«Я ВИДЕЛ, КАК УВОЗИЛИ ПАУЛЮСА…»

 

Я ВИДЕЛ, КАК УВОЗИЛИ ПАУЛЮСА... Весной 2005 г. по железнодорожному маршруту Саратов-Волгоград-Саратов следовал не совсем обычный состав. В спецвагонах работала съемочная группа документального

Весной 2005 г. по железнодорожному маршруту Саратов-Волгоград-Саратов следовал не совсем обычный состав. В спецвагонах работала съемочная группа документального фильма «Дорога к Сталинграду». Идея проекта принадлежала народному артисту СССР Олегу Табакову, отец которого был в годы войны начальником санитарного поезда. Сам маленький Олег вместе с матерью-военврачом жил некоторое время в Эльтоне, степном посёлке на левом берегу Волги, где размещался эвакогоспиталь 4157 ( Один из пассажиров «Поезда памяти», Владимир Михайлович Кирханаджев, оказался свидетелем пленения самого Паулюса
Осенью 1942-го эшелон с инженерно-сапёрной бригадой, в которой служил Кирханаджев, подходил к Сталинграду. К налётам с неба уже стали худо-бедно привыкать, но чего уж никак не ожидали, так это нападения конницы! По двое в седле (спина к спине), с автоматами и пулемётами наперевес. Калмыки! Те, что перешли на сторону врага. «И это не единичный случай, — вспоминал ветеран. Ещё и рельсы на пути могли повредить». Из песни слова не выкинешь
В составе легендарной 62-й армии сапёры обеспечивали переправу через Волгу. Потом пришла пора разминировать многострадальный город. Вернее, его руины. 31 января 1943 года Кирханаджева вместе с сослуживцами направили к полуразрушенному знанию Центрального универмага. В ожидании приказа курили у входа, притоптывая на морозе: «Говорят, сам Паулюс тут». Наконец, подъехала пара грязно-белых автобусов и комсоставовская «эмка». Засуетились кинооператоры, выбирая ракурс получше. Минут через двадцать из подвала на солнце вышел высокий, худой немецкий генерал, вида, надо сказать, затрапезного: небритый, осунувшийся, грязная шинель препоясана кое-как — не до выправки, лишь бы согреться. Застрекотали кинокамеры, Паулюс зажмурился на свету зимнего дня, и, зацепившись фуражкой, забрался в «эмку». Прочую кампанию рассадили по автобусам. Молоденький сапёр Кирханаджев поразился «негенеральскому» виду новоиспечённого фельдмаршала. То ли дело наши: сибирские полушубки, чистая тёплая одежда, надёжные ушанки и валенки! Во всяком случае, так были одеты те, кто «встречал» Паулюса и его побитых генералов. Победители
Когда увезли пленных ( сапёры спустились в бывший уже штаб. Немцы, конечно, народ культурный, но в подвале было хоть святых выноси, не продохнуть! Как-никак провели тут несколько дней безвылазно, «до ветру» лишний раз не сбегаешь, кругом русские автоматчики. Метр за метром сапёры обследовали помещение, зная по опыту, что противник оставляет «ловушки»: авторучку, губную гармошку всё, к чему может потянуться солдатская рука. Немецкие вещи качественные, красивые, вот бойцы и попадались на такие уловки, как ни предупреждали их отцы-командиры.
А потом месяцы ежедневного, непрерывного разминирования Сталинграда. Работа крайне тяжёлая, изматывающая. Мины (наши и немецкие), неразорвавшиеся снаряды, авиабомбы были повсюду, порой в несколько слоёв. Всё буквально кишело этим железом: бои закончились, но смерть не ушла, не хотела уходить, таилась в щелях развалин, цеплялась за битый кирпич. Владимир Михайлович удивился, когда я сказал ему о страшных находках и в наши дни: «Мы вроде на совесть работали!»
Разговорились мы тогда с ветераном о многом, зашла речь и о немецких военных кладбищах в России. Оба сошлись во мнении, что ни к чему они. Как солдат, Кирханаджев понимал разницу между карателями-эсэсовцами и вермахтом, но кто и тех, и других на нашу землю звал Озлобленности к немцам в сердце не сохранилось, чего не скажешь по поводу власовцев. Когда уже уверенно гнали врага на Запад, видел он пленных бойцов РОА (в плен их, вопреки расхожему мнению, всё-таки брали), с Андреевским крестом на шевронах. Владимир Михайлович запомнил, что далеко не все из них раскаивались в содеянном. Некоторые вели себя вызывающе, видимо, понимая, что терять уже нечего, а кто и стрелялся, не желая попадать в руки СМЕРШа
Войну старший сержант Кирханаджев закончил в Прибалтике. Кстати, его «шапочный знакомый» Паулюс, к тому времени член антифашистской организации «Свободная Германия», не раз обращался к Курляндской группировке с призывом сдаться. В одну из майских ночей подвезли сапёров в передовые траншеи. Все поняли: жди скорой атаки. Впереди наше 30-метровое минное поле, потом «нейтралка», потом уже немецкие мины. В ту ночь не спали долго, всё ждали приказа. Когда в блиндаж заглянул командир, уже светало. Бойцы заволновались: неужели при свете дня пошлют на разминирование прохода пехоте, это же верная гибель! Взводный пришёл не один, с ним был командир роты стрелков, утреннюю атаку которых и должны были обеспечить сапёры. Видно было, что офицеры грамм по двести приняли, а то и больше. Оказалось, причина более чем уважительная: «Ребята, немцы капитулировали!»
Так для 23-летнего сапёра Кирханаджева закончилась война. К пьянящему маю 45-го добраться можно было только кровавыми дорогами Сталинграда.

Я ВИДЕЛ, КАК УВОЗИЛИ ПАУЛЮСА... Весной 2005 г. по железнодорожному маршруту Саратов-Волгоград-Саратов следовал не совсем обычный состав. В спецвагонах работала съемочная группа документального

Я ВИДЕЛ, КАК УВОЗИЛИ ПАУЛЮСА... Весной 2005 г. по железнодорожному маршруту Саратов-Волгоград-Саратов следовал не совсем обычный состав. В спецвагонах работала съемочная группа документального

Я ВИДЕЛ, КАК УВОЗИЛИ ПАУЛЮСА... Весной 2005 г. по железнодорожному маршруту Саратов-Волгоград-Саратов следовал не совсем обычный состав. В спецвагонах работала съемочная группа документального

Я ВИДЕЛ, КАК УВОЗИЛИ ПАУЛЮСА... Весной 2005 г. по железнодорожному маршруту Саратов-Волгоград-Саратов следовал не совсем обычный состав. В спецвагонах работала съемочная группа документального

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *