ПЕРСИДСКИЙ ГАРИБАЛЬДИ

ПЕРСИДСКИЙ ГАРИБАЛЬДИ «Прошлое завещало ему храбрость, но храбрость прямо-таки рыцарскую; скромность больше всего бросается в глаза в Саттаре. Никаких диктаторских замашек у него совершенно не

«Прошлое завещало ему храбрость, но храбрость прямо-таки рыцарскую; скромность больше всего бросается в глаза в Саттаре. Никаких диктаторских замашек у него совершенно не заметно… Саттар вместо эпитета хан предпочитает называть себя слугой народа. В этом отношении дикарь Азербайджана на несколько голов выше многих представителей нашего культурного мира».
Так отзывались современники о личности Саттар-хана, одного из лидеров иранской Конституционной революции, которого в Тебризе и других городах Ирана до сих пор называют «народным вождем» (sardār-e melli).
Доподлинно неизвестны даже год и место рождения будущего революционного лидера многие исследователи называют 1868 год, а за место рождения соперничают несколько селений и даже Тебриз.
Саттар был третьим сыном в семье Хадж Хасана Баззаза, выходца из горного района Карадаг. Несмотря на почетный статус отца семейства, его дети не отличались законопослушностью. Старший брат Саттара, бывший дорожным разбойником, был арестован и приговорен к повешению. После этого семья переехала в Тебриз, но там уже сам Саттар имел проблемы с законом и даже провел 2 года в заключении. Он был арестован за укрывание двух беглецов с Кавказа, которым отец предоставил убежище.
Оказавшись на свободе, Саттар продолжил «семейное дело» — сам стал разбойником и снова оказался в заключении.
Дальше его дела все же пошли в гору: будучи довольно умелым в обращении с оружием, он поступил на службу в военный эскорт наследника престола Музаффар ад-дина, ставкой которого был Тебриз. За это, как считается, он получил титул хана.
Впоследствии Саттар за недолгое время побывал по обе стороны закона — одно время он охранял торговые пути, а в другое — их грабил. Справедливости ради, различия между этими сторонами зачастую были незначительными.
Следующим важным этапом в биографии Саттар-хана стали его два больших паломничества в течение 8 лет он посетил Неджеф (усыпальницу имама Али), Кербелу (место погребения имама Хусейна), Каземейн (там находится мавзолей «двух имамов» Мусы ал-Казима и Мухаммада ат-Таки) и Самарру (там погребены десятый и одиннадцатый имамы) в Ираке, а также Мешхед (место погребения имама Резы) в Иране. Во время паломничества по зарубежным святыням (Ирак тогда находился во власти Османской империи) он несколько раз вступал в конфликты с местными властями и лишь вмешательство одного из влиятельнейших представителей духовенства Мирзы Хасана Ширази спасло Саттар-хана от новых проблем.
Около 1904 года Саттар-хан вернулся в Тебриз и поселился в районе Амирхиз. Там он планировал заняться торговлей лошадьми, однако впоследствии избрал другой путь и стал люти.
Люти были полукриминальной структурой, присутствовавшей в каждом большом городе Ирана, однако знамениты они были в первую очередь своим кодексом чести помогать бедным, страдающим от богатых, защищать слабых, страдающих от притеснителей.
В этот же момент Саттар-хан сблизился с влиятельным религиозным деятелем Тебриза, имевшим почетное прозвище Сикат ал-ислам.
К началу Конституционной революции Саттар-хан был уже достаточно известным человеком в районе Амирхиз. Кодекс люти и их стремление к социальной справедливости и противостоянию тирании хорошо сочетались с лозунгами конституционалистов. Летом 1907 года он примкнул к тебризским моджахедам и вступил в «Общество истины» — одно из ведущих объединений сторонников конституции.
Его первым публичным действием в ходе революции была попытка арестовать Акрама ас-салтане, отправленного шахом для усмирения мятежников. Позже Саттар-хан и его соратник Багир-хан собрали отряд из 300 человек для защиты недавно созванного Меджлиса. Их поход не удался, парламент был обстрелян силами персидской казачьей бригады и распущен указом Мухаммад Али-шаха.
Эти события, получившие название «Малая тирания», привели к восстанию конституционалистов в Тебризе. Лидерами восстания были «народный вождь» Саттар-хан и Багир-хан, получивший прозвище «полководец народа» (sālār-e melli). Саттар-хан и его последователи обороняли район Амирхиз, а федаи (так называли добровольцев, от перс. fedā, «жертва») Багир-хана держались в районе Хиабан. Доблесть, мужество и преданность идеям конституции Саттар-хана в борьбе с лояльными шаху войсками признавали даже его соперники сообщается, что он лично срывал белые флаги в городе. В течение месяцев моджахеды оборонялись сначала от войск кочевников-шахсеванов, известных своей преданностью шаху, а затем от войск губернатора Айн ад-доуле.
В феврале 1909 года войскам Айн ад-доуле удалось установить блокаду Тебриза, однако выстроенная Саттар-ханом оборона не позволяла им взять город штурмом.
Ситуация привлекала внимание России и Британии, которые призывали шаха пойти на перемирие в Тебризе. После очередного отказа Мухаммада Али российское командование двинуло к городу корпус войск «для защиты русских подданных». Видя приближение армии, Саттар-хан и Багир-хан со сторонниками укрылись в османском консульстве и не покидали его до момента фактического окончания осады.
После тебризского восстания слава Саттар-хана дошла и до западных изданий, где его называли «Персидским Гарибальди».
А в Иране произошел новый виток революции, который вылился в поход конституционалистов на Тегеран и отречение Мухаммад Али-шаха.
Новый губернатор и русский консул в Тебризе были недовольны присутствием вооруженных отрядов Саттар-хана и Багир-хана, которые, по сообщениям современников, упивались своей славой. В результате было принято решение о высылке тебризских моджахедов и федаев в Тегеран. Там их встречали как национальных героев, они удостаивались приемов членов Меджлиса и аудиенции в шахском дворце.
Однако ситуация в столице все еще была нестабильной, и наличие готовых на любой, даже самый необдуманный шаг ветеранов революции начинало мешать уже центральному правительству.
Отряды Саттар-хана и Багир-хана были расквартированы в парке Атабек, куда в августе 1910 года прибыли делегаты от Меджлиса и правительства для обсуждения вопроса разоружения революционеров. Несмотря на высокий статус переговоров, а также участие в них зарубежных посредников, мирного решения не последовало. Тогда по приказу главы столичной полиции Ефрем-хана Давидянца парк был окружен и завязался бой. Саттар-хан был тяжело ранен в ногу, а многие из его сторонников погибли.
Бывший «романтик с большой дороги» и лидер революционного Тебриза оказался не нужен и даже вреден его бывшим соратникам.
После кровавого подавления его сил Саттар-хан несколько раз просил Меджлис о возвращении на малую родину, однако получал отказ.
Правительство все же оказало Саттар-хану посмертные почести 16 ноября 1914 года он скончался и был похоронен в царской усыпальнице Шах Абд ал-Азим.

ПЕРСИДСКИЙ ГАРИБАЛЬДИ «Прошлое завещало ему храбрость, но храбрость прямо-таки рыцарскую; скромность больше всего бросается в глаза в Саттаре. Никаких диктаторских замашек у него совершенно не

ПЕРСИДСКИЙ ГАРИБАЛЬДИ «Прошлое завещало ему храбрость, но храбрость прямо-таки рыцарскую; скромность больше всего бросается в глаза в Саттаре. Никаких диктаторских замашек у него совершенно не

ПЕРСИДСКИЙ ГАРИБАЛЬДИ «Прошлое завещало ему храбрость, но храбрость прямо-таки рыцарскую; скромность больше всего бросается в глаза в Саттаре. Никаких диктаторских замашек у него совершенно не

ПЕРСИДСКИЙ ГАРИБАЛЬДИ «Прошлое завещало ему храбрость, но храбрость прямо-таки рыцарскую; скромность больше всего бросается в глаза в Саттаре. Никаких диктаторских замашек у него совершенно не

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *