ПЛАНО КАРПИНИ

 

ПЛАНО КАРПИНИ Цитаты из труда Иоанна Карпини, архиепископа Антиварийского «История монгалов, именуемых нами татарами» кочуют из одной работы в другую. Этот труд фактически единственное доступное

Цитаты из труда Иоанна Карпини, архиепископа Антиварийского «История монгалов, именуемых нами татарами» кочуют из одной работы в другую. Этот труд фактически единственное доступное письменное свидетельство современника и очевидца некоторых событий. Вернее не событий, как таковых, а устройства общества и армии монгольской державы.
Интересно, что русские летописцы, которые, живя рядом и часто встречаясь, должны были знать монголов куда достовернее и полнее, чем папский нунций, но никаких такого рода описаний нам не известно. Возможно потому, что писать было не о чем Как бы то ни было, ничего другого, чем изучать Карпини нам не остается.
Начнём с конца: «Просим всех, кто читает вышесказанное, чтобы они ничего не изменяли и не прибавляли… Но, так как те, через землю которых мы проезжали, живущие в Польше, Богемии, Тевтонии, Леодии и Кампании, имели желание прочитать написанную историю, то они списали ее раньше, чем она была закончена и отредактирована, потому что у нас еще не было времени, чтобы иметь возможность вполне закончить её на досуге. Отсюда да не удивляется никто, что она гораздо подробнее и лучше исправлена, чем та, потому что эту мы вполне исправили».
Что это значит То, что кроме имеющегося сегодня текста Карпини, оказывается, существовали ещё и другие «неисправленные» рукописи его книги. От чтения которых настойчиво предостерегают доверчивого читателя. Мол, в тех старых текстах все неправильно. Их не читайте. Читайте вот эту исправленную, и поэтому очень хорошую, книгу. Другими словами, первоначальная книга была отредактирована.
Его работа, состоящая из введения и девяти глав, повествует, по словам самого автора, «О земле, людях, обычаях, нравах, державе, войнах, странах, подчиненных монголам, о том, как надлежит с ними встретиться на войне, о совершенном пути, дворе императора и свидетелях, встреченных в стране Татар».
Чаще всего историками цитируется шестая глава, «О войне и разделении войск, об оружии и хитростях при столкновении, об осаде укреплений и вероломстве их против тех, кто сдается им, и о жестокости против пленных». Именно она служила и служит основанием для реконструкции и наших представлений о «секретах» непобедимой военной машины, созданной великим Чингиз-ханом.
Однако, чтобы оценить степень достоверности и полноты этой информации, мы присмотримся ко всей работе, чтобы уяснить цели и задачи автора. Иначе, выводы получатся однобокими.
Вопрос первый: где же, собственно, побывал Карпини В Киеве поприсутствовал, это точно. По замерзшему Днепру прокатался. А дальше не ясно. Автор последовательно перечисляет реки Дон, Волгу и Яик (Урал) (правда, две последние относит к бассейну Черного моря). А дальше начинается странная скороговорка: мол, «в этой земле есть одна большая река, имя которой нам неизвестно» и «..некое море, не очень большое, имя которого, так как мы не спросили о нём, нам неизвестно». Потрясающая любознательность папского посла.
Выехав из Киева 4 февраля, Карпини прибыл в ставку Гуюк-хана 22 июля, т.е. за пять с половиной месяцев. Но, как он сам утверждает, ехали быстро, коней не жалели. Поверим.
Кроме монголов, Карпини называет имена русских князей. Всех остальных, встреченных в ставке хана, именует расплывчато: «Снаружи ограды был Русский Князь Ярослав из Суздаля и несколько вождей Китаев и Солангов, также два сына царя Грузии, также посол калифа Балдахского, который был султаном, и более десяти других султанов Саррацинов, как мы полагаем и как нам говорили управляющие. Там было более четырех тысяч послов в числе тех, кто приносил дань, и тех, кто шел с дарами султанов, других вождей, которые являлись покориться им, тех, за которыми они послали, и тех, кто были наместниками земель». И на этом всё. Что происходило с «Китаями», «Солганами», иже с ними полный молчок, кроме устрашающих воображение цифр данников и вассалов, покоренных монголами. Получается, должностная халатность и полнейшее отсутствие обыкновенного любопытства. Ну, даже не поинтересовался: ой вы, гости-господа, долго ль ездили куда
Создается впечатление, что никуда восточнее Волги (если добрался-таки) папский посол не ездил. Да и нужды у него не было цель отсутствовала. Перед автором книги стояли вовсе иные задачи, сформулированные в предисловии: «Когда направлялись мы, по поручению апостольского Престола, к Татарам и к иным народам принести чем-нибудь пользу христианам, или, по крайней мере, узнав их (татар) истинное желание и намерение, иметь возможность открыть это христианам, дабы Татары своим случайным и внезапным вторжением не застигли их врасплох…».
Карпини не жалея красок пугает своих современников монгольскими зверствами и грозящими опасностями предстоящих военных лихолетий, пытается выработать устойчивую неприязнь к монголам, подготовить к восприятию предлагаемых планов. Каких только мерзостей не вытворяют монголы: веруют чёрте во что, жрут всякую дрянь.
Симптоматична 5-я глава «О нравах Татар, хороших и дурных, их пище и обычаях». В ней Карпини, стараясь выглядеть непредвзятым критиком, умудрился уже в первом параграфе с положительным названием «О хороших нравах Татар», впихнуть негативной информации: бабы-матерщинницы, все пьют как свиньи. Перед читателем предстают просто какие-то моральные уроды, которых и в тюрьму-то пускать нельзя. Даже в 3-й главе, посвященной религии монголов, автор не обошелся без кровавой сцены.
Самая популярная у историков 6-й глава также переполнена негативом хитростью, жестокостью и вероломством. В ней, кроме бородатых анекдотов и рассказа об устройстве русского войска, можно отметить прямо-таки уникальные сведения жуткие методы насаждения железной дисциплины. «Когда же войска находятся на войне, то если из десяти человек бежит один, или двое, или трое, или даже больше, то все они умерщвляются, и если бегут все десять, а не бегут другие сто, то все умерщвляются; и, говоря кратко, если они не отступают сообща, то все бегущие умерщвляются; точно так же, если один или двое, или больше смело вступают в бой, а десять других не следуют, то их также умерщвляют, а если из десяти попадают в плен один или больше, другие же товарищи не освобождают их, то они также умерщвляются».
Но Карпини не только вскрывает коварные планы монголов, но и предлагает конкретный ряд контрмер. Восьмая глава называется «Как надлежит встретить Татар на войне, что они замышляют, об оружии и устройстве войск, как надлежит встретить их хитрости в бою, об укреплении крепостей и городов, и что надлежит делать с пленными». Эта глава, похоже, и является центром работы. Именно ради неё вся работа и написана. Все остальные страницы, предназначены для аргументирования этих предложений и выработке у читателя желательного автору отношения к монголам и всей проблеме.
Итак, порядком напугав читателей, Карпини пишет восьмую главу «Как надлежит встретить Татар на войне, что они замышляют, об оружии и устройстве войск, как надлежит встретить их хитрости в бою, об укреплении крепостей и городов и что надлежит делать с пленными».
С первых строк автор утверждает, что «замысел Татар состоит в том, чтобы покорить себе, если можно, весь мир, и об этом, как сказано выше, они имеют приказ Чингиз-хана». Далее, «так как, за исключением Христианства, нет ни одной страны в мире, которой бы они ни владели, то поэтому они приготовляются к бою против нас. Отсюда, да знают все, что в бытность нашу в земле Татар мы присутствовали в торжественном заседании, которое было назначено уже за несколько лет пред сим, где они в нашем присутствии избрали в императоры, который на их языке именуется кан Куйюка. Этот вышеназванный Куйюк-кан поднял со всеми князьями знамя против Церкви Божией и Римской Империи, против всех царств христиан и против народов Запада».
Вот так, ни больше, ни меньше. Прямо, Штирлиц. А татары хороши допустили на высший военный совет, принимающий стратегическое решение, именно того, от кого это решение надлежало строжайше хранить.
Но Карпини на этом не останавливается и сообщает всему католическому миру архиважные сведения. Согласно директиве монгольского военно-политического руководства, планы вторжения разработаны, доведены до сведения войска и проведена тотальная мобилизация: «А в вышеупомянутом собрании были назначены ратники и начальники войска. Со всякой земли их державы из десяти человек они посылают троих с их слугами. Одно войско, как нам говорили, должно вступить через Венгрию, другое — через Польшу; придут же они с тем, чтобы сражаться беспрерывно 18 лет».
Карпини не ограничивается проникновением в сверхсекретные штабные разработки, и дополняет планы конкретикой: «в прошлом марте месяце мы нашли войско, набранное у всех Татар, через область которых мы проезжали, у земли Руссии; в три или четыре года они дойдут до Комании, из Комании же сделают набег на вышеуказанные земли. Однако мы не знаем, придут ли они сразу после третьей зимы или подождут еще до времена чтобы иметь возможность лучше напасть неожиданно. Все это твёрдо и истинно».
Прогремев в набат «Враг у ворот!» супер-агент приступает к важнейшим параграфам. А именно, как грядущую агрессию отразить.
Говоря современным языком, выдвигается план: 1) объединение всех сил («царям, князьям, баронам и правителям земель надлежит собраться воедино и с общего решения послать против них людей на бой». Автор прямо не говорит, но подразумевает в этом, руководящую роль Папского Престола); 2) организацию союзной армии надлежит провести по татарскому образцу и насадить жесткую дисциплину самыми строгими (татарскими) методами («Ни шагу назад!»); 3) незамедлительно перевести всю хозяйственную деятельность в режим военного времени («Все для фронта!»). Города надлежит всемерно укреплять, значительно увеличить производство вооружения, включая тяжелое (катапульты) и организовать их хранение. Повсеместно создавать пищевые склады неприкосновенного запаса. Словом, формировать стратегические запасы. Вообщем, перевод экономики на военные рельсы; 4) в случае стратегического отступления прибегнуть к тактике «выжженной земли». Для того заблаговременно приготовить «сокрытые ямы, куда должны отложить посевы, равно как и другое, чтобы Татары не могли овладеть этим», равно и «сено и солому надлежит сжечь или крепко спрятать, чтобы татарские лошади тем менее находили себе пищи для еды»; 5) пленных не брать.
По публикации А. А. Ермакова.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *