Мы продолжаем публикацию серии рассказов начинающего писателя Ильи Волохова

 

Мы продолжаем публикацию серии рассказов начинающего писателя Ильи Волохова Автор работает в жанре фэнтези, мистики и детектива. ТОРГОВЕЦ. Часть 2. Начало тут - - Моя дочь - мужчина, видимо,

Автор работает в жанре фэнтези, мистики и детектива. ТОРГОВЕЦ. Часть 2.
Начало тут —
— Моя дочь — мужчина, видимо, подумал, что старик шутит. — Вы хотите, чтоб я отдал вам свою дочь Вы с ума сошли
— Справедливая цена за мой товар, тебе не кажется Но выбор, конечно же, за тобой. Если тебе дороже твоя дочь, то уходи. Проведи с ней остаток своей жизни.
Мужчина услышал шелест листьев и звуки ломающихся веток. Он пригнулся и заметил, как среди гигантских стволов мелькнуло с полдюжины чёрных теней. Это были убийцы — наёмники. Они ещё не увидели свою жертву, но уверенно шли по следу.
— Если побежите туда, — старик указал себе за спину оттопыренным большим пальцем, — то сможете выйти к Красному тракту. А там дальше, через несколько вёрст на запад, в сторону Нокирима, будет таверна. Можешь купить у хозяев лошадей, повозку и уехать в любой край света. С этими деньгами ты и твоя дочь сможете тихо и счастливо жить.
— Не выйдет, — шёпотом произнёс толстяк. Его снова трясло и большие капли пота стекали с лысины, впитываясь в воротник. — Мы уже неделю пытаемся скрыться от них. Но они всегда меня находят. И сейчас нашли. У них просто собачье чутье. Они точно не люди…
Толстяк сглотнул и посмотрел стеклянным взглядом на свою дочь. Торговец чувствовал внутреннюю борьбу этого человека. Как весы в глубинах его сердца дрожали в нерешительности, перевешивали сначала на одну сторону, потом на другую. Но борьба была не долгой.
— Я согласен, — произнёс он и выдвинул девочку перед собой. — Согласен, старик! Слышишь ты Только давай быстрее.
В руке торговца появился шарик янтарного цвета, размером чуть больше горошины. Он бросил его дрожащему толстяку. Тот оттолкнул от себя дочь и поймал шарик в ладони.
— Папа, — всхлипнула девочка. Она упала на землю и больно ушибла колени. — Папочка, что происходит
— Что это такое — не обращая внимания на слезы дочери спросил покупатель. Он разглядывал шарик, крутя его двумя пальцами и прищурив один глаз.
— Проглоти это и твоё желание исполнится, — сказал старик, убирая с прилавка весы. Подняв шёлковую скатерть, он равнодушно стряхнул с нее золотые монеты, самородки и драгоценные камни. Они с радостным звоном посыпались на землю, искрясь в солнечных лучах.
— Вот так легко Я должен просто проглотить это и всё — недоверчиво спросил толстяк.
— Можешь после этого кувыркнуться через голову, — ехидно произнёс торговец, не поднимая на глуповатого покупателя глаз, и скрылся в фургончике.
Мужчина жадно закинул в рот шарик и закрыл глаза. Кадык на толстой шее судорожно шевельнулся, отправляя в желудок мистический артефакт. Через мгновение человека бросило в жар — огонь словно заструился по его венам, заставляя кровь закипеть. Ноги его подкосились и он упал на колени, обхватив себя руками. Агония была не долгой — его душа сгорела за считанные секунды, как тополиный пух сбившийся в кучку на дороге. Потом пришёл холод и он перестал что-либо чувствовать . Радость, любовь, дорогие воспоминания из прошлого — погибло всё. Сердце стало биться реже и тише. Мужчине вдруг показалось, что ему и дышать теперь не нужно. От этого больше не зависела его жизнь и он делает это лишь по привычке. Привычно вдыхает и выдыхает воздух, который теперь казался спёртым, удушающим и холодным, словно в склепе. Не было больше цветочного аромата, приятно щекочущего ноздри, не было утренней свежести, не было ощущения ветра на лице и травы под ногами. Внутри осталась лишь всепоглощающая пустота и холод. Когда мужчина открыл глаза, белков не было — его глаза стали чёрными и пустыми.
Девочка, увидев это, вскрикнула и быстро отползла в сторону. Она наткнулась на старика, который уже стоял возле фургончика и равнодушно наблюдал за человеком, медленно выпуская дым. Но на девочку он посмотрел с теплотой и, подав руку, помог ей подняться. Мегги встала, вцепилась обеими ручками в халат торговца и отвернулась от монстра, который ещё несколько мгновений назад был её отцом.
— Что произошло — спросил толстяк скрипучим голосом, разглядывая свои мертвенно бледные руки. Кожа на них стала такой тонкой и прозрачной, что, казалось, он мог видеть сквозь неё свои кости. — Что ты сделал со мной!
— Это ты с собой сделал, — спокойно ответил старик и положил руку на голову девочке. — Я лишь исполнил твоё желание.
Толстяк встал с колен, уставившись на старика взглядом мёртвых глаз.
— А теперь, тебе лучше бежать, — продолжил торговец и трубкой указал в лес. Мужчина обернулся и увидел чёрные фигуры, которые стремительно приближались, пробираясь сквозь чащу.
— Зачем же мне убегать, старик — толстяк разразился скрипучим смехом мертвеца. — Я теперь бессмертен! Они мне ничего не сделают!
— Нет, нет, нет, — торговец отрицательно закачал головой. — разве ты пожелал бессмертия Насколько я помню, а память у меня прекрасная, ты желал вечную жизнь. Таков был уговор.
— Какая разница — толстяк яростно оскалил свои почерневшие зубы.
— А разница в том, что ты не бессмертен, друг мой. Ты желал вечной жизни и я дал её тебе. Ты больше не будешь стареть и останешься таким навечно. Смерть не придёт к тебе, так как она потеряла тебя из виду. Ведь у тебя больше нет души и забирать ей нечего. И поэтому ты будешь жить вечно, — он сделал паузу и выпустил большое облако густого дыма, которое скрыло его лицо. — Пока тебя не убьют.
— Ты обманул меня, проклятый бродяга! — крикнул мужчина и угрожающе двинулся в сторону торговца. Девочка испуганно дрожала всем телом, уткнув мокрое от слез лицо в халат старика. Но толстяк остановился, не сделав и пары шагов, и оцепенел от страха. Сквозь рваный табачный дым, на него смотрели два сверкающих, кроваво-красных глаза старика. Он вдруг почувствовал себя беспомощным кроликом, впавшим в ступор под взглядом огромной змеи.
— Страх ты всё же чувствуешь, не так ли — спросил старик и его глаза хищно блеснули. — Страх и злость — это всё что у тебя осталось. А теперь, беги отсюда, пока можешь. Беги, трус!
Толстяк сгорбился, зарычал, оскалив зубы, и побежал вниз с холма, спотыкаясь и падая. Тени, заметив что их жертва уходит, скользнули за ним.
***
Солнце уже было в зените и ласково пригревало. Лёгкий ветерок игриво шелестел листьями, волнами раскачивал высокую траву, превращая широкие лесные поляны в изумрудный океан. Конь мирно дремал, убаюканный монотонным стрекотанием кузнечиков.
Мэгги сидела на не высокой скамейке, украшенной резьбой, и размешивала деревянной ложкой масло в каше. Она изредка всхлипывала, содрогаясь всем телом. Большие слезы скатывались по её щекам, падая в тарелку.
— Думаю, что я и так пересолил кашу, — старик вышел из фургончика в сером запачканном переднике поверх халата. — И если ты продолжишь так же упорно добавлять туда ещё соли, то есть её будет просто не возможно. — он сел рядом с девочкой, сложив руки на коленях. Она улыбнулась не поднимая головы и вытерла нос рукавом.
— Папа за мной не вернётся, да — спросила Мэгги, продолжая перемешивать кашу.
— Это уже не твой отец, — вздохнул старик и достал из кармана трубку. Потом посмотрел на девочку и убрал трубку обратно. — А ты бы хотела, чтоб он вернулся к тебе
— Наверное нет, — ответила она всхлипнув. — Не думаю.
— А мать у тебя есть — Мэгги отрицательно покачала головой. — Ясно. Сестры Братья — она снова покачала головой. — Эх. Ну ладно. Давай ешь и тебе нужно поспать. Ты наверное давно не спала.
-Давно. Но, вряд ли я смогу уснуть, — она перестала размазывать кашу и ложка задрожала в её руке. — Я постоянно вспоминаю глаза отца. И мне страшно. Очень страшно. Я не смогу спать. Никогда.
— Ну, никогда это слишком долго, — старик положил руку ей на голову и легонько потрепал волосы. — Думаю мы сможем что-то придумать. Если она тебя выбрала, то значит у неё на тебя планы.
— У неё — Мэгги наконец подняла голову и посмотрела на торговца удивлёнными, мокрыми от слез глазами. — У кого это — у неё
— У неё много имён, но в этом мире они ничего не значат. Может вы познакомитесь, а может и нет. Я только выполняю то, что она скажет. — старик пожал плечами. — И сейчас она хочет, чтоб я тебе помог.
Торговец на секунду отвернулся от девочки, и извлёк из-за спины золотую птичью клетку.
— Как ты думаешь, — шёпотом спросил старик поднёся клетку к лицу и посмотрев на девочку сквозь прутья. — Птицам сняться кошмары
— Наверное нет, — немного подумав, ответила Мэгги.
— Правильно, — улыбнулся старик. — Слышишь, как они радостно поют Радостно и беззаботно. Ты бы хотела так же
— Так же — непонимающе спросила девочка, удивлённо подняв брови.
— Да, так же. Так же беззаботно петь, забыв обо всех кошмарах. Забыв о том, что тебе пришлось пережить. Ты же этого хочешь
— Конечно хочу, но это ведь невозможно.
— Просто скажи, что ты этого желаешь.
Девочка задумалась, некоторое время недоверчиво разглядывая чудаковатого старика, который продолжал смотреть на неё сквозь прутья птичьей клетки. Потом решительно кивнула и оставила тарелку в сторону.
— Я желаю забыть обо всем плохом, что случилось со мной. О смерти мамы, моего старшего брата, о том что случилось с папой, — как она не старалась, но слезы вновь заполнили её глаза. Она разозлилась на себя и быстро вытерла их ладошками. — Желаю ничего этого никогда не вспоминать.
— Да будет так, — улыбнулся старик.
***
Поздним вечером, когда солнце оставило на горизонте широкую багровую полосу, фургончик торговца, запряженный чёрным конём, неторопливо тронулся с места. Бэнем медленно спускался с холма, аккуратно переставляя копыта. Торговец, придерживая поводья, закурил трубку.
— Ты готова к путешествию, Мэгги — улыбнувшись спросил он и поднял голову.
Над ним, на железном крючке, висела птичья клетка. Золотая канарейка с голубыми глазками-бусинками, сидела на шестке. Она радостно чирикнула в ответ и перелетела на кормушку, заполненную пшённой кашей. Птичка попробовала кашу и вдруг недовольно отпрыгнула, очищая клювик.
— Да ладно тебе. Всего то чуть-чуть пересолил, — засмеялся старик и выпустил облако дыма

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *