Кондратий Рылеев о Новгороде.

Кондратий Рылеев о Новгороде. Кондратий Фёдорович Рылеев (1795-1826) русский поэт, общественный деятель, декабрист, один из пяти казнённых руководителей Декабристского восстания 1825 года.

Кондратий Фёдорович Рылеев (1795-1826) русский поэт, общественный деятель, декабрист, один из пяти казнённых руководителей Декабристского восстания 1825 года. Участвовал в заграничных походах русской армии 1813-1814 годов. В 1820 году написал знаменитую сатирическую оду «К временщику»; 25 апреля 1821 года вошёл в «Вольное общество любителей российской словесности». В 18231825 годах Рылеев совместно с Александром Бестужевым выпускал ежегодный альманах «Полярная звезда». Состоял в петербургской масонской ложе «К пламенеющей звезде».
«Решать дела привыкли мы на Вече, нам не закон коварная Москва».
(НАБРОСКИ ДУМЫ «МАРФА ПОСАДНИЦА»)
Была уж полночь. Бранный шум
Затих на стогнах Новограда,
И Марфы беспокойный ум
Свободы тщетная ограда
Вкушал покой от мрачных дум.
В полях сверкали огоньки;
Расположась обширным станом
Близ озера и вдоль реки,
Вдали чернели за туманом
Царя отважного полки.
Всё было в непробудном сне;
Лишь ратники сторожевые
Перекликались на стене,
И Волхов в берега крутые
Плескал волною в тишине.
долго длилась тишина,
Заря на небе зажигалась,
И вся окрестная страна,
И вся природа пробуждалась,
Покоя сладкого полна.
Покой и мрак среди домов
Вдруг с Ярославова Дворища
Звон вечевых колоколов
И грянул, бросив пепелища,
Народ со всех пяти Концов.
Простите вы, поля, долины, реки!
С волнением растерзанной души
Я с вами днесь прощаюся навеки:
Мне суждено окончить дни в глуши.
Твои, о Новгород! разрушенны твердыни
Перед царем легли в(о) прах,
Окрестности превращены в пустыни,
И Марфа гордая в цепях!
кончено: разрушилося Вече,
всё в кровавой сече;
гордый дуб в час грозной непогоды,
Покорены свободные народы.
И вече в прах, и древние права,
И гордую защитницу свободы
В цепях увидела Москва.
дела привыкли мы на Вече,
Нам не закон коварная Москва.
За мной, друзья! в жертву за свободу
Умрем в кровавой сече
Иль отстоим священные права
голоса решат на шумном Вече,
Кто государь народ или Москва
Марфа чистая, чьим чувствам не изменит
не рабы; не купим мира златом
Нам от беды не откупиться златом
Мы не рабы: мы мир приобретем,
Как люди вольные, своим булатом
И дружество скрепим копьем.
Всё отнял рок жестокий и суровый:
Отечество, свободу, сыновей.
И вместо их мне дал одни оковы
И вечный мрак тюрьмы моей.
кончилось! но я свое свершила,
Всё в жертву я свободе принесла,
В чем в жизни я отраду находила
Свершила я свое предназначенье;
Что мило мне, чем в свете я жила:
Детей, свободу и свое именье
Всё родине я в жертву принесла.
Душа моя тверда, как дуб нагорный,
Напрасно бедствия сразить ее хотят
ревет и вихрь и ветр упорный
Не ездили из Новгорода в степи
Мы на поклон в презренную Орду;
Мы на себя не налагали цепи
Кто чести друг, кто друг прямой народа
Что сталось с ней народное преданье
В унылой робости молчит.
С Посадницей исчезнула свобода,
И Новгород в развалинах лежит.
~1822г.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *