Князь Юрий ДолгорукОВ

Князь Юрий ДолгорукОВ Сей потомок Рюрика (Долгоруковы - ветвь князей Оболенских, ведущих происхождение от черниговских Рюриковичей) прожил жизнь храброго воина и таким же остался в старости, что

Сей потомок Рюрика (Долгоруковы — ветвь князей Оболенских, ведущих происхождение от черниговских Рюриковичей) прожил жизнь храброго воина и таким же остался в старости, что в конце-концов и стоило ему жизни.
Точная дата рождения старшего сына воеводы князя Алексея Григорьевича Долгорукова по прозвищу «Чертёнок» и боярышни Пелагеи Петровны Буйносовой-Ростовской неизвестна, но исследователи предполагают, что родился он примерно в 1610 году. О ранних годах его жизни почти ничего известно, но скорее всего они мало отличались от биографий других представителей высшей военной аристократии, которые с ранних лет не слезали с коня и не выпускали из рук саблю и лук со стрелами. В 1630 году Юрий Алексеевич женится на Елене Васильевне Морозовой, представительнице одного из богатейших родов московской знати, а через год у новобрачных рождается первенец — сын Михаил.
Что происходило далее нам неизвестно, однако в 1643 году Долгоруков оказывается воеводой в Венёве, отстроенном после сожжения татарами, а через 5 лет Юрий Алексеевич был пожалован в бояре и участвовал в составлении знаменитого Соборного уложения 1649 года. Далее Долгоруков занимается различные должности в Приказе сыскных дел, Пушкарском, Хлебном и Стрелецком приказах.
Звёздным часом Долгорукова стала русско-польская война 1654-1667 годов, закончившейся присоединением к Русскому царству Левобережной Украины с Киевом, а также смоленских земель. На первом этапе войны Долгоруков со своими ратниками входил в состав полков князя Алексея Трубецкого, приняв участие во взятии Мстиславля и отличившись в битве под Шепелевичами, где была разгромлены войска польного Литовского гетмана Януша Радзивилла, причём дворянская конница и рейтары потомка Рюрика практически начисто вырубили наёмную немецкую пехоту и захватили всю радзивиллову артиллерию, а сам раненый в ногу литовский гетман чудом спасся — его закрыл собой поручик немецких наёмников Греффенберг, принявший на себя удар рогатиной неизвестного русского служилого.
Далее было участие в успешном взятии Вильно и высший военный триумф Долгорукова — битва под Верками, где он и командовал царской армией. Пользуясь началом дипломатических переговоров и последующего «фронтового» затишья, канцлер Великого княжества Литовского Христофор Пац предложил план, согласно которому на помощь войскам гетмана Винцента Корвина Гонсевского, противостоящему армии Долгорукова, должны были выступить отряды великого гетмана Павла Сапеги, которые бы вышли русским в тыл, обеспечив окружение. Важную роль должны были сыграть войска гетмана (да-да, гетманов много не бывает) Выговского — в Варшаве считали, что Выговский уже начал военные действия против русских войск, а в Литве помощь гетманам должен был оказать полк чаусского полковника Войска Запорожского Ивана Нечая, который должен был занять переправы и помешать идущим из России отрядам соединиться с ратниками Долгорукова.
Однако план не удался — узнав от лазутчиков о перемещениях противника, Долгоруков выслал в Вильну с целью разведки драгунский полк полковника Семёна Брынка в 1200 человек. В 25 верстах от Вильны полк был окружен войсками Сапеги, но Брынка со товарищи стали обозом и успели организовать оборону, которую полякам никак не удавалось взломать — более того лихие драгуны сами во время одного из приступов «знамя у полских людей взяли».
Тем временем русские послы во главе с князем Никитой Одоевским выразили протест комиссарам Речи Посполитой и послали к гетману Сапеге требование пропустить полк Брынка в Вильну и остановить «неправды». Гетман отказался это сделать, встав в 10 верстах от города. Наконец 9 октября 1658 года комиссары Речи Посполитой заявили русским великим послам, что они разрывают переговоры, а гетманы «хотят… со князем Юрьем Алексеевичем Долгоруково с товарыщи переведатца» — что ж, Долгоруков был совсем не против и через два дня — 11 октября 1658 года, стремясь предотвратить соединение вражеских армий, князь Долгоруков обрушился на войска Гонсевского — между прочим победителя шведов, бранденбуржцев и запорожцев, человека храброго, решительного и заслуженного.
Тем не менее битва закончилась сокрушительным поражением литовцев, которые бежали, оставив своего гетмана и весь обоз в руках русских. Как писал Долгоруков: «Винценция Корвина подскарбия великаго гетмана польнаго Гонсевского взяли, и обоз его, и в обозе шатры его, и бунчук и знамя его гетманское, и литавры, и знамена гусарских, и рейтарских, и козацких, и драгунских рот и полку его гетмана Гонсевскаго полковников, и подполковников, и ротмистров, и капитанов, и поручиков, и королевских стольников, и иных чинов многих людей взяли-же. А ратных людей его, гетмана Гонсевскаго полку, побили на голову; и твои ратные люди его, гетмана Гонсевскаго, ратных людей секли на 15 верстах».
Следующим противником Долгорукова становится прославленный Стефан Чарнецкий — национальный герой Польши, выдающийся полководец и государственный деятель Речи Посполитой, чье имя, кстати, до сих пор упоминается в государственном гимне. 8 октября 1660 года между их войсками состоялась серия сражений на реке Басе (в этой битве, кстати, русскими было захвачено Большое знамя Жамойцкого войска Михаила Паца). В конце-концов объединенные силы Речи Посполитой под командованием Чарнецкого решили оставить пределы Баси, Долгоруков же не стал их преследовать по уже разоренной местности в условиях осенней распутицы и надвигающейся зимы.
По заключению Андрусовского мира Долгорукий вернулся в Москву, где принял участие в суде над патриархом Никоном. В 1670 году внезапно начавшаяся Крестьянская война под руководством Степана Разина, заставила Алексея Михайловича снова обратиться к Долгорукову, и 1 августа того же года Юрий Алекссевич отправился командовать царскими войскам в Арзамас. Прибыв на место, Долгоруков увидел, что в настоящее время он не может начать решающих наступательных действий: подкрепления почти не доходили, так как дороги были прочно заняты мятежниками; войска было мало, да и оно было ненадежно; запасов почти не было, а бунт охватывал Арзамас с юга, севера и востока.
Тем не менее Долгоруков, которому тогда уже пошёл на седьмой десяток, быстро и умело начал восстанавливать положение: небольшие отряды посланных им воевод — думного дворянина Леонтьева и окольничьего князя Щербатова, разбили и рассеяли бунтовщиков в нескольких сражениях и заставили их отступить (кстати, в боях с повстанцами участвовал и сын Долгорукова — Михаил), а вскоре Юрием Алексеевичем был взят Темников (кстати, именно там им была захвачена в плен знаменитая Алёна Арзамасская — воительница-монахиня, командовавшая крупным отрядом разинцев). В конце января 1671 года мятеж был потушен, и население успокоилось благодаря энергичным мерам Долгорукова, который получил в награду за это усмирение село Шкин с деревнями.
В дальнейшем Долгоруков проживал в Москве, выполняя различные дипломатические поручения. 9 января 1676 года Алексей Михайлович умер, оставив престол Фёдору и поручив опекунство над неопытным в государственных делах царем Долгорукову. Ho Юрий Алексеевич был уже слишком стар, чтобы взяться за управление государством, и уступил свое влияние сыну Михаилу.
Черту жизни славного воина подвёл знаменитый Стрелецкий бунт 1682 года, получивший название «Хованщина» (о выдающемся военачальнике и государственном деятеле князе Иване Хованском будет отдельный пост). После того как стрельцы заняли Кремль и расположились у Красного крыльца, потребовав смерти бояр — противников Софьи, вдовствующая царица Наталья Кирилловна вывела царевичей Ивана и Петра, чтобы показать их стрельцам и убедить, что они живы. Сын героя поста — князь Михаил Юрьевич Долгоруков тоже вышел на крыльцо, откуда начал ругать стрельцов и требовать, чтобы они разошлись по казармам. Разгневанные ратники схватили Долгорукова и бросили его на копья и бердыши своих товарищей. Видя гибель сына Юрий Алексеевич Долгоруков, утешая овдовевшую невестку, громко сказал: «Не плачь, дочь. Щуку злодеи съели, да зубы остались целы! Всем им быть на плахе!» Стрельцы, услышав эти слова, подвергли старика истязаниям и, умертвив его, выбросили труп на лобное место.
Впоследствии тело отважного князя было погребено в Богоявленском монастыре Москвы.
По материалам интернета.

Князь Юрий ДолгорукОВ Сей потомок Рюрика (Долгоруковы - ветвь князей Оболенских, ведущих происхождение от черниговских Рюриковичей) прожил жизнь храброго воина и таким же остался в старости, что

Князь Юрий ДолгорукОВ Сей потомок Рюрика (Долгоруковы - ветвь князей Оболенских, ведущих происхождение от черниговских Рюриковичей) прожил жизнь храброго воина и таким же остался в старости, что

Князь Юрий ДолгорукОВ Сей потомок Рюрика (Долгоруковы - ветвь князей Оболенских, ведущих происхождение от черниговских Рюриковичей) прожил жизнь храброго воина и таким же остался в старости, что

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *