ФИЛОСОФИЯ И ШИЗОФРЕНИЯ

 

ФИЛОСОФИЯ И ШИЗОФРЕНИЯ Напомню, что термин «шизофрения» был «предложен Блейером для обозначения группы психозов, единство которой обнаружил Кренелин, предложивший термин «раннее слабоумие» и

Напомню, что термин «шизофрения» был «предложен Блейером для обозначения группы психозов, единство которой обнаружил Кренелин, предложивший термин «раннее слабоумие» и разграничивший три разновидности шизофрении, ставшие затем общепринятыми: геберения, кататония и паранойя
С клинической точки зрения шизофрения разветвляется на несколько несходных друг с другом форм, которым обычно приписываются следующие признаки: несогласованность мыслей, поступков и аффектов (так называемое рассогласование, распадение, расщепление), отстранение от реальности и замкнутость в себе, уход во внутреннюю жизнь, связанную с порождением фантазмов (аутизм), бессистемное бредообразование. Болезнь носит хронический характер и всегда имеет свою динамику, развивается в сторону ухудшения интеллектуального и эмоционального состояния, нередко приводящего к маразму»
Таким образом, шизофрения представляет собой психическую болезнь. В зависимости от ее формы проявления наблюдаются бред, галлюцинации, возбуждение, обездвиженность, искажается восприятие объективного мира. Человек неадекватно реагирует на происходящие в мире события, процессы и изменения. Он себя оценивает неадекватно как правило, у него завышенная самооценка и страдает нарциссизмом.
К. Юнг ввел в психологию два понятия, имеющих, на мой взгляд, важное методологическое значение для выявления «шизофренической философии». Речь идет о понятиях «экстраверт» и «интроверт». Анализируя типы установок, К. Юнг пишет, что у экстравертных и интровертных типов разное отношение к внешнему объекту. «У интровертного это отношение абстрагирующее в сущности, он постоянно заботится о том, как бы отвлечь либидо от объекта, как если бы ему потребовалось оградить себя от чрезмерной власти объекта. Экстравертный, напротив, относится к объекту положительно. Он утверждает его значение постольку, поскольку постоянно ориентирует свою субъективную установку на объект и вводит ее в отношение к нему».
У экстравертных типов сознание направлено вовне, то есть на внешний объект. «Если человек мыслит, чувствует и действует, одним словом, живет так, как это непосредственно соответствует объективным условиям и их требованиям как в хорошем, так и в дурном смысле, то он экстравертен. Он живет так, что объект в качестве детерминирующей величины, очевидно, играет в его сознании более важную роль, нежели его субъективное воззрение»3. Он живет и действует в соответствии с объективными условиями.
Он прекрасно понимает, что внешний мир для него выступает в качестве детерминирующего фактора его деятельности. Короче говоря, экстравертный тип признает объективный характер существования внешнего мира. Выражаясь философски, можно сказать, что экстравертный тип человека относится к материалистам.
К. Юнг пишет, что Дарвин является носителем экстравертного мышления, а Кант интровертного мышления. «Как Дарвина можно считать представителем нормального экстравертного мыслительного типа, так Канта, например, можно было бы охарактеризовать как противоположный нормальный интровертный мыслительный тип. Первый говорит фактами, второй ссылается на субъективный фактор. Дарвин стремится на широкое поле объективной фактической действительности, Кант, напротив, ограничивает свою область критикой познания вообще»5. По мнению К. Юнга, Кювье тоже относится к представителям экстравертного типа мышления, а Ницше к представителям интровертного типа мышления.
К. Юнг утверждает, что у экстравертов мышление имеет позитивный, то есть конструктивный характер. Экстраверт собирает новые факты, обобщает их и приходит к определенным выводам. Он всегда исходит из реалий жизни и свои действия и поступки корректирует в соответствии с этими реалиями. Отсюда творческий характер его мышления.
На примере живописи Пикассо К. Юнг рассматривает «интровертное» искусство. Он пишет: «Уже почти двадцать лет я изучаю психологию разного выражения душевных процессов и поэтому рассматриваю картины Пикассо как профессионал. На основании своего опыта я могу заверить читателя, что психологическая проблематика, выраженная в картинах Пикассо, ^ 6 аналогична той, что я встречал у своих пациентов».
Искусство таких художников, как Пикассо, К. Юнг называет непредметным искусством. «Непредметное искусство, отмечает К. Юнг, свое содержание получает в основном из внутренней глубины. Это внутреннее не может соответствовать сознанию, так как сознание содержит в себе отражение очевидных для всех вещей, которые в силу необходимости должны выглядеть в соответствии с обычно ожидаемым (выделено мной. И.Г.). Но предметность Пикассо выглядит совсем иначе, отлично от общепринятых представлений, и настолько, что не может быть никаких иллюзий насчет ее несоответственности с повседневным опытом Те элементы картин, которые не находят соответствия во внешнем мире, должны возникать из внутренней глубины».
К. Юнг считает, что надо различать две группы пациентов: неврастеники и шизофреники. «Первая группа создает картины синтетического характера, пронизанные сильным и цельным чувством Вторая группа, напротив, создает картины, показывающие, что их авторам чужды эмоции. В художественной форме этих картин преобладает настроение разорванности, распада, выражающееся в ломаных линиях, и это свидетельствует о психической раздвоенности творца. Картины оставляют зрителя холодным или производят на него пугающее впечатление из-за парадоксальной, захватывающей дух и гротескной бесцеремонности. Пикассо принадлежит к этому психическому типу».
По утверждению К. Юнга, в творчестве шизофреников нет ничего привлекательного для зрителя. Зритель должен спрашивать, что хотел выразить художник-шизофреник, поскольку шизофреническая, или «интровертная», картина не связана с сознанием. На ней могут быть изображены, скажем, животные, которые не встречаются в реальной жизни. Так называемое абстрактное искусство есть не что иное, как шизофреническое искусство.
Эти рассуждения К. Юнга полностью применимы и к философии. В силу своей специфики философия легко подвержена шизофрении. Ведь она не есть специальность, в отличие, скажем, от наук. Так, историческая наука или социология немыслимы без специальных знаний. А философия может фантазировать о чем угодно. Но особенно легко подвержена шизофреническому бреду та философия, которая полностью абстрагируется от социальной и природной действительности и не опирается на научные данные. Это интровертная философия. Ее представители уходят внутрь себя и не интересуются внешней средой.
Напомню, что термин «философия» буквально означает «любовь к мудрости». В античную эпоху, когда возникла цивилизация, когда совершился переход от собирательского хозяйства к производящему, от первобытного общества к классовому, когда было создано определенное общественное богатство, дававшее одной части населения возможность не заниматься непосредственно производством материальных благ, когда духовная деятельность приобрела относительную автономию, стали рефлектировать над собственным бытием и бытием окружающей социальной и природной действительности. Это рефлектирование носило стихийный характер. Но оно базировалось на жизненном опыте. КиберЛенинка: cyberlenina·ru/article/n/filosofiya-i-shizofreniya
Характерная черта шизофренических философских текстов -неупорядоченность и бессистемность мышления. За красивыми фразами скрывается бессмыслица и бред. В отечественной философии в шизофренических работах наблюдается каскад иностранных слов, шокирующих читателя. Старшее поколение в них ничего не понимает и начинает страдать комплексом неполноценности. А молодое поколение, неискушенное в философском поле деятельности, зачитывается этими «философскими шедеврами». Оно все воспринимает на веру. Причем чем больше бессмыслицы в философском трактате, тем трактат ему кажется интереснее. Оно даже не хочет думать о том, что зря тратит свое драгоценное время на чтение бессмысленных текстов.
Шизофреническая философия как интровертная философия ничего общего не имеет с реальной жизнью. В социальной философии, например, по определению, нужно заниматься исследованием общества. Это предполагает изучение людей, классов, власти, анализ реальных процессов, деятельности человека, создающего материальные и духовные ценности. Вместо этого используется набор непонятных иностранных слов, фраз и рассуждений обо всем и ни о чем. Начинается бред. Любовь к мудрости заменяется любовью к мудрствованию. Иначе говоря, совершается переход от философии к шизофрении. Шизофренические тексты существуют вне контекста времени. Их можно воспроизводить бесконечное количество раз. В них нет прогресса мысли, потому что нет мыслей. Их практически невозможно подвергать какому-либо критическому анализу, потому что против них нельзя использовать научные аргументы.
Многие представители постмодернизма были шизофрениками. Делёз, например, был шизофреником. Вот пример из книги Делёза «Различие и повторение»: «Мысль, рождающаяся в мышлении, акт мышления, зарождающийся в генитальности не как врожденная данность и не как предполагаемое в припоминании это мышление без образа»20. Известные критики постмодернизма А. Сокал и Ж. Брикмон приводят интересные пассажи из работ постмодернистов, свидетельствующие о шизофреническом бреде их авторов. Вот, например, как Бодрийар пишет о войне между Ираном и Ираком в Персидском заливе в 1991 г.: «Самое удивительное то, что две гипотезы: апокалипсис реального времени и чистой войны и победа виртуального над реальным -имеют место в одно и то же время, в одном и том же пространстве-времени, и неумолимо следуют друг за другом.
Это свидетельство того, что пространство события стало гиперпространством с многократным преломлением, что пространство войны окончательно стало неевклидовым».
А. Сокал и Ж. Брикмон совершенно правильно задаются вопросом: « А что представляло бы собой евклидово пространство войны И, наконец, следует подчеркнуть, что понятие гиперпространство с многократным преломлением не существует ни в математике, ни в физике; это словосочетание бодрийаровское чистая выдумка». От себя можем добавить, что все рассуждения Бодрийара носят шизофренический (интровертный) характер, ибо война это человеческие жертвы, людские страдания, уничтожение материальных и духовных ценностей, и нельзя ее сводить к евклидовой или неевклидовой геометрии.
Современная философия переживает глубокий кризис (впрочем, все гуманитарные дисциплины переживают такой кризис).
***
Больные склонны пространно рассуждать о банальных истинах (например, о добре или красоте). Паралогичность философа принимает форму суперлогичности, но только не в посылках, которые больной самопроизвольно ставит в основу всех своих утверждений, а то, что им не соответствует, он отбрасывает. Такие больные редко переходят на бред, но они с удовольствием рассказывают о сверхценных и навязчивых идеях. Это, обычно, стремление создать систему, которая все объяснит, которая заменит старые, которые этого сделать не в состоянии. Все многообразие жизни философ пытается загнать в рамки системы.
С нарушениями мышления тесно связаны эмоциональные отклонения. У больного завышена самооценка. Он считает, что его философские работы перевернут мир или сделают меленькую революцию в научных кругах.
Мы подошли к симптомам, характеризующим расстройство сознания. В крайних случаях больные настолько отрешены от реальности, что их совсем не интересует, что происходит вокруг. Они «бьются» над «вечными» вопросами. Такие люди потеряны для общества и своих близких. Это крайнее проявление шизофрении в форме философии. Здесь остается только уповать на милосердие родных и близких, потому что такой аутизм делает философов неспособными к самостоятельной жизни.
Люди, страдающие шизофренией в форме философии, часто ведут двойную жизнь. Зависимость от реальности заставляет вести себя нормально, но творческая деятельность выплескивает всю указанную выше симптоматику. Такой больной может быть успешным в жизни человеком, но свое «мировоззрение» ему приходится отодвигать на задний план (в творчество и дискуссии со здоровыми и такими же больными). Хотя есть случаи, когда именно такое творчество и позволяло философам прокормить себя. Их идеи буквально заражали других философов, что с лихвой окупалось. philosophystorm. org/node/466/print

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *