«МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ»

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ Около полудня 7 сентября 1998 года на французском траулере Оризон, который вел промысел в районе между Марселем и островом Риу, занимались сортировкой улова. Одна из рыбин

Около полудня 7 сентября 1998 года на французском траулере «Оризон», который вел промысел в районе между Марселем и островом Риу, занимались сортировкой улова. Одна из рыбин показалась капитану «Оризона» Жану-Клоду Бьянко странной и он велел матросу Х. Бенамору выбросить её за борт. Бенамор выпутал эту рыбину из сети вместе с пучком водорослей и, приглядевшись, доложил капитану: «Подождите, здесь что-то блестит». Вместе рыбаки начали копаться в водорослях и выудили оттуда цепочку-браслет. Он был очень грязный, весь в тине, но с одного конца все же продолжал отливать серебром и сквозь грязь было видно, что на пластинке имеется гравировка. Заинтригованный капитан тут же взял губку и моющее средство и принялся отмывать браслет. В конце концов, на браслете проступили буквы: «Antoine De Saint Exupery (Consuelo) — c/o REYNAL and HITCHCOC Inc. — 386 4-th Ave. N.Y. City. — USA». Капитан Бьянко не поверил глазам — в своих руках он держал ключ к одной из величайших загадок ХХ-го века — исчезновению Антуана де Сент-Экзюпери.
Найденный браслет он отвез в Марсель и показал Анри-Жермену Делезу — президенту компании «Комекс», которая специализировалась на промышленных водолазных работах. Перспектива найти самолет автора «Маленького принца» воодушевила Делеза и он на своем поисковом судне «Минибекс», оснащенном самой совершенной аппаратурой, отправился в район недавнего промысла «Оризона». За две недели поисков было исследовано около 100 кв. километров морского дна, но никаких следов самолета так и не было обнаружено. Уже было принято решение о возвращении, когда один из водолазов, Люк Ванрель, вспомнил, что неподалеку от района поисков, возле острова Риу, еще в 1982 году он фотографировал загадочный участок морского дна, который был усеян металлическими обломками. Те фотографии он отправил экспертам — историкам и корабелам, но никто из них не смог ничего идентифицировать. «Минибекс» перешел в район, указанный Ванрелем и вскоре, на глубине семидесяти метров водолаз обнаружил знакомые обломки.
Ванрель сделал новые фотографии, которые на сей раз были отправлены в общество ветеранов ВВС США. Там их передали Джеку Кертиссу, в свое время много летавшему на Р-38. Изучив материалы, Кертисс пришел к выводу, что это — останки самолета, но для однозначной идентификации его типа присланных снимков было недостаточно, требовались более детальные фото. Он снабдил Ванреля целой кипой технической документации по «Лайтнингам» и планом необходимой съемки. В течение последующих двух лет Ванрель нырял на «свой» участок и фотографировал останки самолета. Работа была весьма кропотливой и трудоемкой — со временем, придонные подводные течения разметали обломки на участке длиной около километра и шириной до 400 метров. К маю 2000 года накопленный материал позволил сделать однозначный вывод — обломки на дне принадлежат P-38 модификации G, на базе которой и был создан фоторазведчик F-5B. Во время войны в данном районе было потеряно четыре «Лайтнинга» этого типа и три из них уже были найдены и опознаны. Значит, четвертый должен быть самолетом Экзюпери.
Эту гипотезу можно было подтвердить только подняв обломки на поверхность, чтобы обследовать их на предмет обнаружения серийных номеров. Но, по законодательству Франции, сбитый самолет относился к воинским захоронениям, поэтому считался неприкосновенным. Ванрель заявил о своей находке в отдел подводной археологии Министерства культуры Франции. Получение разрешения на официальную идентификацию дополнительно осложнилось тем, что этому мероприятию активно воспротивились родственники Сент-Экзюпери — они совсем не жаждали развенчания легенды, популярной уже несколько десятилетий. Разрешение было получено только через три года. Для проведения экспертизы пригласили Филиппа Кастеллано — президента клуба, занимавшегося поиском и опознанием останков самолетов времен Второй мировой войны. Искушенный историк и опытный водолаз, Кастеллано точно знал, что надо искать. Согласно американским правилам, при передаче ВВС все самолеты получали серийные номера, т.н. «номера бюро аэронавтики» — BuNo. Они выделялись в очередном финансовом году на каждую заказываемую партию машин. Под BuNo 42-68223, означавшим, что это 68 223-й самолет, изготовленный в США с начала 1942 финансового года, «Лайтнинг» Экзюпери и проходил во всех официальных документах. Этот номер обычно наносился на фюзеляж краской и, за столько лет пребывания в морской воде, вряд ли мог уцелеть. Однако, фирма «Локхид», кроме прочих обозначений, отмечала каждый свой самолет индивидуальным семизначным номером, который наносился на определенных агрегатах чеканкой.
«Лайтнинг», на котором Экзюпери ушел в свой последний полет, должен был иметь цифры 2734 — это был сокращенный вариант «фирменного» номера 422-2734. Все поднятые обломки были тщательно изучены, и на корпусе нагнетателя двигателя был обнаружен вручную выбитый номер — 2734-L! При изучении обломков на обшивке не обнаружили ничего похожего на пробоины от пуль и снарядов, а характер повреждений фрагментов гондолы и крыльев (металл сплющен в гармошку) и положение клапанов нагнетателя двигателя указывали на то, что самолет Экзюпери несся к воде в почти отвесном пике с работающими на полную мощность моторами. Кроме того, в немецких архивах среди документов Люфтваффе, относящихся к 31 июля 1944 года, не нашлось даже упоминаний о каком-либо сбитом «Лайтнинге».
Это породило новую версию гибели Экзюпери. Американский журнал «Ридерз Дайджест» под броским анонсом «Тайна гибели известного французского писателя Антуана де Сент-Экзюпери раскрыта», поместил статью Рудольфа Чельмински под названием «Последний полет Маленького принца». Не особо утруждая себя изучением авиационных тонкостей (а это видно даже из того, что «Лайтнинг» Экзюпери он обозначил как P-38F-5B серии J — Экзюпери летал не на истребителе Р-38 «Лайтнинг», а на фоторазведчике F-5B «Лайтнинг». Автор отверг версию атаки немецкими истребителями, ссылаясь на отсутствие подтверждающих архивных документов. По поводу возможного отказа кислородной системы и потери сознания у Чельмински тоже все просто: «Что же касается кислородной теории, то Сент-Экзюпери хватило бы воздуха, если бы он снизился». Итоговый вердикт — Экзюпери покончил жизнь самоубийством.
Похоже, то, что на самом деле произошло 31 июля 1944 года так и останется последней легендой Сент-Экзюпери, однако, с учетом имеющихся данных, можно проанализировать наиболее вероятные версии произошедшего.
1-я версия.
Самолет Сент-Экзюпери все-таки был сбит. То, что в обломках не обнаружили пробоин от пуль и снарядов, вовсе не означает, что их вообще не было. Во-первых, самолет при ударе о воду разрушился, а обломки были разбросаны на достаточно большой площади. Почти шестьдесят лет их разносило подводными течениями и заметало донными отложениями, таким образом, их наверняка извлекли далеко не все. Ведь, прежде всего, поднимались те части, на которых должны были иметься шильдики с начеканенными номерами. Возможно, что пробоины имеются на обломках, так и оставшихся под водой. Во-вторых, следует учитывать специфику конструкции «Лайтнинга». Ведь, например, на его тонкой хвостовой балке пробоину от снаряда вообще можно не найти — пушки «фокке-вульфа» были способны ее попросту перерубить, а последующий удар о воду и коррозия — «замаскировать» следы воздействия оружия. В-третьих, немцы учитывали, что «стреляя в «раму» — попадаешь в дырку». Поэтому, на «Лайтнинге», прежде всего, они старались поразить кабину пилота. А ситуация явно позволяла истребителям спокойно и тщательно прицелиться. Одного — двух удачных попаданий (в летчика, кислородный прибор в кабине и т.п.) было достаточно, чтобы загнать в последнее пике практически неповрежденный самолет.
Что же касается отсутствия упоминаний в немецких архивах, то это тоже не «стопроцентное алиби». Общеизвестно, что документы Люфтваффе за 1944-й год полностью не сохранились и имеют большие пробелы. Поэтому однозначно сказать, что таких документов вообще не было, нельзя. Кроме того, «Ландзер» утверждал, что в публикации использовал письмо Р. Хайкеля к другу. Это письмо, если оно существовало и было подлинным, наверняка было предоставлено редакции частным лицом. Естественно, что не будучи официальным, оно, тем не менее, являлось историческим документом, отражающим сам факт боя 31 июля 1944 года. К сожалению, за давностью лет, найти это письмо и проверить его подлинность уже вряд ли возможно.
2-я версия.
Отказ кислородного оборудования по не боевым причинам. Вследствие утечки кислорода через шланги или уплотнения или возникшей неисправности дозатора-смесителя летчику могла начать поступать обедненная смесь. В таких случаях сначала тяжелеет голова и клонит в сон, а затем следует потеря сознания. Отметим, что в одном из вылетов 15 июня 1944 года у Сент-Экзюпери уже были проблемы с кислородным прибором. Но тогда все закончилось благополучно, в полуобморочном состоянии ему удалось удачно спикировать до 4 000 метров и перевести самолет в горизонтальный полет. Возможно, что 31 июля подобное пике закончилось трагически.
3-я версия.
Сент-Экзюпери потерял сознание сам из-за состояния здоровья: на связь по радио он не выходил и не сообщал о ранениях при зенитном обстреле. По летным меркам он действительно был уже «староват». К полетам на высотных разведчиках его не хотели допускать, в частности, и по чисто медицинским соображениям. Врачи боялись, что он может просто не выдержать длительный высотный полет. Вполне вероятно, что они оказались правы. Возможна также и комбинация обеих этих причин из версий 2 и 3. Кроме того, у «Сент-Экса» из-за старых травм плохо двигалась левая рука. Он не мог без посторонней помощи надеть летный комбинезон и парашют. Не исключено, что и это сыграло свою роль, когда на счету была каждая секунда.
4-я версия.
Самоубийство. Что касается версии о самоубийстве Сент-Экзюпери таким изощренным способом, то, естественно, на 100% её отбросить нельзя, но вероятность её, в сравнении с вышеперечисленными причинами гибели, ничтожно мала. Да, были проблемы с женой, сослуживцами, командованием, но такие периоды в жизни бывают почти у всех людей и очень редко приводят к самоубийству. А главное, в этой версии проглядывает явная бессмыслица: зачем тогда надо было перед этим летать более трех часов, фотографировать немецкие позиции, прорываться сквозь зенитный огонь, стремясь выполнить задание Ведь после исчезновения «Сент-Экса» сослуживцы не раз вспоминали его фразу: «Я никогда не покину мою эскадрилью!»
31 июля 2004 года, ровно через шестьдесят лет после исчезновения Сент-Экзюпери, в километре от острова Риу бросил якорь траулер «Халифа». На его борту находились участники шестилетних поисков, родственники и почитатели писателя. Священник провел положенный обряд, и, под зачитывание отрывков из книг Сент-Экзюпери, в воду полетели букеты цветов. Как заявил главный хранитель департамента подводных археологических исследований Патрик Гранжан, теперь «известно, что самолет Сент-Экзюпери затонул в районе острова Риу, но неизвестно, почему, и, возможно, мы не узнаем этого никогда».
(Взял на airwar)

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ Около полудня 7 сентября 1998 года на французском траулере Оризон, который вел промысел в районе между Марселем и островом Риу, занимались сортировкой улова. Одна из рыбин

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ Около полудня 7 сентября 1998 года на французском траулере Оризон, который вел промысел в районе между Марселем и островом Риу, занимались сортировкой улова. Одна из рыбин

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ Около полудня 7 сентября 1998 года на французском траулере Оризон, который вел промысел в районе между Марселем и островом Риу, занимались сортировкой улова. Одна из рыбин

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ Около полудня 7 сентября 1998 года на французском траулере Оризон, который вел промысел в районе между Марселем и островом Риу, занимались сортировкой улова. Одна из рыбин

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *