КСЮХУ ЖАЛКО

КСЮХУ ЖАЛКО Если кто вдруг, ненароком, вполглаза, краснея и стыдясь, решит посмотреть в ютубе безруковского «Годунова», то вот вам спойлер, от души. Во-первых, там все умрут. Во-вторых, Ксения

Если кто вдруг, ненароком, вполглаза, краснея и стыдясь, решит посмотреть в ютубе безруковского «Годунова», то вот вам спойлер, от души. Во-первых, там все умрут. Во-вторых, Ксения Годунова попадёт в лапы Гришки-Росстрижки, которому, как законному царю, присягнёт вся Московия, не исключая Романовых.
О её печальной судьбе сложились песни ещё тогда, в XVII веке. Записаны они на нашем милом Севере, может быть, в Вологде даже, для одного дотошного англичанина, Ричарда Джеймса. В 1619 -1620 годах, когда ещё коротала свой век в монастыре инокиней Ольгой обесчещенная царевна.
Сохранилось описание дочери царя Бориса: «незамужняя, отроковица чудной сообразительности, очень красива, очень бела, щеками румяна, красна губами, глаза имела чёрные и большие, светлостью светились («отроковица чюднаго домышления, зелною красотою лепа, бела велми, ягодами румяна, червлена губами, очи имея черны великы, светлостию блистаяся»); когда же от горя слёзы из глаз испускала, тогда ещё больше светлостью блистали особенной; имела сросшиеся брови, телом изобильна, молочной белизной залита; ростом не высока, не низка; волосы имела чёрные, большие, как трубы, по плечам лежали. Среди всех женщин благочестивейшая и писанию книжному научена, многим цвела благоречием».
ПЕРВЫЙ ПЛАЧ КСЕНИИ БОРИСОВНЫ ГОДУНОВОЙ
Сплачетца мала птичка,
белая пелепелка:
«Ох-те мне молоды горевати!
Хотят сырой дуб зажигати,
мое гнездышко разорити,
мои малыи дети побитии,
меня пелепелку поимати».
Сплачетца на Москве царевна:
«Ох-те мне молоды горевати,
что едет к Москве изменникъ,
ино Гриша Отрепьев рострига,
что хочет меня полонити,
а полонив меня, хочет постритчи,
чернеческой чин наложити!
Ино мне постритчися не хочетъ,
чернеческого чину здержати,
отворити будет темна келья,
на добрых молотцов посмотрити.
Ино, ох, милыи наши переходы!
А кому будетъ по вас да ходити,
после царского нашего житья
и после Бориса Годунова
Ахе, милыи наши теремы!
А кому будетъ в вас да седети
После царского нашего житья
и после Бориса Годунова»
ВТОРОЙ ПЛАЧ КСЕНИИ БОРИСОВНЫ ГОДУНОВОЙ
А сплачется на Москве царевна,
Борисова дочь Годунова:
«Ино, боже, Спас милосердой!
За что наше царьство загибло:
за батюшково ли согрешенье,
за матушкино ли немоленье
А светы вы, наши высокие хоромы!
Кому вами будет владети
После нашего царьсково житья
А светы, браныи убрусы!
Береза ли вами крутити
А светы, золоты ширинки!
Лесы ли вами дарити
А светы, яхонты-серешки!
На сучье ли вас задевати
после царьсково нашего житья,
после барюшкова преставленья,
а света Бориса Годунова
А что едет к Москве Рострига,
да хочет теремы ломати,
меня хочет, царевну, поимати,
а на Устюжну на Железную отослати,
меня хочет, царевну, постритчи,
а в решетчатой сад засадити.
Ино ох-те мне горевати:
как мне в темну келью ступити,
у игуменьи благословитца»
———————-
М. Молодых, «Ксения Годунова», 2006г.

КСЮХУ ЖАЛКО Если кто вдруг, ненароком, вполглаза, краснея и стыдясь, решит посмотреть в ютубе безруковского «Годунова», то вот вам спойлер, от души. Во-первых, там все умрут. Во-вторых, Ксения

КСЮХУ ЖАЛКО Если кто вдруг, ненароком, вполглаза, краснея и стыдясь, решит посмотреть в ютубе безруковского «Годунова», то вот вам спойлер, от души. Во-первых, там все умрут. Во-вторых, Ксения

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *