ANGLORUM NAVIGATIO AD MOSOVITAS. Часть 1

ANGLORUM NAVIGATIO AD MOSOVITAS. Часть 1 Открытие Америки Испанцами возбудило в Англичанах желание отыскивать новые земли. Для этого, в 1553 году была отправлена экспедиция на Север. В

Открытие Америки Испанцами возбудило в Англичанах желание отыскивать новые земли. Для этого, в 1553 году была отправлена экспедиция на Север. В предлагаемом сочинении Климента Адама описаны ее приключения, прибытие Англичан к нашим 6ерегам, путешествие в Москву, и представление Великому Князю Иоанну IV Васильевичу. Это сочинение заслуживает внимание, как подробное объяснение начала сношений наших с Англичанами; отчасти в нем изображен и быт народа Русского в XVI веке. Тон умеренности, с каким Автор рассказывает происшествия, ручается за добросовестность сказания.
«Когда наши негоцианты заметили, что товары отечественные, которые прежде купцы иностранные покупали наперерыв, не только понизились в цене, но и будучи вывезены за границу едва имели покупщиков, а на изделия заграничные цена непомерно возвышалась: то в Лондоне несколько почтенных мужей, усердных к пользам Государства, начали думать, как бы пособить этому горю. Скоро представились к тому средства. Они видели, что богатства Испанцев я Португальцев значительно умножались после открытия новых земель, и решились, следуя их примеру, предпринять новое плавание. Наши негоциантысоветовались, толковали и наконец положили отправить три корабля на Cевер, для открытия пути в неизвестные страныЖелающие участвовать в предприятии должны были взнести по 25 фунтов стерлингов. Таким образом собрали до шести тысяч фунтов, купили три корабля (Bona Esperanza, Bona Confidentia a Edward Bonaventura) и стали отделывать их заново Окончивши отделку кораблей и оснастивши их, озаботились заготовлением съестных припасов, для продолжительного пути. Цель путешествия состояла в том, чтобы узнать, есть ли путь чрез Север в Восточные страны. Все, нужное на кораблях, заготовили на 18 месяцевНаконец на корабли привезли всякого рода оружие.
Оставалось избрать начальников для предприятия столь важного. Над всеми ими возвышался Гуго Виллоби, человек испытанного мужества. Ему тем легче было преклонить на свою сторону мнение компании негоциантов, что он отличался богатырским видом и славился военным искусством. Его сделали начальником экспедиции, и назначили ему главный корабль, вверив верховное управление и над прочими. Когда дело шло о назначении начальников на другие корабли, то, по общему согласию, всем предпочтен Ричард Ченселер, не раз показавший свой ум на деле. На него-то и была вся надежда в успешном выполнении предприятия. Со6рание негоциантов желало узнать что-либо о Северных странах. Для того призвали двух Татар. Через переводчика их спросили об их отечестве, но не добились ответа, потому что они, как там же кто-то заметил, привыкли осушать стаканы, а не изучать народные нравы.
После многих толков, увидели, что время уходит, и, если станут еще медлить, лед помешает плаванию. И так положили 20 Мая, сесть на суда и, при помощи Божьей, поднять паруса в Радлейфенском (Radlyfensi) порте. Путешественники простились, одни с супругами и детьми, другие с родственниками и знакомыми, и в назначенный день явились к месту своего назначения; при тихой погоде, снялись с якорей, и отправились в Гринвич (Grenovicum); между тем гребцы на легких судах верповали корабли Когда эскадра приблизилась к Гринвичскому дворцу, то все придворные вышли на берег, народу собралось множество, Королевский Сенат смотрел из окошек, а некоторые из любопытных взобрались даже на крыши башенКлики пловцов наполнили воздух. Иной стоял на корме, и издали прощался с друзьями; другие расхаживали на палубе, тот повис в веревчатой сети, иной посылал прощальные взоры с вершины мачты. К несчастью, тут не было добрейшего Короля Эдуарда, от имени которого заимствовало весь свой блеск это путешествие. Он страдал на одре болезни, и чрез несколько дней был сражен смертью. При воспоминании невольно текут слезы.
Достигнув Вовика, путешественники стали на якорь, в ожидании попутного ветра. Остановка была непродолжительна; корабли скоро вошли в порт Гарвичский. Здесь плавателей ждала скука, и терялось дорогое время. Наконец подул благоприятный ветер, и корабли понеслись на полных парусах. Тут-то наши соотчичи простились с родиной, не зная, увидят ли ее опять. Ричарда Ченселера мучил страх, что на его корабле (Эдуард Бонавентура) может случиться голод: в Гарвичском порте оказалось, что часть съестных припасов сгнила, а бочки с вином не надежны. Кроме того, в нем страдал отец, покидавший двух малолетних сынов — будущих сирот, если б его постигло несчастье; наконец он трепетал за судьбу несчастных своих спутников, которых опасение было соединено с его собственным.
Чрез несколько дней, плаватели завидели издалека землю, и направили к ней путь кораблей. Открытый остров назывался Росса (Rossa). Пробывши на нем несколько дней, путешественники отправились далее к Cеверу. Опять показались острова, называемые Крест островов (Crux insularum). Обогнув их, начальник эскадры Виллоби, человек самый осмотрительный, велел выкинуть флаг, в знак призыва командующих кораблями на совет. Рассуждая о дальнейшем плавании они согласились, если случится буря и разлучит корабли, стараться всем войти в Вардегузский порт в Норвегии; кто прибудет прежде, тот должен стать на якорь, и ожидать других. В тот же день, после обеда, около трех часов, нечаянно поднялась буря, и море забушевало с такою силою, что корабли не смогли сохранить своего направления и полетели по стремлению волн. Виллоби изо всех сил кричал Ченселеру не удаляться. Но Ченселер не хотел и не мог этого сделать, а только старался соразмерять бег своего корабля, который был легче других на ходу, с кораблем Виллоби. Последний, на полных парусах, не знаю почему, ринулся с такою быстротою, что в несколько часов совершенно исчез из виду; третий корабль также унесло; бригантину командирского корабля, в виду Эдуарда (корабля), залило волнами. Оставшиеся в целости ничего не знают о дальнейшей судьбе своих товарищей. Быть может, они поглощены волнами, или страдают под бременем несчастья, скитаются на чуждой земле, и влачат тягостную жизнь среди зверей. (Они замерзли у берегов Лапландии, чрез год их нашли рыбаки. Мертвый Виллоби со своим журналом).
Ричард Ченселер, оставшись один со своими товарищами, мучимый неизвестностью о прочих спутниках, поплыл назначенному порту, и ждал там семь дней. Наконец, видя что всякое ожидание напрасно, готов был оставить порт, как случайно столкнулся с какими-то Шотландцами. Узнав намерение Ченселера, они старались поколебать его решимость, преувеличивая опасности. Но Ченселер, думал, что для мужа доблестного всего постыднее уклоняться опасностей, и решился или выполнить свои планы или подвергнуться явной смерти. Его товарищи, хотя и были поражены разлукою с своими спутниками, унесенными порывом бури, и смущены неизвестностью своего плавания, но имели так много доверия к Ченселеру, что не усомнились устремиться, под его предводительством, на все опасности, и презрели страх смерти. Такое доверие и преданность товарищей придали силы вождю, страдавшему от мысли, что, быть может, своею ошибкою он подвергает их гибели.
Потеряв надежду на прибытие кораблей, путешественники вверили судьбу свою морю, и, стремясь к пустыням Природы, наконец достигли мест, не посещаемых мраком ночи, где море постоянно освещается лучами солнца. С помощью Божьей, они чрез несколько дней вошли в обширный залив, около ста тысяч фунтов в ширину, и стали на якорь. Осмотревшись кругом, увидели невдалеке рыбачье судно. Ченселер, взяв с собою несколько человек, отправился к нему, желая узнать от рыбаков, какая это страна и каким населена народом; но простые сыны Природы, никогда не видавшие кораблей, испугались и ударились в бегство; однако ж Ченселер догнал их. Дрожа от страха, они обнимали ею колена и целовали ноги; Ченселер поднимал их и старался ободрить движениями и знаками. Эта обходительность принесла большую пользу.
Отпущенные рыбаки распространили слух о появлении новых людей добрых и ласковых. К кораблю стеклось множество народа; предлагали даром съестные припасы и готовы были вступить в торг, но без ведома своего Князя не смели покупать иностранных товаров; наши тотчас узнали, что эта страна называется Русь или Московия, и что Князь ее Иван Васильевич владеет многими народами. Туземцы, в свою очередь, спросили наших, откуда они и чего ищут в чужой земле. Им отвечали, что они Англичане, присланы от Пресветлейшего Короля Эдуарда VI, имеют к Московскому нязю письма и ничего не ищут, кроме дружественных сношений с Князем и торговли с его народом, от которой надеются величайшей пользы для обеих сторон. Pyccкие охотно слушали и обещали деятельное участие, чтобы столь почтенное желание Короля было, как можно скорее, доведено до сведения Князя. В числе любопытных были и старшины. Ченселер потребовал от них заложников, для безопасности корабля и своих товарищей; но получил ответ, что им неизвестно, будет ли это угодно Князю, и что они со своей стороны могут только способствовать путешествию гостей в столицу.
Когда происходили переговоры, уже был тайно отправлен к Князю гонец с известием о прибытии нового народа. Эта весть так была приятна Князю, что он приказал пригласить Англичан в Москву, а на случай, если б долгий путь показался им неприятным, объявил своим подданным свободу торговли. Сверх того, обещал, если Англичанам будет угодно прибыть в Москву, взять на свой счет все путевые издержки. Между тем старшины, ожидавшие возвращения гонца, уклонялись от исполнения своего обещания, извиняясь то тем, то другим. Ченселер увидел, что его проводят, и стал настоятельно требовать, чтобы исполнили обещание, иначе он отправится далее. Русские, хотя и не знали еще воли своего Князя, но, видя на корабле товары, которые им очень нравились, не хотели отпустить Англичан, и приготовили все для отъезда в Москву. Наши отправились в продолжительный и неприятный путь на санях, которые в таком большом употреблении в Московии, что другие экипажи едва ли и известны. Причиною тому чрезмерный холод страны.
На последней половине пути, явился гонец, тайно отправленный к Князю, как сказано было выше. Он…вручил Ченселеру весьма вежливое письмо Императора (Англичане обыкновенно называли Иоанна Васильевича Императором, а Королева Мария и Король Филипп именовали его в письмах Великим Императором). Он имел также и приказ давать Ченселеру и его спутникам лошадей бесплатно. Pyccкие исполняли это приказание с таким усердием, что даже случались споры, кому запрягать своих лошадей. Так много было охотников. Сделавши миллион пятьсот тысяч футов самого неприятного пути, наконец приехали в столичный город Москву.
Mocковия, называемая и Белою Русью, есть обширнейшая страна. К Востоку граничит с Татарами; на Cевере прилегает к Скифскому Океану; на Западе ее населяют Лапландцы (Lapones), живущие в лесах, и, по непонятности их языка, не имеющие сношений ни с каким народом; за ними к Югу обитают Шведы, потом Финляндцы, далее Ливонцы, а подле них Литва. Московия прорезана величайшими реками, и во многих местах имеет болота. Знаменитейшие из рек: Pa, по туземному Волга; Танаис, называемый иначе Доном, и Борисфен или, по нынешнему, Днепр. Ра и Борисфен вытекают из одного озера и протекают огромнейшие пространства. Ра принимает в себя прекраснейшие реки, от истока имеет стремление прямо на Восток, потом берет разные направления, и, сделавши несколько извилин, вливается многими устьями в аспийское море. Танаис, небольшая речка при истоке, тотчас увеличивается и разливается в широкое озеро, потом стесняет свои воды, суживается, протекши несколько тысяч футов опять образует озеро (называемое Иван-озеро), и, извиваясь, приближается к Волге. Здесь, как бы уклоняясь от нее, переменяет несколько раз направление к Югу, и стремится к Меотийским (Каспийским) топям. Борисфен, вытекающий, как мы сказали, из того же источника, из которого и Ра, катит волны свои на Юг, принимая в себя на пути разные реки, и впадает в Эвксинский Понт…
Что касается до гор Рифейских, где древние полагали русло Танаиса и искали чудовищ, созданных воображением Греков: то наши соотечественники их не видали, а только узнали по слухам, что там земля ровная, степная, и лишь изредка встречаются горы; по направлению к Северу, простираются обширнейшие леса, преимущественно еловые, употребляемые на постройки. В лесах водятся буйволы, медведи, черные волки и неизвестная у нас порода зверей, называемая росомахою. Когда они пресытятся и обременят желудок пищею, то стараются увязнуть между двух дерев, чтобы облегчиться. Буйволов ловят во множестве охотники конные, а медведей пешие деревянными рогатинам.
В местах, лежащих к Северу, такой необыкновенный холод, что, если сырое дерево положить в камин, то капающая из него влага замерзает сосульками. На таком малом протяжении, с одного конца горящие угли, а с другого лед! С наступлением зимы, стужа беспрестанно усиливается, и не прежде проходит, как лучи солнца растопят ледяной череп, покрывающей землю. Случалось, что наши соотечественники, остававшиеся зимовать на корабле, вышедши из каюты на палубу, были застигаемы таким холодом, что полуокоченевшие спешили назад. Вот до какой степени нестерпим холод на Cевере Московии; но в местах Южных климат сноснее. Остается сказать о столичном городе Москве, и о Великом Князе, который обладает обширнейшим Государством и несметными богатствами.
Пространство Москвы равняется, как наши уверяют, величине Лондона с предместьем. Строений хотя и много, но без всякого сравнения с нашими; улиц также много, но они не красивы и не имеют каменных мостовых; стены зданий деревянные, на крыши употребляется дрань. К городу примыкает замок красивый и хорошо укрепленный. С Северной стороны он отделяется от города кирпичною стеною. Стены замка также кирпичные, толщиною в 18 фунтов; с другой стороны замка сухой ров, а с третьей его омываешь река, которая, по направлению к Востоку, сливается с Окой. В замке 9 довольно красивых монастырей. В Москве живет Патриарх и другие священные власти, все, почти в замке. Дворец Князя имеет квадратную форму, здания низкие, далеко уступающие в пышности палатам наших Королей; свет проходит через окошки узкие. Внутри совсем нет того великолепия, какое видим в чертогах наших Государей. У стен везде лавки, не только во Дворце Князя, но и в домах частных людей.
На 13 день по приезде Ченселера в Москву, наши были приглашены к Князю. В одной из зал сидели сто почтенных Придворных, в золотых одеждах до самых пят. Вошедши в аудиенц-залу, Англичане были ослеплены великолепием, окружавшим Императора. Он сидел на возвышенном троне, в золотой диадеме и богатейшей порфире, горевшей золотом; в правой руке у него был золотой скипетр, осыпанный драгоценными камнями; на лице сияло величие; достойное Императора. По бокам стояли Главный Дьяк и Ближний Боярин (Sitentiarius); за ними сто пятьдесят почтенных мужей в богатейших одеждах сидели на лавках. Такой блеск великолепия, такое почтенное собрание могли бы смутить хоть кого; но Ченселер, с видом совершенно спокойным, отдал честь Царю, но нашему обычаю, и вручил ему грамоту Короля. Прочитав грамоту, Царь спросил о здоровье Короля Эдуарда. Англичане отвечали (как думали), что он жив и здоров. Вслед за тем, поднесены были Главным Дьяком привезенные подарки. Князь Московский пригласил Англичан к обеду, и отпустил.
Чрез два часа позвали на пир. В так называемой Золотой Палате (хотя она и не очень красива), сидел Русский Император в серебряной одежде; на голове его сияла новая диадема. Англичане сели за стол против Царя. По средине Палаты стоял не высокий квадратный стол. Тут же было множество драгоценных вещей, ваз и кубков, большей частью из caмого лучшего золота. Особенно отличались четыре большие сосуда, до 5 футов в высоту. Несколько серебряных кубков, похожих на наши небольшие стаканы, употреблялись для питья Князю, когда он обедает без торжественного собрания. Четыре стола, накрытые самыми чистыми скатертями, были поставлены отдельно у стен…
Продолжение следует…

ANGLORUM NAVIGATIO AD MOSOVITAS. Часть 1 Открытие Америки Испанцами возбудило в Англичанах желание отыскивать новые земли. Для этого, в 1553 году была отправлена экспедиция на Север. В

ANGLORUM NAVIGATIO AD MOSOVITAS. Часть 1 Открытие Америки Испанцами возбудило в Англичанах желание отыскивать новые земли. Для этого, в 1553 году была отправлена экспедиция на Север. В

ANGLORUM NAVIGATIO AD MOSOVITAS. Часть 1 Открытие Америки Испанцами возбудило в Англичанах желание отыскивать новые земли. Для этого, в 1553 году была отправлена экспедиция на Север. В

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *