ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Часть 2

 

ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Часть 2 В конце 1916 года парусник вышел в море. Благодаря тщательной подготовке, Морской Орел под именем Ирма благополучно миновал линию блокады, и даже опытные

В конце 1916 года парусник вышел в море. Благодаря тщательной подготовке, «Морской Орел» под именем «Ирма» благополучно миновал линию блокады, и даже опытные английские офицеры не смогли обнаружить подделку в документах при досмотре.
Первый трофей был взят 21 января 1917 г. Им оказался английский пароход «Гледис Роял». Затем последовали другие суда. К концу марта Люкнер отправил на дно три парохода и 7 парусников. Иногда, чтобы догнать свою очередную жертву, Люкнер устраивал настоящие парусные гонки. Во время погони за французским барком «Антонин» Люкнер приказал во время шторма поднять верхние паруса. Вид несущегося сквозь шторм парусника так понравился капитану французского барка, что он сфотографировал преследователя. Впоследствии эта фотография обошла многие газеты и журналы мира.
Гибель каждого парусника болью отдавалась в сердце Люкнера, который великолепно понимал, что своими руками он губит неповторимые образцы судостроения уходящей золотой эры паруса, но законы войны суровы. Особенно переживал Люкнер, что ему пришлось отправить на дно английский барк «Пинмор», на котором он совершил самое свое драматическое плавание.
Команды с захваченных судов перевозилась на «Морской Орел» и размещались на средней палубе, капитаны и помощники размещались в специально подготовленных двухместных каютах. С судов снималось все наиболее ценное, включая содержимое капитанских сейфов, а сами суда расстреливались из орудия или подрывались зарядами, размещенными в их трюмах.
Большое количество пленных, число которых уже почти подошло к 300, начало беспокоить Люкнера, ибо питались они по норме корабельной команды и запасы провианта начали быстро таять. Поэтому последний захваченный корабль, а им оказался четырехмачтовый французский барк «Кемброн», было решено не топить, а, сняв с мачт стеньги, отправить его с пленными в Бразилию, у побережья которой в тот момент действовал «Зееадлер», а самим, обогнув мыс Горн, продолжить крейсерские операции в Тихом океане. С капитанов было взято честное слов, что они не будут сообщать встречным судам никаких сведений о «Зееадлере», и они сдержали это слово, в чем немалая заслуга того гуманного обращения с пленниками, которое они встретили на «Зееадлере».
Но по приходе в Рио де Жанейро они посчитали себя свободными от обязательств и рассказали о своих приключениях. Газеты наполнились статьями о неуловимом «Морском дьяволе» и его командире фон Люкнере. Британское адмиралтейство отправило сильный отряд боевых кораблей на перехват корсара, но штормовая погода позволила Люкнеру избежать нежелательной встречи. Немецкие дозорные первыми увидели силуэт одного из английских крейсеров в бушующем море, и Люкнер сумел увести свой корабль из опасного района.
В Тихом океане судьба была менее благоприятна к корсарам и, за почти пятимесячное плавание, им встретились только три американские шхуны, команды которых заняли освобожденные помещения на » Зееадлере».
В конце июля Люкнер решил дать команде небольшой отдых, и зашел на один из атоллов архипелага Общества. Это был крошечный, в то время необитаемый атолл Мопелиа из числа еще сохранившихся к началу 20 века романтических островов Южных морей. » Зееадлере» не смог войти через узкий и мелководный пролив в лагуну атолла и встал на якоре с его северной стороны. 2 августа клипер был выброшен на рифы волной пунами и полностью разрушен. К счастью, при этом никто не погиб, так как на нем оставалась только одна вахта, а все пленные и свободная от вахты команда были на берегу.
Люкнер мог теперь ожидать на этом прекрасном острове либо конца войны, либо захода какого-либо судна, которое он смог бы захватить, ибо остров находился в водах, контролируемых союзниками, и появление там немецкого судна было мало вероятно. Правда, именно в этих водах, как стало известно после войны, в то время крейсировал другой немецкий корсар на более современном судне — знаменитый рейдер «Вульф», но ни его капитан, ни Люкнер не подозревали, что кроме них, в этом районе есть еще какие-то немецкие суда. Поэтому Люкнер мог рассчитывать только на собственные силы. Его деятельная натура не позволяла спокойно следить за развитием событий. Было решено восстановить одну из двух судовых шлюпок, и на ней дойти до населенных островов, где и попытаться захватить какое-либо судно, вернуться на нем за оставшейся частью команды и продолжить каперское плавание.
Выбрав наиболее сохранившуюся шлюпку, моряки заново проконопатили ее и тщательно проверили мачту, паруса и такелаж. Шлюпка была длиной около пяти с половиной метров и после погрузки продовольствия и оружия с трудом могла вместить шесть человек. От желающих продолжить плавание вместе с Люкнером, отбоя не было, хотя способность нового рейдера, названного «Принцессой Цецилией», противостоять шторму вызывала опасения.
23 августа 1917 года самый маленький рейдер германских ВМС с командой из 6 человек покинул несчастливый для них атолл. До ближайшего острова в архипелаге Кука было около 800 миль. Если там не удается захватить парусник, то шлюпка отправится к островам Фиджи, а это еще 1000 миль.
(Оставшаяся на атолле часть команды попала в плен к англичанам, где благополучно дождалась конца войны).
Первая часть пути до острова Аитутаки проходила в относительно спокойных условиях, но на этом острове Люкнера, который выдавал себя за руководителя группы норвежских спортсменов-любителей из Америки, разоблачили, и он принял решение идти к островам Фиджи. Погода резко изменилась — начался сезон дождей. Постоянно штормило. Сплошной стеной ветер нес дождевые капли и пену с гребней волн. В шлюпке все насквозь промокло. Ночью все сильно страдали от холода. Когда же появлялось солнце, одежда быстро высыхала и превращалась в соляной панцирь, так много было в ней соли. Она царапала и натирала тело. Когда же одежда намокала снова, а этого долго ждать не приходилось соль, разъедала царапины, и они воспалялись. Все страдали от недосыпания и жажды. Через 13 дней тяжелого плавания, когда жизнь его участников часто висела на волоске, шлюпка подошла к острову Ниуэ в архипелаге Фиджи, где удалось запастись фруктами водой.
После отдыха на одном из необитаемых островов, Люкнер прибыл на остров Уакая, где в гавани стояли несколько парусников, капитан одного из которых согласился доставить Люкнера с товарищами до ближайшего крупного порта. Кажется, это безумное предприятие — почти 2000-мильный переход в открытой шлюпке по бушующему океану завершается для Люкнер благополучно. Вся его команда уже на борту шхуны, он с помощником осматривают помещения и строят планы ее захвата и продолжения каперского рейда.
Но известие о появлении на острове группы подозрительных людей уже разнеслось по островам, и в гавань прибыл пароход с британским офицером и туземной полицией. Люкнер с товарищами был арестован прямо на палубе облюбованной шхуны. Верный своим принципам ведения боевых действий только в военной форме, он отказался от сопротивления, так как их военно-морская форма была упакована и лежала в кубрике. После того, как его люди отправили за борт все свое оружие, чтобы не сдавать его противнику,
Люкнер разрешил арестовать себя и своих людей.
Затем был лагерь для военнопленных на небольшом островке около побережья Новой Зеландии. Здесь Люкнер мастерски организовал и осуществил побег, захватив сначала с группой военнопленных курсантов немецкого мореходного училища катер начальника лагеря, а затем двухмачтовую шхуну. Но судьба снова отвернулась от него, и шхуна была захвачена английским вспомогательным крейсером, посланным на поиски беглецов. Отсидев четыре месяца в одиночке, Люкнер был снова переведен в тот же лагерь, где после его побега, режим ужесточился. Но, несмотря на это, он снова готовит побег, и только окончание войны помешало осуществлению его планов.
На родину Люкнер вернулся в июле 1919 года, где был встречен как национальный герой. К концу 1920-х его личность, не без помощи американца Томаса Лоуэлла, который первым описал приключения графа, обрастает легендами и обретает романтический флер «нового пирата».
Граф стал мировой знаменитостью. История его плавания облетела весь мир. За время своего девятимесячного плавания на романтичном паруснике он захватил 15 судов общим водоизмещением более 30000 тони. Граф был награжден высшей германской наградой — Большим Крестом, что по положению об орденах выводило его из юрисдикции германских законов. Подобно членам королевской фамилии он теперь не подлежал преследованию в судебном порядке не только на территории Германии, но и за ее пределами.
Его гуманный способ ведения крейсерской войны снискал ему уважение в рядах бывших противников, и он стал уважаемым человеком в международном масштабе. Сан-Франциско, Чикаго и Майами избрали его своим почетным гражданином, стал он и почетным вождем индейцев иосемитов. В Риме Папа отметил его, как величайшего гуманиста. Впоследствии, получил он награды и от правительств ряда бывших вражеских стран. Сам Люкнер больше всего гордился тем, что за этот рейс он сумел минимизировать потери среди моряков. Не потеряв ни одного человека из своей команды, граф скорбел по поводу гибели одного члена команды «Horngarth», которого не удалось спасти после ранения, полученного им, при захвате судна. Других потерь не было.
С рассказами о своих приключениях граф часто выступал перед молодежью, объехав буквально всю страну. Некоторое время Люкнер командовал учебным парусником «Ниобе», а в 1922 г. вышел в отставку и приобрел четырехмачтовую шхуну «Фатерлянд», на котором неоднократно посещал Америку, выступая перед ветеранами первой мировой войны с воспоминаниями о своих приключениях. Посетил он и места своей боевой деятельности, в том числе атолл Мопелия, где по некоторым сведениям, им были спрятаны «несметные» богатства из сейфов захваченных им судов. Якобы существует письмо графа одному американскому писателю, датированное 1964 годом, где Люкнер описывает, как он запрятал ящик с золотыми монетами и ювелирными украшениями в подводном гроте, но место этого грота он не указал. Неизвестно, достал ли он этот ящик во время своего посещения атолла, но кладоискатели не оставляют в покое атолл Мопелия до настоящего времени в тщетной надежде на удачу.
Существует легенда, что тайну своего клада граф буквально унес в могилу, так как план захоронения клада был вытатуирован у него над левым коленом.
В 1928 году граф переименовывает свою шхуну в «Мопелиа». В 1935 году «Мопелия» сгорела по неизвестной причине, но привыкший к ударам судьбы уже немолодой корсар покупает небольшое грузовое судно «Эдельгард» и перестраивает его в соответствии со своим вкусом и богатым опытом океанских плаваний. Получилась шикарная и чрезвычайно мореходная шхуна. Салон яхты был обставлен мебелью из дуба, а по стенам, увешанным персидскими коврами, висели фотографии Гитлера, Геббельса и портрет с автографом шефа полиции нацистов Гимлера. Назвал Люкнерсвою новую шхуну «Seeteufel».
Увлеченный идеями Гитлера, в это время Люкнер выступал, как проповедник национал-социализма. Он сделал несколько пропагандистских походов, а в 1937 году намеревается совершить кругосветное плавание на новой яхте.
Подготовка финансировалась правительством Германии. Перед отправкой граф заявил корреспондентам: «Я отправляюсь, как посланник Гитлера к молодежи мира». 17 апреля яхта «Seeteufel» вышла из Осло. Команда состояла из агентов морской разведки, а один из них и вовсе был неприкрытым агентом Гестапо. Шхуна была оснащена высококлассной приемо-передающей радиоаппаратурой и гидрографическим оборудованием. На борту имелась кинопроекционная и фото — аппаратура. Корабль мог, не заходя в порт, пройти под мотором 6000 миль. А шестимесячный запас продовольствия, и богатый выбор прекрасных немецких вин делали это путешествие весьма комфортным.
Интересен и маршрут этого рассчитанного на 2 года плавания: Карибское море Панамский канал, новый 1938 год застал его на Кокосовых островах, а далее о. Таити Австралия Новозеландия Индонезия Цейлон Аден Суэцкий канал Средиземное море Италия Гибралтар Англия. Большинство мест были уже известны Люкнеру, можно даже сказать, что он совершал путешествие, как это принято у немцев, «по местам боев». Безусловно, Гитлер использовал это плавание для пропаганды в мире своих идей. «Seeteufel» — первый германский корабль, показавший миру флаг с фашистской свастикой. С борта шхуны за подписью фон Люкнера периодически посылались доклады Министру иностранных дел Германии фон Рибентропу. В Германию яхта вернулся в 1939-м, когда в Европе уже полыхала Вторая мировая война.
Разочарованный тем, как гитлеровцы воплощали свои идеи в жизнь, Люкнер совершенно отошел от политики и поселился в бельгийском городе Халле у своей матери. За отказ вернуть американские награды он был лишен воинского звания и попал в черные списки.
В конце второй мировой войны, верный своему принципу беречь человеческие жизни, способствовал прекращению бессмысленного сопротивления гарнизона городка Халле, чем спас его от массированных бомбардировок. За это был приговорен нацистами к смертной казни.
Свои приключения Люкнер описал в книге «Морской дьявол», которая была переведена на многие языки мира. О своих похождениях граф написал три книги, последнюю — в возрасте 75 лет. Умер Люкнер 13 апреля 1966 года, немного не дожив до своего 85-летнего юбилея.
В середине семидесятых годов прошлого века на экраны Германии и Франции вышли 39 серий франко-немецкого телефильма «Приключения графа Люкнера».
Интересно отметить, что известная многим жителям и гостям С.-Петербурга двухмачтовая шхуна «Надежда» является яхтой Феликса графа фон Люкнера «Зеетойфель». Во время 2 мировой войны она служила в качестве береговой базы германских подводников, и была захвачена в качестве трофея одним из наших адмиралов. В конце сороковых годов шхуна была переименована в «Надежду» в честь одного из первых российских судов, совершивших кругосветное плавание, и передана Нахимовскому училищу. Некоторое время она стояла на месте «Авроры», о чем свидетельствует фотография в Военно-морском музее. Затем шхуна была переименована в «Ленинград» и передана детской парусной спортивной школе.

ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Часть 2 В конце 1916 года парусник вышел в море. Благодаря тщательной подготовке, Морской Орел под именем Ирма благополучно миновал линию блокады, и даже опытные

ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Часть 2 В конце 1916 года парусник вышел в море. Благодаря тщательной подготовке, Морской Орел под именем Ирма благополучно миновал линию блокады, и даже опытные

ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Часть 2 В конце 1916 года парусник вышел в море. Благодаря тщательной подготовке, Морской Орел под именем Ирма благополучно миновал линию блокады, и даже опытные

ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Часть 2 В конце 1916 года парусник вышел в море. Благодаря тщательной подготовке, Морской Орел под именем Ирма благополучно миновал линию блокады, и даже опытные

ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Часть 2 В конце 1916 года парусник вышел в море. Благодаря тщательной подготовке, Морской Орел под именем Ирма благополучно миновал линию блокады, и даже опытные

ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Часть 2 В конце 1916 года парусник вышел в море. Благодаря тщательной подготовке, Морской Орел под именем Ирма благополучно миновал линию блокады, и даже опытные

ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Часть 2 В конце 1916 года парусник вышел в море. Благодаря тщательной подготовке, Морской Орел под именем Ирма благополучно миновал линию блокады, и даже опытные

ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Часть 2 В конце 1916 года парусник вышел в море. Благодаря тщательной подготовке, Морской Орел под именем Ирма благополучно миновал линию блокады, и даже опытные

ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Часть 2 В конце 1916 года парусник вышел в море. Благодаря тщательной подготовке, Морской Орел под именем Ирма благополучно миновал линию блокады, и даже опытные

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *