ПРИСОЕДИНЕНИЕ К ЛИТВЕ ПОЛОЦКИХ КНЯЖЕСТВ, ПОЛЕСЬЯ И ПОДЛЯШЬЯ

 

ПРИСОЕДИНЕНИЕ К ЛИТВЕ ПОЛОЦКИХ КНЯЖЕСТВ, ПОЛЕСЬЯ И ПОДЛЯШЬЯ Из всех западнорусских земель Полоцкая ближе всех примыкала к Литве, теснее других связывалась географически. Географическая близость

Из всех западнорусских земель Полоцкая ближе всех примыкала к Литве, теснее других связывалась географически. Географическая близость обусловила между ними давнишнее житейское общение и знакомство. В течение XI и первой половины XII в. полоцкие князья много раз навещали Литовскую землю в поисках добычи и полона. По следам князей пробиралось в Литву, по всем признакам, и мирное население, искавшее здесь удобных земель и угодий. Так называемая Черная Русь, по-видимому, была полоцкою колонией в Литовской земле. С половины XII в. отношения между Литвою и Полоцкою землею сделались обратными. Полоцкая земля к тому времени, подобно всем другим русским землям, утратила свое политическое единство, разорвалась на несколько княжений под управлением потомков Изяслава, как-то: Полоцк, Витебск, Минск, Друцк, Изяславль, Логожск и т. д. Предания родового старшинства слабо держались между Изяславичами полоцкими, и столы либо добывались силою, либо замещались по соглашению с населением. Последнее чаще всего имело место в главном городе Полоцкой земли, средоточии сильного боярства и богатого купечества. В усобицах из-за столов Изяславичи полоцкие, как и южнорусские князья, обращались за помощью к поганым, но только этими погаными в настоящем случае были не половцы, до которых было далеко, а литовцы соседи. К литовцам полоцкие князья стали обращаться за помощью и против немцев, которые в конце XII и начале XIII в. сделались их соседями, отняли у них данников на низовьях Двины ливь и летьголу и грозили дальнейшим наступлением на полоцкие владения. Опасность от немцев заставляла полоцких князей дружить с литовскими, и мы видим, например, князя Герсики Всеволода зятем литовского князя Довгерда (Доугеруте). Но литовцы стали часто являться в Полоцкую землю со второй половины XII в. и непрошеными гостями.
Мы знаем, что к тому времени литовцы стали соединяться в крупные общества и привыкли ходить на войну большими партиями, разлакомились добычею и начали уже промышлять войною. Нападения их со второй половины XII в. участились и заставили певца «Слова о полку Игореве» тревожно смотреть на будущее полочан. «Двина, читаем у него, болотом течет оным грозным полочаном под кликом поганых». Полоцкие князья, обессиленные дележом и усобицами, уже не в состоянии были давать им отпор. «Ярославе и вси внуци Всеслави! обращается к ним певец. Уже понизите стязи свои, вонзите свои мечи вережени, уже бо выскочисте из дедней славы». «Один только Изяслав Василькович, плакался певец, позвонил было своими острыми мечами о шлемы литовские, но, покинутый родными братьями, лежит под красными щитами на кровавой траве, изрубленный литовскими мечами, выронив жемчужную душу из храброго тела через золотое ожерелье». В 20-х гг. XIII в. литовцы стали уже рыскать по Полоцкой земле, как по своей собственной. Они беспрепятственно проходили по ней из конца в конец, нападая на владения черниговские (1209 и 1220 гг.), на смоленские (1226), на тверские и московские (от руки их пал и первый московский князь Михаил Хоробрит), на новгородские волости (они опустошили окрестности Торопца в 1223 г., Русы в 1224 г. и Торжка в 12261227 гг.).
Слабость, обнаруженная при этом полочанами, которые не препятствовали литовцам проходить через их землю и даже, по-видимому, не прочь были дружить с ними, заставила смоленских князей предпринять в 1222 г. поход на Полоцк и занять его. В Полоцке под рукою великого князя смоленского сел один из младших смоленских князей, который должен был оберегать землю от Литвы. Но это ему не удавалось, и литовцы по-прежнему хозяйничали в Полоцкой земле. Зависимость Полоцка от Смоленска в начале 30-х гг. XIII в. прекратилась и вовсе. Сидевший в нем смоленский князь Святослав Мстиславич ушел на княжение в Смоленск. Наступили затем смуты в Смоленске, во время которых Полоцк предоставлен был собственной участи и отделился от Смоленска; в Полоцке сел князь Брячислав, из местного княжеского рода Изяславичей. Литовцы тем временем продолжали свое дело, и шайки их появлялись в новгородских волостях, торопецких и около Дубровны. Наконец, какой-то литовский князь напал даже на Смоленск и занял его. Великий князь владимирский Ярослав Всеволодович предпринял в 1239 г. поход на Смоленск, выгнал оттуда литовского князя и урядил Смоленск, посадив на старшем столе Всеволода Мстиславича. Но ничего подобного не сделал он относительно Полоцкой земли.
Наводняемая каждый год литовцами, эта земля все более и более отрывалась от остальной Руси и спаивалась с Литвою. Покинутое на произвол судьбы русское население этой земли, естественно, должно было искать себе спасения и защиты от погромов в покорности литовским князьям. После этого не неожиданным является и появление литовских князей на столах Полоцкой земли. В начале 50-х гг. XIII в. там расселились родственники Миндовга: в Полоцке его племянник Товтивил, в Друцке другой племянник Едивид, в Витебске дядя этих князей по матери жмудский князь Викинт. Миндовг, как уже было сказано, воспользовался уходом этих князей для того, чтобы захватить себе их земли и имущества, покинутые на Литве. Это заставило князей побросать полоцкие столы и начать борьбу против Миндовга в союзе с Романовичами волынско-галицкими и немцами. Но Товтивил спустя некоторое время, помирившись с Миндовгом, вернулся в Полоцк и продолжал княжить там в зависимости от Миндовга. Поэтому и в последовавших войнах Миндовга с Романовичами, татарами и смольнянами мы видим Товтивила полоцкого на стороне Миндовга: Полоцк сделался как бы вассальным владением великого князя литовского. Это положение вещей продолжалось некоторое время и при преемниках Товтивила, погибшего вскоре после Миндовга. Сначала в Полоцке сидел какой-то князь Константин, посаженный соперником Товтивила Тройнатом (известие о его княжении относится к 20 августа 1264 г.), а затем князь Изяслав, который считал себя «в воли Молшелгове», т. е. Войшелка, великого князя литовского, как гласит его грамота, писанная к немцам. В воле Войшел-ка, по всем данным, был и союзник этого князя витебский князь Изяслав.
Оба эти князя вскоре же, уже в конце 1264 г., должны были уступить свое место литовскому князю Герденю, продержавшемуся в Полоцке и Витебске до 1267 г. включительно, когда он был убит псковичами. После этого и на полоцком, и на витебском столах мы видим уже русских князей. Полочане и витебляне, очевидно, воспользовались смутами, происходившими на Литве по смерти Миндовга, междоусобиями за великое княжение и эмансипировались несколько от Литвы. Они стали принимать к себе на княжение природных русских князей. Только Витебск в 80-х гг. XIII столетия освободился совершенно от Литвы и подчинился было смоленскому князю Федору, который и управлял им через своих наместников. Но в Полоцке в конце XIII в. мы видим снова литовского князя. Этот князь, неизвестный по имени, будучи не в состоянии бороться с немцами и не получая надлежащей помощи от соплеменников, принял католичество и, не имея наследников, завещал свое княжество Рижской архиепископии. После его смерти немцы вступили в Полоцк и принялись заводить там свои порядки, вводить католичество и обирать жителей. Полочане, возмущенные всем этим, обратились за помощью туда, откуда она и прежде в таких случаях приходила в Литву. Великий князь Витень в 1307 г. явился в Полоцкую землю и перебил почти всех застигнутых там немцев, а католические церкви разрушил. Некоторое время он посылал в Полоцк своих наместников, предоставляя полочанам ведать свои дела самим и решать их по-старому на вече. Позже, около 1326 г., в Полоцке сел на княжение уже брат Витеня Воин.
С этого времени Полоцк соединился уже прочными политическими связями с Литвою и никогда от нее не отделялся. Поэтому и 1307 г. можно считать годом окончательного присоединения Полоцка к Литовской земле.
Любавский М.К. «Присоединение к Литве полоцких княжеств, Полесья и Подляшья»

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *