восточной границей Римской империи и Парфянской, а позже пришедшей ей на смену Персидской державой лежит обширная область пустынь. Их

Арабские федераты у римских границ Источник - Между восточной границей Римской империи и Парфянской, а позже пришедшей ей на смену Персидской державой лежит обширная область пустынь. Их

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *