СВИДЕТЕЛЬ АПОКАЛИПСИСА. Часть 2

 

СВИДЕТЕЛЬ АПОКАЛИПСИСА. Часть 2 ...Пламенные призывы папы Иннокентия III сделали свое дело: знатнейшие вельможи Франции граф Тибо Шампанский и его кузен, граф Людовик де Блуа, в ноябре 1199 года

…Пламенные призывы папы Иннокентия III сделали свое дело: знатнейшие вельможи Франции граф Тибо Шампанский и его кузен, граф Людовик де Блуа, в ноябре 1199 года объявили о принятии креста. То же самое сделал и граф Балдуин Фландрский. Вслед за ними об участии в крестовом походе начали объявлять аристократы и дворяне Франции, Фландрии, Германии… В Святую землю решили двигаться морем. Но возникла проблема: где взять столько кораблей, чтобы доставить в Палестину пехотинцев, рыцарей, оруженосцев, коней и мулов, провизию и оружие Обратились к венецианцам, славившимся своим флотом и опытом мореходов. О сделке договорились быстро: сохранившийся договор сообщает, что венецианцы за 9 месяцев взялись построить корабли для перевозки 4500 лошадей, 9 тысяч оруженосцев, 4500 рыцарей и 20 тысяч пехотинцев, а также поставить необходимое продовольствие и фураж. А крестоносцы согласились заплатить за это колоссальную сумму в 85 тысяч марок. Все шло как по маслу.
Но планы крестоносцев спутала внезапная смерть 20-летнего графа Тибо Шампанского. Ну какой крестовый поход без лидера Вояки приуныли. Один за другим возможные кандидаты отказывались возглавить поход. Но согласился маркграф Бонифаций Монферратский, состоявший в родстве с королями Франции и династией Гогенштауфенов, претендовавших на трон Германской империи. Отплытие в Левант запланировали на весну 1202 года, местом сбора объявили остров Святого Николая (ныне Лидо-ди-Езоло) близ ¬Венеции.
Сделав крюк по пути домой в Северную Италию, Бонифаций навестил своего сюзерена и кузена Филиппа Швабского, сына Фридриха I Барбароссы. Именно здесь, при дворе Филиппа, Бонифаций впервые встретился с человеком, который также станет одним из главных лиц Четвертого крестового похода. Это был Алексей, сын византийского императора Исаака II Ангела, пришедшего к власти в результате государственного переворота. Но в 1195 году родной брат Исаака Алексей сверг и ослепил его, а своего племянника заточил в темницу. Алексею удалось бежать, о чем, кстати, подробно рассказывается в древнерусской повести «О взятии Царьграда от фряг». Современники характеризовали царевича как человека отвратительного, склонного к пьянству, разврату и игре в карты. После побега молодой Алексей Ангел направился ко двору Филиппа Швабского, который был женат на его родной сестре Ирине.
К весне 1202 года на острове Святого Николая близ Венеции начало собираться крестоносное войско. Довольно быстро лидеры похода поняли, что сильно просчитались: из 30 тысяч воинов, которые должны были собраться здесь, прибыли лишь 12 тысяч. Те, кто не при¬ехал, решили добираться до Святой земли по суше. Это означало, что собрать 85 тысяч марок явно не удастся. Крестоносцы выгребли из карманов и сундуков все, что нашли, но для расплаты с венецианцами все равно не хватало 35 тысяч марок. И вот тогда дож Энрико Дандоло предложил крестоносцам дьявольский план: в счет погашения долга рыцарям предлагалось помочь Венеции захватить город Зара (ныне Задар) в Далмации главного соперника Венеции в торговле на Адриатике, вотчину венгерского короля. Справедливости ради заметим, что небольшая часть французских рыцарей отказалась сразу и покинула ряды крестоносцев. Но большинство приняли предложение. Караван из кораблей направился к Заре, жители которой вывесили на крепостные стены знамена с крестами.
Узнав о ситуации, Иннокентий III направил письмо крестоносцам с предупреждением: если они вторгнуться в христианские владения, то будут подвергнуты анафеме. Рыцарей это не остановило: Зара была взята и разграблена подчистую в ноябре 1202 года. Крестоносцы решили здесь перезимовать. В декабре того же года к ним пожаловали послы Филиппа Швабского и царевича Алексея Ангела. Они предложили крестоносцам помочь Алексею вернуть константинопольский трон, в обмен на что царевич обещал подчинить православную церковь Риму, выплатить рыцарям 200 тысяч марок и присоединиться к крестовому походу в Святую землю с 10 тысячами воинов. Крестоносцы, превратившиеся в бессовестных наемников, вновь согласились.
И вновь письма папы с анафемой и запрещением идти на Константинополь не подействовали, богатства столицы восточного христианства манили гораздо сильнее. В качестве оправдания своих действий крестоносцы заявили, что вернуть престол Исааку и Алексею Ангелам это справедливое дело, тем более что царевич Алексей убедил их в том, что народ империи поддерживает именно его.
В июне 1203 года крестоносная армада прибыла к стенам Константинополя. Древний город, выдержавший немало страшных осад и ни разу за восемьсот лет не открывший свои ворота врагам, готовился к смертельной схватке. Осада Царьграда продлилась недолго: 18 июля 1203 года император Алексей III под покровом ночи бежал из города. Имперские чиновники, обнаружившие, что василевс исчез, отправились в тюрьму к свергнутому Исааку II. Его снова возвели на престол, и он послал за царевичем Алексеем. Однако сначала к Исааку явились послы крестоносцев, изложившие ему обещания его сына. Услышав их, император потерял дар речи, но деваться было некуда: он дал слово выполнить условия сделки. Лишь после этого царевич смог встретиться с отцом. 1 августа Исаак II и его сын Алексей IV были провозглашены соправителями. Крестоносцы расположились в пригородах Константинополя. Уходить они не собирались до тех пор, пока Ангелы с ними не расплатятся, а сумма в 200 тысяч марок по тем временам была невообразимо огромной. Ангелы смогли выплатить рыцарям лишь 86 тысяч, после чего начали насильно изымать золотую и серебряную церковную утварь и отправлять ее на переплавку.
Обстановка накалялась, участились стычки между горожанами и крестоносцами. А Исаак II и Алексей IV, будто подливая масла в огонь гнева, обязали состоятельных граждан вносить пожертвования для погашения долга. 1 декабря 1203 года в Константинополе начался бунт. Одновременно лидеры Четвертого похода выдвинули Ангелам ультиматум: либо они выполняют условия договора, либо крестоносцы «сделают все возможное, чтобы получить причитающееся им». Это была открытая угроза. Послы покидали тронный зал императорского дворца под оскорбления вельмож. «Так началась война», резюмирует в «Завоевании Константинополя» участник событий, маршал Шампани Жоффруа де Виллардуэн.
В январе 1204 года толпа горожан собралась у собора Святой Софии и потребовала избрания нового императора. Выбор пал на молодого аристократа Николая Каннавоса, который был объявлен василевсом против своей воли. Алексей IV вновь обратился за помощью к крестоносцам, прося изгнать Каннавоса. В обмен он предложил передать рыцарям Влахернский дворец резиденцию византийских императоров! Этот шаг решил судьбу Ангела. Группу заговорщиков возглавил аристократ Алексей Дука по прозвищу Мурзуфл. В ночь с 27 на 28 января дворцовая стража арестовала Алексея IV в его же спальне и бросила в темницу. Там же оказался и Николай Каннавос. Став императором Алексеем V, Мурзуфл потребовал от крестоносцев, чтобы они в течение недели убрались с земли ромеев. Крестоносцы же потребовали от Мурзуфла восстановить на престоле Алексея IV а как бы иначе они получили обещанное После чего оба томившихся в тюрьме императора и Алексей Ангел, и Николай Каннавос были убиты. Старый Исаак II скончался еще раньше.
Теперь столкновение было неизбежно. В марте 1204 года дож Дандоло и лидеры похода Бонифаций Монферратский, Балдуин Фландрский, Людовик де Блуа и Гуго де Сен-Поль предусмотрительно заключили соглашение о разделе будущих трофеев, договорились о выборе правителя и распределении земель и титулов.
Штурм Константинополя начался 9 апреля 1204 года. Город пал через четыре дня. Мурзуфл бежал из Царьграда. Горожане избрали императором опытного воина Константина Ласкариса, но он стал третьим василевсом, сбежавшим из столицы за последние десять месяцев. И вот великий город оказался во власти крестоносцев: началось ужасное разграбление Константинополя.
Впервые за восемьсот лет враги хозяйничали на улицах столицы. Масштабы бедствия представить трудно. Фантастические сокровища Большого императорского дворца были разграблены. Даже бронзовая кровля была сорвана с крыши, а мраморные плиты дворцовых полов выломлены. Знаменитая Боспорская цепь, закрывавшая проход из пролива Босфор в Мраморное море, была демонтирована и отправлена в палестинскую Акру.
Латиняне разрушили и ободрали мрамор с Золотых ворот Константинополя триумфальной арки, возведенной еще при Константине Великом. Большой ипподром был разграблен, украшавшие его великолепные бронзовые статуи пущены на переплавку. В печь отправились и другие шедевры бронзовые скульптуры Афины Паллады и Геры на форуме Константина, статуи Париса Александра и Афродиты, статуя Фортуны на Золотых воротах, конная статуя Теодориха Великого… Не избежала печальной участи и статуя Капитолийской волчицы, хранившаяся как священный символ в Риме и перевезенная в IV или VI веке в Константинополь. Так что сегодня в Капитолийских музеях Рима можно видеть лишь античную копию знаменитой скульптурной группы…
Крестоносцы грабили Царьград три дня. В столице царили огонь, хаос и смерть. В монастыре Пантократора и в церкви Святых Апостолов не пощадили даже саркофаги византийских императоров: они были вскрыты и разграблены. Святая София лишилась своих золотых и серебряных украшений, икон и святых реликвий. Изумительный алтарь, сделанный из золота и серебра, был разбит и переплавлен. Из главного константинопольского храма были украдены даже огромные Царские двери, сделанные, по преданию, из древесины Ноева ковчега и окованные серебром. Практически все церкви и монастыри города подверглись осквернению и разграблению. Причем грабили церкви и монастыри не только рыцари и простые пехотинцы, но и священники, отправившиеся в Четвертый крестовый поход. Об этом рассказывает, к примеру, один из его участников аббат эльзасского монастыря Мартин, со слов которого Гунтер Парисский записал «Историю завоевания Константинополя»… Захваченный Царьград стал столицей новой Латинской империи, созданной завоевателями. Правда, просуществовала она недолго всего лишь до 1261 года, когда византийский император Михаил VIII Палеолог вернул город ромеям.
Кстати, судьбы лидеров Четвертого крестового похода по странному стечению обстоятельств сложились трагически. Первым главой Латинской империи крестоносцы избрали в 1204-м графа Балдуина Фландрского, но новый император вскоре попал в плен к болгарскому царю ¬Калояну и умер в тюрьме в 1205 году. В том же году пали в бою Гуго де Сен-Поль и Людовик де Блуа. Бонифаций Монферратский погиб в битве с болгарами в 1207 году. Энрико Дандоло скончался в 1205 году в Константинополе и был похоронен в Святой Софии. Как только греки вернули себе Царьград, останки Дандоло были выброшены на съедение псам…
Подробно рассказав о виденном в Константинополе, Добрыня Ядрейкович, по традиции древнерусских писателей, ничего не говорит о себе. Так что его ¬судьбу можно восстановить лишь фрагментарно. Неизвестно, в каком точно году Добрыня вернулся в Новгород. Ясно лишь, что после возвращения он принял постриг в Хутынском монастыре. И здесь начинаются загадки.
Первая Новгородская летопись под 1211 годом сообщает, что «пришел, прежде изгнания Митрофания, архиепископа, Добрыня Ядрейкович из Царьграда и привез с собою Гроб Господен, а сам пострижеся на Хутине у Святого Спаса; и волею Божиею возлюби и князь Мстислав и все новгородцы, и послаша и в Русь ставится; и приде поставлен архиепископ Антоний». Понятно, что вряд ли все перечисленные в этой записи события случились в один год. Тем более, что житие святителя Антония (а он был канонизирован в 1439 году в лике святителей) уточняет, что после пострига Добрыни не кто иной, как сам преподобный Варлаам Хутынский основатель и настоятель Хутынского монастыря передал ему игуменство.
Но дело в том, что Варлаам Хутынский скончался в 1192 году, с чем согласно и Житие святого, так что не очень понятно, как он мог передать еще не принявшему постриг Добрыне игуменство В Житии Варлаама Хутынского о смерти его сообщается следующее: «В последней беседе своей он с отеческой любовью убеждал их (иноков) не ослабевать в подвигах поста и молитвы, оберегать душу свою от всяких дурных помыслов, но жить так, чтобы каждый день быть готовыми к смерти. «Вверяю вас, прежде всего, в руки Божии, сказал он братии, блюстителем же душ и телес ваших оставляю игумена Антония, который сейчас находится в Иерусалиме». По дару прозорливости Преподобный увидел приближавшегося к обители Антония. Преподобный Варлаам с благословением вручил ему свое стадо и мирно скончался в 6-й день ноября 1192 года». Правда, во второй и третьей Новгородских летописях утверждается, что Варлаам Хутынский родился в 1156 году и прожил 86 лет, и в таком случае он никак не мог скончаться в 1192 году…
Большинство исследователей склоняются к тому, что архиепископом Новгорода Антоний стал в промежутке между 1210 и 1212 годами. Предыдущий глава новгородской кафедры, Митрофан, был изгнан горожанами и отправлен на поселение в Торопец. Почему новгородцы так ополчились на своего владыку доподлинно неизвестно. То ли его подозревали в поддержке посадника Дмитра Мирошкинича, расправу над семьей которого новгородцы учинили в 1207 году. То ли архиепископа винили в страшном пожаре, опустошившем Новгород в 1211 году. Как бы то ни было, в итоге новым владыкой был избран Антоний. Его отправили в Киев, где митрополит Матфей без возражений (хотя Митрофан был низложен незаконно) рукоположил его в епископы.
Владыка Антоний возглавлял новгородскую кафедру до 1218 года до того момента, когда поддерживавший его князь Мстислав Мстиславич окончательно покинул Новгород и отправился в Галич.
После чего не в меру разошедшиеся новгородцы сменяли одного князя за другим. Дошла очередь и до архиепископа. И вновь нам точно неизвестно, за что вече ополчилось на владыку, и уж совсем непонятно, почему решило призвать… изгнанного ранее архиепископа Митрофана! Причем решение это было принято в тот момент, когда Антоний отправился в поездку по епархии. Известие о том, что он смещен с кафедры, а владыкой вновь стал Митрофан, застало Антония в Торжке. Но он все же вернулся в Новгород и поселился в Спасо-Нередицком монастыре. Поняв, что ситуация зашла в тупик и в Новгороде не могут быть одновременно два архиепископа, вече и князь отправили обоих судиться в Киев к митрополиту Матфею. Тот решил вернуть новгородскую кафедру Митрофану, а Антония отправил епископом в только что созданную Перемышльскую епархию.
Спустя три года Митрофан скончался, но новгородцы, вместо того чтобы призвать Антония, решили возвести на владычную кафедру инока Хутынского монастыря Арсения. Митрополит Киевский его не рукополагал, так что новгородской епархией правил чернец. Что уж творилось в головах у новгородцев неведомо, поскольку, когда в 1226 году Антоний вернулся домой после захвата Перемышля венграми, его встретили с распростертыми объятиями и возвели на кафедру. Но в 1228 году Антоний сам отказался от поста и удалился в Хутынский монастырь. Не¬удавшийся владыка Арсений воспользовался этим, вернулся в Новгород и занял палаты архиепископа. Народ возмутился: ¬Арсения выволокли на площадь и избили, спастись от гнева новгородцев ему удалось, лишь спрятавшись в Святой Софии.
Со всеми этими событиями горожане связали погибший из-за непогоды урожай и бросились умолять Антония вернуться на кафедру. Так Антоний в третий раз вернулся на новгородскую кафедру и «сидел два лета». В марте 1229 года Антоний заболел и онемел, так что новгородцы решили приставить к нему двух знатных бояр в качестве помощников Якуна Моисеевича и Никифора Щитника. Но вскоре стало ясно, что Новгороду нужен новый архиепископ. В 1229 году владыкой был избран Спиридон, а Антония отпустили на покой в Хутынский монастырь.
Здесь он и скончался в октябре 1232 года .

СВИДЕТЕЛЬ АПОКАЛИПСИСА. Часть 2 ...Пламенные призывы папы Иннокентия III сделали свое дело: знатнейшие вельможи Франции граф Тибо Шампанский и его кузен, граф Людовик де Блуа, в ноябре 1199 года

СВИДЕТЕЛЬ АПОКАЛИПСИСА. Часть 2 ...Пламенные призывы папы Иннокентия III сделали свое дело: знатнейшие вельможи Франции граф Тибо Шампанский и его кузен, граф Людовик де Блуа, в ноябре 1199 года

СВИДЕТЕЛЬ АПОКАЛИПСИСА. Часть 2 ...Пламенные призывы папы Иннокентия III сделали свое дело: знатнейшие вельможи Франции граф Тибо Шампанский и его кузен, граф Людовик де Блуа, в ноябре 1199 года

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *