Подавление творчества и свободы мысли в СССР

 

Подавление творчества и свободы мысли в СССР С писателями из советских республик СССР партия расправлялась едва ли не жестче, чем в центральной России: московские диссиденты могли надеяться хотя

С писателями из советских республик СССР партия расправлялась едва ли не жестче, чем в центральной России: московские диссиденты могли надеяться хотя бы на международный резонанс, а вот оппозиционерам «из глубинки» такую поддержку было получить значительно сложнее.
Один из примеров подобной судьбы история поэтессы Аннасолтан Кекиловой, племянницы Амана Кекилова, автора текста первого государственного гимна Туркменской ССР, родилась в 1942г. Уже в начале 1960-х гг у нее вышло несколько сборников детских стихов, в качестве журналистки она сотрудничала с различными местными изданиями.
Накануне XXIV съезда КПСС она отправила два письма одно к съезду, а другое в ЦК партии, в которых критиковала республиканское руководство, в том числе за его равнодушное отношение к несоблюдению прав женщин в Туркменской ССР.
В Москве письмо Кекиловой получили и отправили обратно в Ашхабад. Девушке начали поступать угрозы, ее вызывали в местный отдел КГБ. За помощью она обратилась к диссидентам, однако помочь они ей ничем не смогли. Тогда Кекилова решила попросить политического убежища в Великобритании, но ответа на ее запрос также не пришло.
После возвращения домой ее снова начали травить. О печати ее книг больше не шло и речи, ситуация осложнялась тем, что она в одиночку содержала мать и малолетнего сына.
В итоге вечером 26 августа 1971г. 29-летнюю Аннасолтан санитары привезли в республиканскую клиническую психиатрическую больницу. Ей предложили отказаться от писем, которые она писала в ЦК и к партийному съезду, однако она этого не сделала.
Из психиатрической больницы Кекилова уже не вышла. Она провела там 12 лет, подвергаясь принудительному лечению, и умерла в 1983 г.. Ее сына отдали на воспитание в детский дом.
Не помогла даже «возмущенная международная общественность» на все письма из-за рубежа в больнице отвечали примерно одинаково: «Кекилова Аннасолтан душевнобольная. Наличие душевной болезни у Кекиловой А. ни у кого из нас и наших коллег не вызывает сомнения и подозрения. В том, что Кекилова А. содержится в психиатрической больнице якобы за какие-то идеи, является нелепым вымыслом, извращением действительности и оскорблением для нас, врачей».
© nife·media

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *