КОЛДУН ДЕМИД ИЗ «ГНЕЗДА ПЕТРОВА»

КОЛДУН ДЕМИД ИЗ ГНЕЗДА ПЕТРОВА Никита Демидович Антюфеев (или Антуфьев) (1656-1725), русский промышленник и предприниматель, основатель славной династии Демидовых, родился и провел первую

Никита Демидович Антюфеев (или Антуфьев) (1656-1725), русский промышленник и предприниматель, основатель славной династии Демидовых, родился и провел первую часть жизни в городе оружейников Туле. Биография этого выдающегося тульского кузнеца известна, но подробности его стремительного взлета по большей части находятся в области легенд. Поворотным моментом в судьбе Никиты Антюфеева стала встреча в Туле с Петром I, который по достоинству оценил мастерство туляка.
Эта встреча позволила Антюфееву получить и новую фамилию, и уральские казенные заводы. Однако подробности сохранились преимущественно в фольклоре.
Характерным кажется один из ранних рассказов, приведенных российским ученым и писателем Иосифом Гамелем (1788-1862) в книге, изданной в 1826 году Это история с алебардами, которые пожелал заказать российский самодержец по дороге через Тулу в Воронеж. Лучше и быстрее всех исполнил монаршую волю Никита Антюфеев. Оказавшийся на высоте тульский кузнец явно не знал, чего ждать от царя. Поэтому, когда Петр I шутя предложил зачислить статного Никиту в гвардию, оружейник воспринял это как реальную угрозу рекрутчины и испугался не на шутку.
«Полулегенда ли, реальный ли факт, но рассказывают, что когда первый раз в Туле царь Петр увидел уже немолодого Никиту (а было ему тогда лет сорок), то пораженный его статью, силой и ростом, воскликнул: «Вот молодец! Годится в Преображенский полк, в гренадеры!».
Подобные эпизоды приводил в своей работе русский писатель В.В. Огарков (1856-1918).
Наиболее известен рассказ о том, что царю Никита не только смог исправить дорожный пистолет работы «немецкого мастера Кухенрейтера», но и сделал другой по тому же образцу, «нисколько не уступавший оригиналу».
История с дорожным пистолетом, без искажений сохранившая во всех версиях иноземное имя оружейника Кухенрейтера, по всей видимости, принадлежит к жанру исторических анекдотов, уже в XVIII столетии ставших в России разновидностью литературы. Во всяком случае, тульский историк И.Ф. Афремов (1794-1866) еще до Огаркова передавал «живописный» вариант легенды, где также фигурировал «именитый» дорожный пистолет. Так или иначе, «документов, которые хоть что-то рассказывали бы о первой половине жизни Антюфеева Никиты… огорчительно мало…».
Место документов занимают предания и легенды. «Все предания «о начале» Демидова являются вымышленными… народ… питался домыслами и «перерабатывал факты истории» в соответствии со своим мировоззрением».
А «поворотный момент» в судьбе Никиты Антюфеева в народном сознании объяснялся довольно просто — сделкой с нечистой силой:
«Жил-был в Туле один мещанин по имени Демид. Он часто любил охотиться за птицами. Но сначала он терпел одни только неудачи. Вот однажды, когда он горько жаловался на свою судьбу, ему является в поле один старый-престарый человек и говорит: «Демид, чего ты так запечалился, загорюнился, не печалься на свою судьбину! Исполни то, что я тебе предложу, — отдай мне свою душу, и у тебя будет много богатства и во всем успех». Демид послушался и отдал ему свою душу. С этих пор у него завязалась самая крепкая дружба — любовь с нечистою силой, которая научила его многим чародействам и волшебствам, навозила ему так много золота, что целый двор был засыпан и полон этим добром…».
Речь идет именно о Никите Антюфееве, называвшемся Петром Великим не иначе как Демидыч, в истории оставшемся Демидовым, а в народной памяти — Демидом. Имеющие хождение в «рабочей среде» предания говорят не столько о реальном, историческом Демидове, сколько о «фольклорном герое».
В традиционном массовом сознании сделка с нечистой силой обязательно означала богатство.
«Никита Демидов владел участком, а скорее всего несколькими, в Оружейной слободе Тулы, в приходе Николо-Зарецкой церкви, на берегу Реки Упы…».
В народном рассказе «о волшебнике» фигурирует Никольская церковь (около Демид улицы)», построенная Демидом «при конце жизни». Якобы колдун хотел выстроить золотую церковь, если Бог простит ему грехи. «Но Бог не простил его, и ему не пришлось выстроить золотую церковь…».
Но известно, что находящаяся в Оружейной (или Кузнецкой) слободе тульского Заречья Николо-Зарецкая (Демидовская) церковь была построена по инициативе и на средства сына Никиты Демидова — Акинфия Никитича Демидова (1678 — 1745). Стоящая и поныне «около Демидовской улицы», эта церковь заменила собой два деревянных храма-предшественника с посвящением основных их престолов Николаю Чудотворцу и Рождеству Христову, самое раннее известное упоминание о которых относится к 1625 году Возможно, что сам Никита Демидов, который как в начале, так и в конце жизни жил в Кузнецкой слободе, построил (или перестроил) один (или оба) деревянных храма.
Иногда утверждается, что рядом с деревянной Никольской церковью, на семейном участке, Демидов и был похоронен. Позже его сын Акинфий поставил над погребением отца чугунный саркофаг в 3 аршина длиной и весом около 60 пудов (2,13 см и приблизительно 980 кг) с эпитафией.
Тульские оружейники и мещане полагали, что именно в чугунном гробу был погребен «колдун Демид», однако его погребение не могло быть осуществлено в обычной могиле поблизости от приходской церкви. После того как колдун умер и его положили «в большой чугунный гроб», последний подвесили «на цепях в огромной подземной пещере» под выстроенной Демидом Никольскою церковью. «Этот гроб висит там и досель. После смерти его некоторые будто бы отыскали подземный ход от его дома в том месте, где теперь находится Демидовская улица, хотели было туда проникнуть, но никак не могли: дул до того сильный и пронзительный ветер, что даже невозможно было стоять на ногах. Пытались также пройти туда с крестным ходом; но и тут тоже неудача, явилось много духов, которые совсем не допустили до этой пещеры и строго охраняли доступ в это таинственное, чудесное место».
Соблазнительно и в этом эпизоде видеть некие преображенные народной памятью исторические реалии — действительно, почему бы шестидесятипудовому чугунному саркофагу «фигурою гробницы» и не парить в воздухе, тем более что у Демидовых были технические возможности устраивать подобные трюки. «Миллер видел у А.Н. Демидова магнит весом в 13 фунтов, который держал прицепленную к оному пушку весом в один пуд. В одной из церквей Нижнетагильского завода… престолы в двух алтарях сделаны из огромных кубических магнитов, коим равных по величине, может быть, нет в целом свете. Один из сих магнитов вышиною в 7 четвертей и в 5 толщиною во все стороны; другой вышиною в 5 четвертей, длиною в 3 четверти».
Однако вес демидовской гробницы представляется все-таки несколько чрезмерным даже для магнита «вышиною в 7 четвертей и в 5 толщиною во все стороны» (правда, известные параметры саркофага относятся все-таки к надгробному памятнику). Подвешивание же гроба на цепях хотя в принципе и кажется возможным, противоречит русской погребальной практике.
Предания и легенды русской традиционной культуры могли отражать и частные подробности своего времени, и дух исторической эпохи. Говорить о колдовстве невольно заставляла сама стремительность взлета Никиты Демидова. В колдунов на Руси верили повсеместно.
Колдовство могло не обнаруживаться в злых делах — напротив «колдун Демид» из тульских преданий «был так щедр и милостив, что всех и каждого наделял золотом». Но ни щедрость, ни милосердие, ни даже строительство божьих храмов ничего не меняло — Демид был колдуном, а значит, земля его не могла принять. Такие представления бытовали в Тульской губернии до середины XIX века. «Земля колдунов по смерти их не принимает, а потому по ночам они выходят из могил и бродят в саванах своих по кладбищу. Ходят также и домой…»
Сегодня в Туле сохраняется родовая усыпальница Демидовых в Николо-Зарецкой церкви. Она, действительно, расположена в «подземной пещере», в склепе — правда, изначально не под самим храмом, а под стоящей рядом часовней. Это единственное сохранившееся внутрицерковное захоронение ряда представителей первых поколений Демидовых, длительное время проживавших в Туле. Родовая демидовская усыпальница (склеп и часовня) за время своего существования неоднократно видоизменялась, демонтировалась и ремонтировалась. Из-за этого место захоронения одного из первых российских предпринимателей Никиты Демидова затерялось еще в XIX веке, а легенда о «колдовской гробнице» получила вторую жизнь.

КОЛДУН ДЕМИД ИЗ ГНЕЗДА ПЕТРОВА Никита Демидович Антюфеев (или Антуфьев) (1656-1725), русский промышленник и предприниматель, основатель славной династии Демидовых, родился и провел первую

КОЛДУН ДЕМИД ИЗ ГНЕЗДА ПЕТРОВА Никита Демидович Антюфеев (или Антуфьев) (1656-1725), русский промышленник и предприниматель, основатель славной династии Демидовых, родился и провел первую

КОЛДУН ДЕМИД ИЗ ГНЕЗДА ПЕТРОВА Никита Демидович Антюфеев (или Антуфьев) (1656-1725), русский промышленник и предприниматель, основатель славной династии Демидовых, родился и провел первую

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *