ОТ ВОЛОНТЁРА ДО ГЕНЕРАЛА. БАРТЕЛЕМИ КАТРИН ЖУБЕР

ОТ ВОЛОНТЁРА ДО ГЕНЕРАЛА. БАРТЕЛЕМИ КАТРИН ЖУБЕР Один из самых прославленных французских полководцев эпохи начала революционных войн, также как и Бонапарт, ворвался на Олимп воинской славы

Один из самых прославленных французских полководцев эпохи начала революционных войн, также как и Бонапарт, ворвался на Олимп воинской славы совсем молодым, но на этом небосклоне, к сожалению, сиял не долго…
Бартелеми Катрин Жубер родился 14 апреля 1769 года во французском городке Пон-де-Во и первоначально планировал служение не Марсу, а Фемиде, мечтая стать адвокатом, однако неожиданно оставил учебу и завербовался в артиллеристы. Первый блин вышел комом отец будущего героя добился увольнения сына и послал его в Лион заканчивать учение. После Лиона Жубер поступил в Дижонский университет, но уже в декабре 1791 года, когда всё предвещало близкую войну, он, определившись волонтёром в пехотный батальон, отправился в Рейнскую армию. Там Бартелеми быстро обращает на себя внимание своей храбростью и решительностью и уже через 2 месяца за отличие в боях был произведён в первый офицерский чин — су-лейтенант, а вскоре становится и капитаном.
Далее Жубер попадает в Итальянскую армию, где отличается при обороне форта Col di Tenda, который успешно защищал от батальона австрийцев, имея всего тридцать бойцов. В 1795 году за отличия в сражении при Лоано, после которого во власти французов оказалась Ривьера, Бартелеми Жубер в возрасте 26 лет был произведён командованием в бригадные генералы. Таким образом, вчерашний студент сделал одну из самых блестящих военных карьер в истории, менее чем за три года взлетев от волонтера до генерала, при этом не имея профессионального военного образования.
В качестве бригадного генерала Жубер блестяще проявил себя в сражениях при Монтенотте, Миллезимо (там молодой генерал был ранен), штурме замка Коссерия и в боях при Чеве, Мондови и Лоди. Наконец по итогам разгрома австрийцев в сражении при Риволи Жубер становится дивизионным генералом.
В 1797 году, командуя отдельным корпусом, он успешно действовал в Тироле, затем присоединился к войскам Бонапарта в Виллахе и этим маневром способствовал заключению Кампо-Формийского мира, завершившем первый этап Революционных войн. Рассматривался главой Директории Полем Баррасом наряду с Наполеоном в качестве ведущего кандидата на должность главнокомандующего вооруженными силами Франции.
В 1799 году после двух сокрушительных поражений, которые революционная Франция потерпела от войск непобедимого русского фельдмаршала Суворова, Директория назначила именно Жубера главнокомандующим французской армией в Италии. Выбор был очень логичен после тяжелых разгромов на Адде и Треббии, закончившихся бегством недавно победоносных французских войск под натиском русских и австрийских солдат, нужно было срочно восстановить подорванный боевой дух, увлечь их примером собственной отваги и энергии. Жубер подходил на эту роль идеально. Незадолго до отправления на очередную военную кампанию Бартелеми женился на красавице из знатного рода Фелисите Семонвиль, которой сказал перед отбытием, что вернется с победой или не вернется совсем.
Бартелеми прибывает в Италию, быстро приводит в порядок разгромленные войска, которые с ликованием приняли его назначение, и ведёт их против Суворова. Однако столкнувшись у городка Нови со всей армией Суворова (Багратион, Милорадович, Розенберг, Край) Жубер был шокирован он никак не предполагал, что Суворов успеет собрать навстречу ему все свои силы, так как просто не знал, что защищаемая французами Мантуя уже пала. Жубер заколебался будучи, столь же отважным, сколь и прагматичным, он понимал, что шансов выстоять в прямом столкновении на равнине против Суворова, который был не просто гением войны, а её богом, немного, тем более, что численный перевес на этот раз (едва ли не впервые в многолетней практике будущего генералиссимуса) было у него.
Однако у французов было преимущество это сильная укрепленная позиция у самого Нови в виде крепостных стен , которую предстояло штурмовать русским и австрийским войскам, не имеющим осадной артиллерии. Тем не менее всегда энергичный и решительный Жубер пребывал в замешательстве. Французские генералы на созванном военном совете высказались за отступление, однако Жубер попросту не мог на такое пойти он ведь обещал, что вернется с победой или не вернется совсем.
Пока Жубер никак не мог принять решение, Суворов времени не терял он знал, что французам нельзя дать уйти назад в Апеннины, откуда их будет очень сложно «выковыривать». По его плану центр позиций врага укрепленные позиции французов у Нови, должны были штурмовать русские гренадеры Милорадовича и егеря Багратиона, австрийцы же должны были обрушиться на левый фланг французов.
В четыре часа утра австрийская пехота пошла в атаку на французскую дивизию Лемуана завязалась перестрелка. В передовых французских линиях возникло замешательство. Жубер, услышав пальбу, немедленно поскакал туда и был сражен пулей…
Итак, битва для французов началась с гибели собственного командующего. Солдатам не сообщили о смерти любимого ими Жубера, а командование принял на себя генерал Моро. Пока французы отбивали австрийский натиск на левом фланге, в бой пошли русские полки Багратиона и Милорадовича. Участник сражения, будущий маршал Лоран Сен-Сир напишет о них так: «Противник шел на нас в безупречном порядке и с редкостной отвагой».
Вокруг Нови завязалось настоящее побоище атаки следовали за атаками, но французы держались стойко, их артиллерия наносила атакующим большие потери. Племянник Суворова, князь Андрей Горчаков с несколькими гренадерскими батальонами смог прорваться в город, но в итоге все-таки был выбит оттуда. Положение было критическим для обеих сторон Суворов в свои 70 лет носился на коне перед своими атакующими чудо-богатырями, воодушевляя их, и это сработало: французская оборона была взломана, а французские войска, не выдержав натиска, бежали с поля боя, потеряв почти всю артиллерию и знамена победа была «суворовской», то есть полной. Очередной разгром, которому Суворов подверг французов вызвал колоссальный резонанс по всей Европе, который отразился даже в европейской моде например, высшим шиком стали сапоги «а-ля Суворов» — их стали носить даже французские офицеры.
А что же Жубер Чтобы почтить память павшего героя, все члены законодательного корпуса надели траур на 5 дней. По предложению первого консула, тело Жубера было перевезено в Тулон и погребено в форте Ламальго, получившем название форта генерала Жубера. Кроме того, Жуберу был поставлен памятник в Бурге, а его статуя украсила лестницу Сената.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *