МИЛАН ВЗЯТ. НА ОЧЕРЕДИ ТУРИН

МИЛАН ВЗЯТ. НА ОЧЕРЕДИ ТУРИН После того, как Суворов 28 апреля 1799 года на реке Адда нанёс сокрушительное поражение войскам прославленного французского генерала Моро, чьи потери только убитыми

После того, как Суворов 28 апреля 1799 года на реке Адда нанёс сокрушительное поражение войскам прославленного французского генерала Моро, чьи потери только убитыми и пленными оказались в четыре раза выше общих (т.е. с ранеными, больными и т.п.) потерь русско-австрийской армии, к его ногам пала столица Северной Италии и одновременно столица Цизальпинской республики, один из прекраснейших городов мира — Милан.
Дальше путь суворовских чудо-богатырей лежал на столицу Пьемонта — Турин. Моро рискнул проводить второе сражение, не оправившись от первого, и 19 мая 1799 года отступил в Генуэзскую Ривьеру, в надежде, что ряд мощнейших крепостей — Турин, Алессандрия и Тортона удержат русского фельдмаршала, однако надеждам этим было не суждено сбыться: уже через 7 дней войска Александра Васильевича вошли в Турин, захватив при этом 382 пушки и 15 мортир (чтобы оценить это гигантское количество стоит отметить, что это в два раза больше, чем Наполеон суммарно захватил под Ваграмом, Фридландом и Аустерлицем), а также огромное количество ружей и военных запасов.
Итак, с начала похода прошло всего чуть больше месяца, а Суворов завоевал весь Север Италии. Казалось бы всё в шоколаде. Однако с юга надвигается угроза в виде превосходящей числом армии блестящего французского полководца шотландского происхождения Этьена-Жака-Жозефа-Александра Макдональда (будущий маршал Франции). Причем армия Макдональда шла не просто на Суворова, а двигалась на соединение с войсками Моро, которые уже пришли в относительный порядок после Адды.
12 июня 1799 года войска Макдональда у Модены атаковали австрийский отряд генерала Гогеннцоллерна, который потерпел тяжелое поражение, потеряв 1600 пленных, знамена и часть орудий. Суворов узнав о движении Макдональда отреагировал мгновенно: менее чем за двое с половиной суток он проходит от Турина до Алессандрии 96 километров (всё-таки по части быстроты маршей и беспредельной выносливости Александр Васильевич и его чудо-богатыри не знали себе равных), где и узнает о случившемся у Модены и вскоре его армия выдвинулась уже от Алессандрии, чтобы совершить еще один беспримерный форсированный марш к реке Треббия, пройдя за два дня 80 километров. И это при в разгаре итальянского июня!
К слову Суворову пришлось действовать меньшей частью сил, чем он рассчитывал ввиду того, что к нему на встречу не подошли войска австрийского генерала Края, который затем прислал Суворову копию с предписания из Вены от 4 июня, запрещавшего до падения Мантуи отделять, куда бы то ни было, хотя бы одного солдата из находившихся там войск. Знаменитый военный мыслитель Карл Клаузевиц охарактеризовал такой поступок австрийского правительства «преступным вмешательством в естественный ход военной машины.»
Тем не менее Суворов был уверен в себе и своих солдатах и 16 июня он отдает приказ: Неприятельскую армию взять в полон. Влиять твердо в армию, что их 27 000 (тут Суворов намеренно сильно преуменьшил численность противника), из коих только 7000 французов, а прочие всякий сброд реквизионеров. Казаки колоть будут, но жестоко бы слушали, когда французы кричать будут пардон, или бить шамад (т.е. сдаваться). Казакам самим в атаке кричать «балезарм, пардон, жетелезарм» (бросай оружие) и, сим пользуясь, кавалерию жестоко рубить, а на батареи быстро пускаться, что особливо внушить. Казакам, коим удобно испортить на реке Тарро мост, и тем зачать отчаяние, с пленными быть милосерду — при ударах делать большой крик, и крепко бить в барабан; музыке играть, где случится, но особливо в погоне, когда кавалерия будет колоть и рубить, чтобы слышно было своим. Их генералов, особливо казаки и прочие, примечают по кучкам около их; кричать пардон, а ежели не сдаются, убивать. Суворов.
И вот войска Суворова, пройдя за два дня по тридцатиградусной жаре 80 километров, встречают войска Макдональда. Русских и австрийцев примерно 22-24 тысячи человек (с учетом неизбежных маршевых потерь, возможно, еще меньше). У Макдональда — около 33-35 тысяч (с учетом солдат Лаппоипа — 36-37 тысяч). Плюс к этому войска Суворова крайне измотаны тяжелейшим переходом, однако фельдмаршал сходу атакует французов, посылая в атаку своего племянника — генерала князя Андрея Горчакова, будущего героя Бородинской битвы, Лейпцига и взятия Парижа.
В результате на огромном 14-километром поле, изрытом канавами, виноградниками и прочими естественным преградами, возникает настоящее побоище между отдельными полками и батальонами, управлять которым крайне сложно: всё начинает решать личная боевая выучка и стойкость солдат и офицеров, слаженность подразделений и боевой дух. И наконец после трёх дней беспрерывных обоюдных атак, в том числе ночных, французы не выдерживают: Макдональд собирает в Пьяченце военный совет, на котором выяснилось, что потери слишком огромны — некоторые пехотные полки приведены в совершенное расстройство, а кавалерия почти на половину истреблена; артиллерия без зарядов; войска же в целом, лишенные большей части своих начальников, упали духом, и Макдональд начинает отступление к Тоскане. Прикрывать его должны были войска генерала Виктора, но, подвергнутые атаке суворовского авангарда под командованием генерала Чубарова, они были совершенно разбиты, потеряли пушки, знамёна и сдались в плен. Войска Суворова же ворвались в Пьяченцу, где взяли еще более 7000 французских пленных.
Итого в ходе сражения на реке Треббия войска Макдональда подверглись сокрушительному разгрому, потеряв согласно данным французского военного архива около 16-18 тысяч человек, что составило половину их армии (сам генерал Макдональд после разгрома был отозван в Париж). Потери союзников составили: 681 убитый и 2073 раненых у русских и 254 убитых, 1903 раненых, 500 пропавших без вести у австрийцев. Таким образом потери французов оказались в три с половиной раза выше потерь войск Суворова.
А что же было дальше А дальше под натиском русских и австрийских войск 22 июня пал Турин (убито 306 французских солдат и офицеров, в плен попало еще 2918 французов при потерях осаждающих в 18 человек убитыми и 29 ранеными, кроме этого трофеями стало еще 562 орудий), затем пала Алессандрия (погибло 364 французских солдата, 2381 взят в плен, захвачена сотня орудий; потери русских и австрийцев — 75 человек), и, наконец, капитулировал 11-тысячный гарнизон Мантуи.
Победа была полной. Суворов (ставший князем Италийским и кавалером Высшего ордена Святого Благовещения королевства Сардиния) рассчитывал добить остатки французских войск в Генуэзской Ривьере и далее следовать уже на Париж, однако… а вот об этом поговорим позднее.

МИЛАН ВЗЯТ. НА ОЧЕРЕДИ ТУРИН После того, как Суворов 28 апреля 1799 года на реке Адда нанёс сокрушительное поражение войскам прославленного французского генерала Моро, чьи потери только убитыми

МИЛАН ВЗЯТ. НА ОЧЕРЕДИ ТУРИН После того, как Суворов 28 апреля 1799 года на реке Адда нанёс сокрушительное поражение войскам прославленного французского генерала Моро, чьи потери только убитыми

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *