МИНСКАЯ ОДИССЕЯ БОЛЕСЛАВА БЕРУТА

МИНСКАЯ ОДИССЕЯ БОЛЕСЛАВА БЕРУТА Первый президент послевоенной Польши Болеслав Берут в период немецкой оккупации жил в Минске. И не просто находился здесь, а активно участвовал в Минском

Первый президент послевоенной Польши Болеслав Берут в период немецкой оккупации жил в Минске. И не просто находился здесь, а активно участвовал в Минском подполье
Кто вы, Болеслав Берут
Мне кажется, прежде всего надо ответить на вопрос, кто же такой Болеслав Берут. Был ли он какимто секретным сотрудником советских органов безопасности Поскольку в двадцатые годы прошлого века Болеслав Бернацкий такова его настоящая фамилия (псевдонимы Янковский, Иванюк, Томаш, Бенковский, Рутковский) был слушателем созданной Коминтерном Международной ленинской школы в Москве, это вполне возможно. Однако историки современной Польши, люди весьма дотошные в поисках компроматов на политических деятелей своей страны и особенно периода Польской Народной Республики, до сих пор, помоему, так и не смогли найти какихлибо документальных доказательств, свидетельствующих об этом. И вообще, кроме книги Андрея Гарлицкого, изданной в Варшаве в 1994 году, да воспоминаний сына Берута Яна Хылыньского, других, более объективных и глубоких работ, где излагалась бы политическая биография этого лидера, до сих пор ими не создано. Если они изредка и упоминают в своих трудах его имя, то лишь в негативном плане как твердокаменного сталиниста, коллаборационистаизменника, предателя родины.
Что касается службы Берута в абвере или СС, то это всего лишь выдумка. А вот в созданной немцами летом 1941 года Минской городской управе Берут действительно служил. Но об этом позже.
Так кто же он, Болеслав Берут Профессиональный революционерподпольщик. Коммунист. Поляк, который любил свою страну и верил, что лучшее будущее для нее может обеспечить только социалистический строй.
Болеслав Берут родился в апреле 1892 года в семье крестьянина деревни Руры ИезуитскеБригодовские близ Тарно Бжега. Был чернорабочим, курьером, разносчиком газет. Учился в ремесленном училище. Работал в типографии наборщиком…….
Со времени создания Коммунистической партии Польши в 1918 году ее активный деятель. Правда, иной раз выступавший вразрез с официальной линией. По поручению Коминтерна в начале тридцатых годов работал в Австрии, Чехословакии и Болгарии. Скрываясь от ареста, бежал в Москву. В 1932 году вернулся в Польшу. В декабре 1933го арестован, а в феврале 1935 года приговорен к семи годами тюрьмы. В это время контрольная комиссия ЦК КПП исключила его из партии за поведение, недостойное коммуниста, якобы проявленное им в ходе следствия и суда. В 1938м Берут был освобожден по амнистии и какоето время работал бухгалтером в Варшаве. После начала в 1939 году Второй мировой войны сумел бежать в Советский Союз.
Как известно, в августе 1938 года исполком Коминтерна на основе ложных обвинений принял решение о роспуске Коммунистической партии Польши. Репрессии против польских коммунистов, находившихся на территории СССР, начались еще раньше, гдето в 1933 году. Среди тех, кто пал их жертвой, оказались почти все руководители и ведущие деятели КПП. Однако Берута эти репрессии не затронули. Почему Потому что сидел в это время в польской тюрьме Возможно. Но, может быть, и по какойто другой причине. Ведь даже если предположить, что он был агентом НКВД, это в ту пору не избавляло от суда и ареста.
Развязанная Гитлером война против СССР застала Берута в Белостоке. Что он там делал Один из польских источников утверждает, что какоето время Берут работал на стройке, принадлежавшей наркомату связи СССР. Но, скорее всего, дело в другом. После сентябрьских событий 1939 года в Белостоке находился проверочный, а проще говоря, фильтрационный центр для бывших работников распущенных Коминтерном партий КПП и ее автономных органов компартий Западной Белоруссии и Западной Украины. Может быть, Берут был задействован на работе в этом центре.
Как он сам впоследствии рассказывал своим минским друзьям, в Белостоке он не успел попасть на последний вырвавшийся из этого города поезд, и ему пришлось уходить пешком. По дороге однажды был задержан немцами и отправлен в лагерь для военнопленных, но буквально через несколько часов сумел бежать и в конце концов добрался до Минска.
В июле 1941го
Шли первые недели немецкой оккупации разрушенного, полусожженного Минска. В начале июля военные власти приступили к созданию Минской городской управы. По замыслу оккупантов, она должна была иметь прежде всего отдел регистрации. Были назначены бургомистр, его заместитель. Но где взять остальной персонал Многие местные жители всеми способами старались не пойти на какуюлибо работу к врагу. Пришлось оккупантам довольствоваться случайным элементом.
Участница Минского подполья Мария Николаевна Калинина до войны была учительницей. В феврале 2000 года в беседе с научными сотрудниками Национального архива Евгением Барановским и Татьяной Шевченко она рассказывала, как однажды летом 1941 года, гдето в июле, шла по улице Комсомольской. И вдруг облава.
«Нас, вспоминала Мария Николаевна, загнали в трехэтажное здание, стоявшее на углу Комсомольской и Карла Маркса (здесь потом и размещалась Минская городская управа), и стали сортировать. Подходили и отбирали: ты, ты, ты выходите. Мы выходили. Так я оказалась там, где были расставлены столы в несколько рядов, и попала за один стол с какимто незнакомым мужчиной. Перед нами положили бумагу, дали карандаши и сказали: мы будем приводить людей, а вы должны их регистрировать. Мы начали свою работу. Помню, как ко мне подошел один мой знакомый Марков. Я потом с его сестрой в одной камере сидела… Это все трудно и больно вспоминать».
«В общем, мы сидели и регистрировали. Вдруг вижу: по коридору мелькнула знакомая фигура. Причем этот человек хорошо одет, на нем приличный костюм. Я этому удивилась и говорю своему соседу: посмотрите за моими бумагами, а я отлучусь на минутку. И побежала за человеком, который шел по коридору. А когда увидела, за какой дверью он скрылся, была еще больше удивлена. На двери красовалась табличка: «Спадар Герынг Павел Iванавiч, загадчык гандлёвага аддзела».
Меня это поразило. Павла Ивановича Геринга я хорошо знала. Он был поляк, родился гдето в Западной Белоруссии, а жил в Минске, окончил здесь институт народного хозяйства. Брат его в Витебске работал директором фабрики, был репрессирован и осужден. Ну и что, изза этого идти на работу к немцам Для меня это было поразительным. Я стала перед дверью и подумала: зайти или нет Но я постучала. Мне говорят: «Заходзьце». Я зашла. Павел Иванович стоял, наклонив голову, читал какуюто бумагу, а когда увидел меня, с удивлением спросил:
Вы
Да, я.
Как, где вы, что вы
Я говорю:
Лучше скажите, почему вы здесь
Он ответил:
Я здесь работаю.
Павел Иванович, вы заблудились.
Нет, Мария Николаевна, я не заблудился. Расскажите лучше про себя.
Я вернулась за свой рабочий стол, но была очень взволнована этой встречей. Мой сосед посмотрел на меня и спросил:
Что пани так всхволевана
Я сразу поняла, что это не белорус, не русский, что он поляк. Одет он был очень странно. На нем были брюки в какуюто клетку, огромные ботинки и какаято замызганная рубашка.
Кто вы такой спрашиваю.
Я беженец, в дороге потерял свою семью и вот застрял в Минске.
А где вы живете
Ночую где придется и уже три дня ничего не ел…
Время шло к концу рабочего дня, а люди все приходили и мы их регистрировали. Настроение у меня было ужасное. Часов в семь к нам подошли трое немцев и стали уже нас записывать. Первый спросил меня: где живет фрау Я назвала свой адрес. Они записали, а затем обратились к моему соседу. Он молчал. Я посмотрела на него и вижу, что человек растерян, не знает, что ответить. И тогда я вдруг говорю: мы живем в одном дворе. Немцы это записали, а он назвал свою фамилию, имя и отчество: Берут Болеслав Войцехович. Его спросили, откуда он. «Я беженец». Хорошо, сказали они, завтра в девять часов вы должны быть на своем рабочем месте.
Когда немцы ушли, то я и его к нам пригласила пожить пока у нас, а потом видно будет. В глазах его были слезы. Это было ужасно: взрослый человек, мужчина, плакал от благодарности за то, что я его выручила, пришла на помощь. И мы вместе вышли на улицу, где к нам присоединился и Павел Иванович Геринг».
Под крышей управы
В 1941 году по правой стороне улицы Карла Маркса, если спускаться от Дома офицеров к реке, стояли двух, а то и одноэтажные, главным образом бревенчатые дома. К тому же еще и располагались они не в линию, а врассыпную, друг за дружкой, образуя множество двориков. В этих домах не было никаких удобств, разве что водопроводная колонка во дворе, зато район был уж очень престижным самый центр города. Вот в таком доме под номером 70 он стоял во дворе в 7й квартире и жила семья Марии Николаевны Калининой. А в соседней квартире жила семья инженера Паллера. Две эти семьи вместе бежали из горящего Минска, но по дороге потерялись. До того, как это случилось, Паллер поставил на детскую коляску Калининой свой портфель, и этот портфель Мария Николаевна привезла в Минск, а когда открыла его, обнаружила там несколько плиток шоколада, куски сахара, детские вещички и ключи от квартиры. «Эти ключи, вспоминала она много лет спустя, сыграли очень большую роль в нашей дальнейшей жизни».
Итак, Мария Калинина привела в свою квартиру Болеслава Берута и Павла Геринга и первым делом стала знакомить их со своим мужем.
Михаил Федорович Филипович, отрекомендовался он. Инженертеплотехник.
Павел Геринг сказал, что немного знает его, а Болеслав Берут вновь назвал себя полностью, по имениотчеству. Филипович был родом из Западной Белоруссии, владел польским, поэтому они быстро нашли общий язык. Хозяйка накрыла на стол скудный ужин. И тут Геринг сказал:
Мария Николаевна, как же быть Ваш муж нигде не работает и никуда не выходит. Он может попасть в облаву так же, как и вы сегодня. Тогда его угонят куданибудь, а мне нужны рабочие руки. По улице Карла Либкнехта у городской управы есть плодоовощная база. Мне туда нужен директор.
Павел Иванович, но у моего мужа профессия не торговая, он же теплотехник.
Мы же не о профессиях рассуждаем, Мария Николаевна, решительно, с какимто особым значением заявил Геринг. Мне необходимо всюду подобрать своих людей. Михаил Федорович мне подходит.
Филипович, вспоминала Калинина, согласился пойти работать на базу. Он и Берута к себе взял. На базе работало человек тридцать. Был конный транспорт, гдето 15 лошадей и три неисправных автомобиля. Бензина для них немцы не давали, поэтому Михаил Федорович решил оборудовать эти машины газогенераторными установками.
«Она спасла мне жизнь»
Но что произошло с Болеславом Берутом 2 января 1944 года, когда гитлеровцы еще продолжали хозяйничать в растерзанной ими Польше, в Варшаве, на Твардовой улице, в двухкомнатной квартирке 22 представителя от демократических групп и организаций, и в первую очередь от Польской рабочей партии, на своем тайном заседании избрали Крайову Раду Народову национальный совет представительный орган, фактически ставший парламентом народной Польши. Президентом этой Рады единогласно был избран Болеслав Берут.
21 апреля 1945 года, когда части созданного в СССР Войска Польского вместе с советскими войсками готовились к последней битве штурму рейхстага, в Москве был подписан договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве между Советским Союзом и Польской Республикой. Делегацию Польши возглавлял Болеслав Берут. Тогда и появилась в «Правде» его фотография рядом со Сталиным.
А дальше строки документа, который в 1981 году был направлен тогдашнему директору института партии при ЦК КПБ:
«В 1945 г. (25 апреля) делегация ПНР во главе с Б.Берутом, возвращаясь из Москвы, сделала остановку в Минске. П.З.Калинину, И.А.Крупене и мне было поручено их встретить на аэродроме (ошибка, надо на вокзале) и провести в Дом правительства. Там была беседа с делегацией первого секретаря ЦК КПБ и председателя Совнаркома республики П.К.Пономаренко…
Выходя из кабинета председателя правительства, в приемной т. Берут увидел находившуюся там грку Колесникову. Он обнял и поцеловал ее и представил всем нам со словами: «Вот человек, который во время моего подполья в Минске в 1941 1943 гг. спас мне жизнь…»
Умер Берут скоропостижно в Москве, в марте 1956 года, вскоре после XX съезда КПСС, на котором Хрущев в специальном докладе громил Сталина. Через несколько месяцев после его смерти в Польше разразился первый крупный политический кризис.
А на доме, что стоит на одной из минских улиц, есть мемориальная табличка. На ней такая надпись: «Улица названа именем Болеслава Берута. Выдающегося польского политического, государственного и общественного деятеля, видного участника международного коммунистического и рабочего движения. В 1941 1943 годах находился в подполье в оккупированном фашистами Минске».
Старая мемориальная доска ушедшей эпохи…
На основе: фото Мавзолей Б. Берута

МИНСКАЯ ОДИССЕЯ БОЛЕСЛАВА БЕРУТА Первый президент послевоенной Польши Болеслав Берут в период немецкой оккупации жил в Минске. И не просто находился здесь, а активно участвовал в Минском

МИНСКАЯ ОДИССЕЯ БОЛЕСЛАВА БЕРУТА Первый президент послевоенной Польши Болеслав Берут в период немецкой оккупации жил в Минске. И не просто находился здесь, а активно участвовал в Минском

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *