ТАЙНЫЕ БЕЛАРУСКИЕ ОБЩЕСТВА

 

ТАЙНЫЕ БЕЛАРУСКИЕ ОБЩЕСТВА В начале XIX века в среде прогрессивной интеллигенции сформировалась система взглядов, считавшая крепостное право и царское самодержавие губительным для дальнейшего

В начале XIX века в среде прогрессивной интеллигенции сформировалась система взглядов, считавшая крепостное право и царское самодержавие губительным для дальнейшего развития российской государственности. О кардинальном изменении существующей реальности, наверное, больше всех мечтали студенты университетов, находящиеся под влиянием идей создания утопического социализма, которые были изложены в произведениях Вольтера, Монтескье и Руссо. Они объединялись в различные тайные общества, существовавшие, в том числе, и на территории современной Беларуси.
Мечты филоматов
На летних каникулах 1817 года два студента Виленского университета Адам Мицкевич из Новогрудка и Томаш Зан из-под Молодечно решили создать тайную патриотическую организацию. Они хотели, чтобы в нее вошли те, кто по-настоящему любит родину и также увлекается литературой, философией и науками. Осенью, после начала занятий, замысел осуществился. Председателем объединения выбрали Иосифа Ежовского, считавшегося одним из самых талантливых студентов и сдавшего экзамен на ученую степень кандидата философии. В качестве названия избрали «общество филоматов». С греческого языка это слово переводится как «стремящийся к знаниям».
Адепты постановили: братство единомышленников создается «не на минуту, не для легкомысленного развлечения, а на всю жизнь». В Уставе записали, что каждый «филомат» обязан приобретать глубокие знания и всячески помогать товарищам. Спустя некоторое время, молодые патриоты поставили перед собой более амбициозную цель способствовать просвещению всего населения родного края и тем самым подготовить его к революционной борьбе за национальное освобождение. Они мечтали о независимости от России, упразднении крепостничества, протестовали против тяжелого налогового бремени, безжалостных рекрутских наборов, ограничений в правах для женщин и евреев, а также против других существовавших порядков.
Встречи у костра
Еженедельно «филоматы» собирались на «научные заседания», где рассказывали о своей исследовательской работе, читали стихи и рассказы. Горячо спорили на разные темы, а чтобы прийти к единому мнению, обсуждения завершали голосованием. На этих встречах впервые прозвучали произведения Адама Мицкевича, Томаша Зана и Яна Чечота.
Особое внимание придавалось изучению истории Великого Княжества Литовского. Юноши записывали народные песни и сказки, легенды и предания. Они разработали отдельную инструкцию по описанию родных мест. Ее тайно напечатали в типографии базилианского монастыря и вручали каждому новому члену организации. Устав сообщества напоминал о необходимости знать и уважать родной язык, в качестве которого подразумевался белорусский.
Сотни молодых людей собирались на эти встречи в окрестностях Вильно. На зеленых берегах рек и озер, на лесных полянах и у «заветного камня» звучали стихи и песни, рождались новые идеи и планы.
Готовились к этим встречам весьма тщательно. Ян Чечот обязательно составлял увлекательный сценарий с театральными сценками, всевозможными конкурсами, соревнованиями, забавами. Например, услышав одну поэтическую строку, надо было назвать автора всего стихотворения. Нравилось юношам соревноваться в том, кто кого перепоет или перетанцует.
В искренних беседах не раз возникала мысль о будущем вооруженном выступлении против российской власти. К нему готовились и в филиалах общества, возникших в Витебске, Белостоке, Свислочи и других городах Западного края. К примеру, в Полоцке члены организации распространяли листовки с антиправительственными лозунгами. Однажды в самом центре города кто-то расклеил стихотворный призыв сбросить ненавистное царское ярмо. Полиция нашла автора «литературного творчества», которым оказался Осип Добошинский. Юный шляхтич никого из товарищей не выдал, взяв всю полноту ответственности на себя.
Лучистые и филареты
Чтобы расширить влияние на белорусскую молодежь, «филоматы» создали легальную структуру, которую назвали «Обществом лучистых» или «лучезарных». Его возглавил студент физико-математического факультета Томаш Зан. Он отличался сообразительностью, веселым общительным нравом и имел недюжинные способности неформального лидера. В качестве целей организации было, в том числе, вовлечение в изучение наук, языка и культуры, а также борьба за хорошее поведение студентов во время занятий и вне стен учебного заведения.
Одним из главных правил была «приверженность интересам отечества». Она заключалась в том, чтобы «хотеть добра всему народу, сохранять полезные обычаи родителей, изучать и беречь родное слово, помнить славу предков и умножать ее».
Первая встреча, на которую новая община пригласила всех желающих, состоялась в мае 1820 года в лесном массиве под Вильно. Томаш Зан произнес остроумную речь, которая то и дело прерывалась громогласными взрывами хохота. Затем собравшиеся «пили чай», который плавно переходил в бесшабашное веселье. Студенческие посиделки с играми, песнями, танцами и шутками продолжались до наступления рассвета.
Известие о создании нового общества мгновенно разлетелось по городу. Количество желающих стать его частью быстро росло и через несколько месяцев уже превышало три сотни человек. «Лучистые» открыто и изобретательно боролись за достижение провозглашенных целей. Университетские преподаватели с радостью отметили существенное улучшение дисциплины на лекциях в аудиториях стало «тихо, как в ухе». Студенты сдержанно и толерантно вели себя в повседневной жизни. Если слышали «непристойные слова» из чьих-то уст, то морщились и закрывали носы, как будто вокруг плохо пахло.
Вскоре к обществу принадлежал уже каждый третий виленский студент. Университетский библиотекарь записал в своем дневнике: «Только дураки и бездельники не состоят в «обществе лучистых»».
Растущий авторитет студенческого объединения напугал руководство учебного заведения. Оно начало понимать, что только борьбой за дисциплину и порядок эта затея не закончится. Боясь попасть в немилость к власти, ректор приказал распустить сообщество. Распоряжение выполнили, и почти сразу, но тайно, деятельность возобновили. Участники новой структуры стали называть себя «филаретами». С греческого языка это переводится как «любящие благотворительность». Во главе общины остался Томаш Зан, заслуживший к этому времени огромное доверие и уважение.
И грянул гром:
Царская полиция знала о существовании нелегальных студенческих организаций, но перешла к активным действиям лишь в мае 1823 года. В день, когда в 1791-м Сейм утвердил Конституцию Польши, один из учеников Виленской гимназии написал мелом на доске: «Да здравствует Конституция 3 мая!». Кто-то сказал: «О, какое приятное для всех нас воспоминание!», а третий дописал: «Но некому об этом вспомнить».
О «вопиющем» поведении гимназистов доложили. Полиция открыло следствие, и вышла на след «филаретов». Первый из арестованных членов тайного общества Ян Янковский испугался и выдал всех известных ему участников, в числе которых оказался Адам Мицкевич, Томаш Зан, Ян Чечот, Иосиф Ежовский, Игнатий Домейко и еще около сотни «филоматов» и «филаретов». Молодых людей задержали и поместили в монастырь базилианцев, переоборудованный в тюрьму.
Заключенным многие сочувствовали. На благотворительные пожертвования удалось подкупить стражников, которые позволяли узникам по ночам выходить из камер и собираться вместе. Чаще всего местом встреч была «обитель» Адама Мицкевича, который уже был признанным поэтом и позже рассказал об этих тяжелых днях в поэме «Деды».
Во время бесед заключенные пытались заглянуть в свое будущее. Подбадривали друг друга совместным исполнением патриотических песен на стихи Адама Мицкевича и Михала Рукевич «Погоня наш флаг» и «Из глаз наших пусть радость блеснет». Среди любимых была и «Песня филаретов», написанная в неволе Антоном Одынцом.
Лидера движения Томаша Зана содержали отдельно. Однако, с оказией он передал сообщение, что всю вину за «тайную деятельность» возлагает на свои плечи.
Суд:
После окончания следствия задержанных выпустили на поруки родных и близких. За решеткой осталось трое «самых опасных бунтовщиков»: Томаш Зан, Ян Чечот и Адам Сузин. Не вышел на свободу и предатель Ян Янковский. В Вильно не нашлось никого, кто согласился бы за него поручиться. В августе 1824 года Александр I утвердил приговор, согласно которому десять «филоматов» и десять «филаретов» выслали в отдаленные губернии Российской Империи. Отечество покинули, в том числе, Ян Чечот, Адам Мицкевич, Иосиф Ежовский, Иосиф Ковалевский, Адам Сузин. Самое тяжелое наказание получил Томаш Зан. Его под конвоем отправили в далекий Оренбург, где первый год предполагал содержание в тюрьме.
Университетские преподаватели, помогавшие и сочувствовавшие молодым патриотам, были обязаны покинуть университет и Вильно. Уволили и библиотекаря, тайком дававшим читать запрещенные книги студентам.
Судьбы, достойные романов
Несмотря на тяжелые испытания, многие из «филоматов» и «филаретов» на всю жизнь сохранили верность идеям и целям юности. Они достигли больших успехов в различных областях культуры и науки. Как талантливого поэта мы знаем Яна Чечота. Свою первую книгу стихов и песен он посвятил любимой девушке Зосе Малевской. Национальным достоянием являются два его сборника: «Крестьянские песни с истоков Немана и Двины», а также история Великого Княжества Литовского в стихотворной форме «Песни древних литвинов».
Томаш Зан после тюремного заключения занялся исследованием Урала и создал первый в Оренбургском крае музей. Он обрел известность как талантливый горный инженер, но образцов поэтического творчества после себя не оставил. Остался в науке, как признанный знаток Монголии, Иосиф Ковалевский. Игнатий Домейко известен в качестве исследователя и ученого Чили, в которой объявлен национальным героем.
Литвин, Волынец, подай мне руку
Студент Виленской медико-хирургической академии Франтишек Савич создал с друзьями «Демократическое общество», провозгласив себя наследниками идей «филоматов» и «филаретов». Они призвали порабощенные народы объединиться для победы над общим врагом:
«Литвин, Волынец, подай мне руку.
Присягнем Господу Богу,
Царям на гибель, господам для науки ».
Савича задержали, а после суда отправили служить на Кавказ. Рядовым. Он дезертировал. Сменил имя и несколько лет работал земским врачом в Житомире, выискивая возможность покинуть страну. Когда документы были получены, в городок пришла холера. Спасая других, он заразился сам.
В одной из своих пламенных статей Франтишек Савич писал: «Кто знает, как и где нам суждено умереть Но наша гибель будет продолжением борьбы за свободу!».

ТАЙНЫЕ БЕЛАРУСКИЕ ОБЩЕСТВА В начале XIX века в среде прогрессивной интеллигенции сформировалась система взглядов, считавшая крепостное право и царское самодержавие губительным для дальнейшего

ТАЙНЫЕ БЕЛАРУСКИЕ ОБЩЕСТВА В начале XIX века в среде прогрессивной интеллигенции сформировалась система взглядов, считавшая крепостное право и царское самодержавие губительным для дальнейшего

ТАЙНЫЕ БЕЛАРУСКИЕ ОБЩЕСТВА В начале XIX века в среде прогрессивной интеллигенции сформировалась система взглядов, считавшая крепостное право и царское самодержавие губительным для дальнейшего

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *