ВИКТОР ЗИНГЕР СПАРТАК МОСКВА

ВИКТОР ЗИНГЕР СПАРТАК МОСКВА Хороший вратарь это половина команды, половина её успеха, триумфа, почёта. Сегодня наш рассказ о человеке, который умел делать то, что превращает вратаря в героя,

Хороший вратарь это половина команды, половина её успеха, триумфа, почёта. Сегодня наш рассказ о человеке, который «умел делать то, что превращает вратаря в героя, спасать».
Виктор Зингер родился 29 октября 1941 года в деревне Давыдово, Рязанской области. Семья Виктора была эвакуирована из Москвы в начале войны, позже вернулась, правда, не в свой дом, оказавшийся занятым, а на Большую Почтовую, предварительно поскитавшись по углам. Виктор, как и многие сверстники, рос без отца, который, как думала семья, погиб на фронте. Оказалось попал в плен, сидел под Воркутой, завёл другую семью, и Виктор его больше не видел. «Физиологически отец у меня был, а практически нет. Я его не помню», вспоминал он. Мама работала на заводе и, как все женщины той поры, тащила на себе всю семью.
Хоть и не было рядом ни ЦСКА, ни «Динамо», но в хоккей Виктор играть начал рано, на дворовых площадках, которые мальчишки сами заливали и чистили. И попал в 1954 году в легендарную команду ЦСКА, в набор, который проводил замечательный вратарь Борис Иванович Афанасьев. О нём Виктор всегда вспоминал с неизменной благодарностью и теплотой: «Сейчас его фамилия мало о чём говорит, но тогда она была на слуху: полузащитник в футбольной «команде лейтенантов», двукратный чемпион СССР и вратарь хоккейной команды ЦДКА, трёхкратный чемпион СССР. На редкость душевный человек, он мог часами возиться с молодняком. Особенно много Борис Иванович занимался со мной, начинающим вратарём. Ух и игрочки, родившиеся в 1940 и 1941 годах, подобрались тогда в ЦДКА! Все стали известными мастерами, особенно преуспели двое Саша Альметов и Витя Кузькин».
На следующий год Виктор уже играл за третью команду мальчиков ЦСК МО. Там его тренером стал Александр Николаевич Виноградов, многократный чемпион СССР, чемпион мира и Европы 1954 года. В 17 лет Виктора стали привлекать к тренировкам главной команды ЦСКА, зачислили в штат к Тарасову. Но конкуренция на каждое место была сумасшедшая, приходилось терпеть и ждать. Перейти в другой клуб Виктор не мог по собственной инициативе носил погоны. Позднее его перевели в Приволжский военный округ, в город Куйбышев, где создали команду, пробившуюся в класс «А». Тренером назначили Виноградова. Виктор Зингер вспоминал о том времени: «Вместе с нами, молодыми хоккеистами, засидевшимися в запасе ЦСКА и прибывшими из Москвы, под началом Виноградова оказались два опытных игрока: Иван Трегубов, весной признанный на чемпионате мира 1961 года лучшим защитником, и Юрий Копылов, многократный чемпион СССР. Вот в такой команде мне суждено было стать основным вратарём. Пришлось применять на практике всё, чему меня учили в столице Афанасьев, Пучков. Да, едва не забыл ещё одного моего учителя Григория Мкртычана, игрока первого золотого созыва сборной СССР, работавшего тренером в школе ЦСКА. Куйбышевский СКА не имел громких побед, не занимал классных мест, но старался держаться на плаву, без боя не сдавался».
Весной 1964 года Виктора пригласил в «Спартак» Афанасьев, работавший вторым тренером у Боброва: «Вот так я на 23-м году жизни стал спартаковцем. Им я остаюсь и по сей день». В одном из интервью Зингер так сказал о любимой команде и том особом духе, который был ей присущ: «Для меня спартаковский дух это команда единомышленников (подавляющее большинство составляли москвичи), готовых положить все силы, все умение на алтарь победы. Тон задавали нападающие. Всё началось с братьев Майоровых и Старшинова, а дальше пошли Якушев, Шадрин, Зимин, Шалимов Когда в «Спартаке» появлялись большие спортивные профсоюзные работники, проверявшие работу Карпова, то они старались предостеречь команду и тренера от самоуспокоенности, напоминая, что в скором времени спартаковцев ожидает очередной поединок с ЦСКА, а потому, мол, рано радоваться урожаю набранных очков. На это Николай Иванович делал отмашку и говорил: «ЦСКА Ерунда это. Обыграем». Подобные слова не были бахвальством. Карпов верил в нас, верил в то, что вы, журналисты, называли «спартаковским духом», верил, что мы способны сдвигать горы. И мы сдвигали горы и при Карпове, и при Боброве. В чемпионате 1975 года спартаковцы хотя и не стали чемпионами, но в четырёх встречах с ЦСКА трижды одержали победу. А на финишной прямой в 67-м мы уверенно выиграли у ЦСКА со счётом 7:3, что и предопределило исход первенства в нашу пользу!». И ещё: «Вспомните Вячеслава Старшинова с Борисом и Евгением Майоровыми. Об этой тройке немало уже сказано. Добавлю одну, на мой взгляд, самую важную деталь: эти парни не любили и не умели проигрывать. Ни в чем. Они были заводилами, не щадили себя. Анатолий Владимирович Тарасов ввел в обиход выражение через не могу. Вот так и играли Старшинов и Майоровы. За ними тянулись остальные. Так родился знаменитый спартаковский дух».
Не только в родном «Спартаке» Зингер блистал в воротах. Если уж динамовец Чернышёв и армеец Тарасов, главные тренеры сборной СССР в то время, пригласили его, спартаковца, в главную команду страны, значит, точно могли на него положиться. Вот как сам Зингер вспоминает об этом: «В 1965 году молодёжная сборная, за которую я выступал, совершала турне по Финляндии. Мы переезжали из города в город. В одном из них в мой гостиничный номер заходят тренеры Анатолии Кострюков и Владимир Егоров: «Быстренько собирайся и в Москву». Я, разумеется, возражать не стал. Прихожу в Лужники. Аркадий Иванович Чернышев: «Раздевайся и на тренировку» предстояли два матча с канадцами! Основными вратарями были Виктор Коноваленко и Антон Рагулин. На первой встрече Виктор даже не раздевался. А в середине игры я заменил Антона. В повторной игре после полутора периодов Чернышёв тоже сказал: «Будь в полной боевой готовности. Поедешь на первенство мира». Вскоре стал я мировым чемпионом
О своём олимпийском золоте Виктор Зингер отзывался скромно: «У любого мастера, даже самого искусного, могут быть неудачи. Вот так в 1968 году одну из встреч неважно провел Коноваленко, и в ворота поставили меня. Я провёл две или три игры. Но достаточно и одной, чтобы считаться олимпийским чемпионом».
Свою спортивную карьеру Виктор Зингер закончил в 37 лет. Наверное, мог бы играть ещё, но доля вратаря не из лёгких, к концу карьеры травм накапливается достаточно: «Вы прекрасно представляете себе, какие свары бывают на пятачке у ворот. А вратарь он всегда в самом центре заварухи. Говорят, вратарь половина команды. По травмам на его долю приходится тоже примерно 50 процентов».

ВИКТОР ЗИНГЕР СПАРТАК МОСКВА Хороший вратарь это половина команды, половина её успеха, триумфа, почёта. Сегодня наш рассказ о человеке, который умел делать то, что превращает вратаря в героя,

ВИКТОР ЗИНГЕР СПАРТАК МОСКВА Хороший вратарь это половина команды, половина её успеха, триумфа, почёта. Сегодня наш рассказ о человеке, который умел делать то, что превращает вратаря в героя,

ВИКТОР ЗИНГЕР СПАРТАК МОСКВА Хороший вратарь это половина команды, половина её успеха, триумфа, почёта. Сегодня наш рассказ о человеке, который умел делать то, что превращает вратаря в героя,

ВИКТОР ЗИНГЕР СПАРТАК МОСКВА Хороший вратарь это половина команды, половина её успеха, триумфа, почёта. Сегодня наш рассказ о человеке, который умел делать то, что превращает вратаря в героя,

ВИКТОР ЗИНГЕР СПАРТАК МОСКВА Хороший вратарь это половина команды, половина её успеха, триумфа, почёта. Сегодня наш рассказ о человеке, который умел делать то, что превращает вратаря в героя,

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *