ВОИНСТВЕННЫЙ «ПТЕНЕЦ ГНЕЗДА ПЕТРОВА»

ВОИНСТВЕННЫЙ ПТЕНЕЦ ГНЕЗДА ПЕТРОВА Михаил Михайлович Голицын по праву может считаться одним из наиболее выдающихся деятелей эпохи превращения Русского царства в империю. Представитель одной из

Михаил Михайлович Голицын по праву может считаться одним из наиболее выдающихся деятелей эпохи превращения Русского царства в империю. Представитель одной из знатнейших фамилий русской аристократии, ведущей свое происхождение от литовского князя Гедимина, родился 11 ноября 1675 года в семье воеводы боярина Михаила Андреевича Голицына и Прасковьи Никитичны Кафтырёвой — потомка прославленного «центуриона» Ивана Грозного — стрелецкого командира Григория Кафтырева.
Воинскую службу начал в 13 лет в должности барабанщика лейб-гвардии Семёновского полка. Тяжкая служба в нижних чинах продолжалась в течении 7 лет, покуда молодой аристократ не вышел в прапорщики, а потом в поручики того же полка, приняв участие в знаменитых Больших потешных Кожуховских маневрах (несмотря на то, что учения были «потешными», в ходе учебных боестолкновений погибло 24 бойца, ранения получили еще полсотни, в т.ч. царский фаворит Франц Лефорт).
Настоящий старт воинской карьере Голицына дали Азовские походы: во время первого из которых его полурота успешно сдерживала натиск османов, пока русские войска после неудачного штурма отходили к лагерю, а во время второго был ранен в ногу, но поля боя не покинул и сражался вплоть до сдачи крепости, за что вскоре был произведен в капитаны. Будучи человеком бесстрашным и свирепым, Михаил Михайлович быстро втянулся в боевую жизнь.
Далее — Северная война. Голицын принимает участие в неудачной осаде Нарвы, окончившейся сокрушительным поражением русской армии, где получает два ранения, но снова остаётся в строю. Несмотря на общий разгром, Преображенский, Семёновский и Лефортовский полки с примкнувшими к ним солдатами из дивизии Головина, огородившись возами и рогатками, оказали ожесточённое сопротивление шведским войскам, возглавляемым лично Карлом Двенадцатым — все атаки шведов были отбиты русскими гвардейцами. При этом погиб шведский генерал-майор Юхан Риббинг, ранены генералы Реншильд и Майдель, а также едва не погиб сам король. Что ж, первый шведский блин вышел комом. Тем не менее Пётр пока Первый, а впоследствии ещё и Великий, был не из тех, кого легко выбить из седла.
Голицын же снова появляется на страницах истории при штурме островной крепости Нотебурга (бывшей русской крепости Орешек, которая три века успешно отражала нападения скандинавов, пока не отошла к ним по ходу Смутного времени) в 1702 году. После того, как русская артиллерия проделала пролом в крепостных стенах, туда, переплыв под ураганным огнём шведских пушкарей (у обороняющихся было втрое больше артиллерии, нежели у русских) Неву, бросились штурмовые отряды русской гвардии под командованием двух майоров — преображенца Карпова и семёновца Голицына. Штурм длился 13 часов, но прорваться внутрь никак не удавалось — место перед проломом было открытое и хорошо простреливалось: все атаки русских солдат разбивались об упорное сопротивление шведов. Потери были высоки, майор Карпов был тяжело ранен картечью и выбыл из строя, несколько солдат бросилось назад к лодкам, но вцепившийся в крепостные стены мёртвой хваткой Голицын не собирался уходить: чтобы отнять всякую мысль об отступлении, он приказал оттолкнуть от берега все лодки, свободные от эвакуации раненых. Сам Пётр, не видя успеха, послал повеление: отступить, но впавшего в берсеркский боевой припадок князя было не остановить — он дерзко заявил государеву гонцу, что отныне принадлежит не царю, а Богу, и продолжил пробиваться в крепость.
Меж тем в дело вступил Александр Данилович Меншиков, который был столь же бесстыжим казнокрадом, сколь отчаянным и искусным бойцом. Лучше всего сей момент описал Алексей Николаевич Толстой: «Двенадцать больших челнов с охотниками, сгибая дугою весла, мчались против течения к крепости. Это был последний резерв, отряд Меншикова. Алексашка, без кафтана — в шелковой розовой рубахе, — без шляпы, со шпагой и пистолетом, первым выскочил на берег («Хвастун, хвастун», — пробормотал Петр.) Шведы, увидя свежего противника, побежали к стенам, но только часть успела взобраться наверх, остальных покололи. И снова со стен полетели камни, бревна, бухнула пушка картечью. Снова русские полезли на лестницы. Петр следил в трубу за розовой рубашкой. Алексашка бесстрашно добывал себе чин и славу»
Вообщем как записано в «Истории Семёновского полка»: «Между тем бомбардир, поручик Меншиков, на противоположном берегу, не дожидаясь приказания, стал ловить лодки, посадил на них сколько мог преображенцев и семёновцев и явился к Голицыну на помощь. Увидев такую настойчивость с нашей стороны после 13-ти часов боя, комендант в 5-м часу велел ударить в барабаны для сдачи. Приступ тотчас прекратился, и для переговоров послан к шведам секретарь Шафиров. В тот же день капитуляция Нотебурга была подписана».
За храбрость бывший гвардейский барабанщик получил золотую медаль, три тысячи рублей, 394 крестьянских двора в Козельском уезде и звание полковника. Далее Михаил Михайлович участвует в штурме Ниеншанца, Нарвы и Митавы, за взятие которой получил чин бригадира. В следующем году Голицын — генерал-майор и командующий гвардией.
Через пару лет, в ночь на 10 сентября 1708 года Голицын тайно с 8 пехотными батальонами прокравшись к самому шведскому лагерю, обрушился на войска шведского генерала Карла Рооса в составе 4 пехотных и 1 кавалерийского полков. Итог: шведы теряют 1 020 человек убитыми и ранеными, 6 знамен и 3 пушки; русские — 89 убитыми и 267 ранеными. За эту победу Михаил Михайлович получает высшую награду — орден Св. Андрея Первозванного.
Затем следует разгром корпуса Левенгаупта при Лесной, где русскими был захвачен огромный обоз с трёхмесячным запасом продовольствия, артиллерией и боеприпасами для армии Карла, что скоро скажется в Полтавской битве. Наконец сама Полтава: Голицын (уже генерал-лейтенант) во главе гвардейских полков сминает боевые порядки шведской пехоты. Русские гренадеры и фузилеры, кромсая штыками всё живое, повергают в бегство и шведских кавалеристов, при этом гибнет командир прославленного Нюландского кавалерийского полка полковник Андерс Торстенссон, а генерал-майор Хуго Гамильтон попадает в плен. Там же смертью храбрых пали полковники Карл Густав Ульфспарре — командир Скараборгского полка и Густав Ранк — командир Кальмарского полка. После битвы Голицын и Меншиков преследуют отступающих шведов, настигают их у Переволочны и заставляют капитулировать всю шведскую армию.
Тем не менее Полтавой война не кончается и далее воинственный потомок Гедимина командует пехотой в корпусе генерал-адмирала Фёдора Апраксина, действовавшего на территории Финляндии. Там русские войска проводят исключительно красивую и дерзкую операцию при Пялькине, план которой был предложен как раз Михаилом Михайловичем: пользуясь обилием лесов, скрывавших действия наступавших, следовало сделать как можно больше плотов и высадить на них десант в глубине обороны шведов, на их правом фланге, у д. Мялькиле, переправившись через озеро Маллас-Веси. Одновременно с высадкой десанта должна была начаться демонстрация атаки в центре шведских позиций.
В глубокой бухте у русского лагеря солдаты под присмотром морских офицеров стали валить лес и вязать плоты. Командование десантным отрядом возлагалось, по русской традиции «инициатива наказуема», на князя Голицына. Князь приказал выделить в десантный отряд из состава всех пехотных полков наиболее опытных солдат. Всего было отобрано 9400 пехотинцев (26 батальонов), 3700 драгун (16 эскадронов), 4000 казаков и 27 орудий.
Десантный отряд был разделен на три колонны. Левая колонна под командованием генерал-майора Чернышова, включала 2 батальона Второго гренадерского, 2 батальона Петербургского и 2 батальона Казанского полков, всего 2000 человек. Центр возглавлял сам Голицын и включал в себя Архангелогородский (2 батальона), Выборгский (2 батальона), Нижегородский (1 батальон) и Галицкий (1 батальон) полки, всего 6 пехотных батальонов или 2000 человек. Правая колонна — командующий генерал-лейтенант И.И. Бутурлин, полки Троицкий (2 батальона), Московский (1 батальон), 1-й гренадерский (3 батальона, из них 1 сводный) полки, всего 6 пехотных батальонов или 2000 человек.
Пользуясь сумерками и густым туманом, плоты с отрядом Голицына отчалили от берега и медленно двинулись через озеро. Шведы не заметили, как им в тыл проплыли почти 10 тысяч человек и спокойно стояли на своих позициях. Тем временем, Голицын, опасаясь, что плоты с солдатами в густом тумане собьются с курса, приказал зажечь на своем судне фонарь. Однако ни Бутурлин, ни Чернышев не подвели, и все три русские «эскадры» практически одновременно причалили к берегу. Шведский караул поднял тревогу, лишь когда началась высадка десанта на берег. На выстрелы во главе Обусско-Бьернеборгского кавалерийского полка поспешил сам шведский командующий генерал барон Карл Густав Армфельт. Кроме того, он приказал выдвинуться к Мялькиле Выборгскому и Саволакскому пехотным полкам. Шведы обрушили свой удар на колонну Бутурлина, но в тумане барон не заметил, как высадились колонны Чернышева и Голицына.
Первый гренадерский, Троицкий и Московский пехотные полки отбили натиск неприятеля столь жестоким огнем, что Армфельт больше не решился атаковать в конном строю и приказал солдатам спешиться. Началась перестрелка. Шведы ждали подхода своей пехоты, но вместо этого им во фланг от Мялькине зашли колонны Голицына и Чернышева. В это время в центре артиллерия Брюса подавила огонь вражеских батарей, и Апраксин отдал приказ об общей фронтальной атаке. Несмотря на ураганный огонь противника, русские солдаты, преодолев реку вброд, стали штурмовать укрепления скандинавов.
После трех часов боя правый фланг шведов оказалась разбитым и весь шведский корпус обратился в беспорядочное бегство в направлении Васы. Казаки и драгуны преследовали неприятеля на протяжении 11 верст. Русская армия одержала крупную победу, обезопасив тем самым Гельсингфорс и открыв себе путь на Васу, последний оплот шведов в Финляндии.
Следующую битву — сражение при Лапполе, Голицын проводит зимой: сражение начала шведская артиллерия, пехота же, прикрываясь дымом от подожженного хутора и непрекращающейся метелью, как это было под Нарвой 13-ю годами раньше, увязая в метровой глубины снегу, медленно двинулись в атаку. Приблизившись к противнику вплотную, сине-желтые шеренги дали четыре залпа. По свидетельству видавшего виды русского командующего, «такого скорого и тяжкого огня на мою особу никогда не было…» Сблизившись с неприятелем на 25 метров, скандинавы сдвоили ряд и дали еще два залпа, прошли еще 10 метров, дали последний залп практически в упор и пошли в штыки.
Пехота и артиллерия Голицына, продемонстрировав потрясающую выдержку, открыла дружный и убийственный ответный огонь с расстояния, с которого стрелки хорошо различали черты лиц врагов, появившихся перед ними из порохового дыма и метельной пелены. Шведы, несмотря на огромные потери, все-таки сумели сойтись с русскими врукопашную и в жестоком штыковом бою расстроить и потеснить Троицкий, Московский и Архангелогородские полки. Но Голицын вовремя выправил положение, бросив батальон гренадер и драгунский полк. Страшная резня на штыках продолжалась почти полчаса — боевые порядке русских войск медленно гнулись под бешеным напором шведов.
Чувствуя себя победителем, шведский командующий приказал в третий раз атаковать левый фланг русских, собираясь бросить в решающую атаку кавалерию. Дважды имевший реальную возможность послать войска в контратаку Голицын, не обращая внимания на нетерпеливые возгласы соратников и штабных, с поистине ледяным хладнокровием выжидал, когда чужие и свои войска вытопчут снег настолько, чтобы по нему можно было пустить конницу. Наконец, около 14.20 в бой вступила русская драгунская бригада Ченцова, до поры скрывавшаяся в лесах за пехотными линиями. Оказавшись в полукольце, шведская кавалерия, не пытаясь сопротивляться, покинула позиции и бежала, бросив пехотинцев. Потом пошла в контратаку и русская пехота. От внезапного удара с фронта и тыла шведско-финские шеренги быстро сломались, утратили управление, боевой дух и, наконец, пробовали было бежать, но глубокий снег этому помешал — началось избиение: три пехотных полка погибли почти целиком, а остальные, потеряв бóльшую часть своего состава, рассеялись по лесам или спешно отступали на Васу. 21 февраля победители подошли к стенам Васы, который оборонять было уже некому. 23 февраля 1714 года город капитулировал. Среди прочих трофеев русские захватили 9 пушек. Финская армия Швеции как реальная боевая сила перестала существовать. За заслуги Голицын получил чин генерал-аншефа и 10 тысяч рублей, которые потратил на шитье сапог своим пообносившимся солдатам. Для наиболее отличившихся офицеров было выбито 35 золотых медалей «За Вазское сражение».
Далее Михаил Голицын до сей поры либо штурмующих крепости, либо бегающий в штыковые атаки, командуя морской эксадрой (!) наносит сокрушительное поражение шведскому флоту в бою у острова Гренгам на Балтике. Дело было так. После Гангутского сражения Англия, озабоченная возрастанием могущества русской армии, образовала военный альянс со Швецией. Однако демонстративное приближение объединённой англо-шведской эскадры к Ревелю не заставило Петра искать мира, и эскадра отошла к берегам Швеции. Пётр, узнав об этом, приказал переместить русский флот от Аландских островов к Гельсингфорсу, а около эскадры оставить несколько лодок для патрулирования. Вскоре одна из этих лодок, попавшая на мель, была захвачена шведами, в результате чего царь приказал возвратить флот обратно к Аландским островам.
26 июля русский флот под командованием Михаила Михайловича Голицына в составе 61 галеры и 29 лодок приблизился к Аландским островам. Разведывательные лодки русских заметили шведскую эскадру между островами Лемланд и Фритсберг. Из-за сильного ветра атаковать её было невозможно, и Голицын принял решение идти к острову Гренгам с целью подготовки хорошей позиции среди шхер.
Когда на следующий день русские корабли приблизились к Гренгаму, флот шведов под командованием адмирала Карла Шёблада (в отличие от Голицына — это был профессиональный морской волк, что вносит некоторую иронию), имевший 156 орудий, снялся с якоря и пошёл на сближение, подвергнув русских массированному обстрелу. Русские стали поспешно отступать на мелководье, куда и попали преследующие их шведские корабли. На мелководье более маневренные русские галеры и лодки перешли в атаку и сумели взять на абордаж 4 фрегата (34-пушечный «Стор-Феникс», 30-пушечный «Венкер», 22-пушечный «Кискин» и 18-пушечный «Данск-Эрн»), после чего оставшаяся часть шведского флота отступила.
Результатом сражения при Гренгаме стал конец безраздельного шведского влияния на Балтийском море и утверждение на нём России. Эта битва произвела внушительное впечатление в Европе, показав, что и помощь англичан не спасёт Швецию. Громкая победа была достигнута, как выразился Петр I, «при очах английских, которые равно шведов обороняли, как их земли, так и флот». В честь победы выбили медаль с надписью: «Прилежание и храбрость превосходит силу».
На этом воинская карьера Михаила Голицына была окончена — во время первого Персидского похода в 1722 году он был оставлен начальником в Санкт-Петербурге. В 1723-1728 годах командовал войсками на территории Украины, выступив одним из основателей Харьковского коллегиума. После смерти Петра Великого в январе 1725 года был сторонником воцарения его внука, Петра Алексеевича. Несмотря на это, взошедшая на престол стараниями Меншикова Екатерина произвела Голицына в генерал-фельдмаршалы и сделала кавалером ордена Святого Александра Невского. По воцарении Петра Второго стал сенатором и членом Верховного тайного совета, а с сентября 1728 года был президентом Военной коллегии, в должности которого и скончался через два года.

ВОИНСТВЕННЫЙ ПТЕНЕЦ ГНЕЗДА ПЕТРОВА Михаил Михайлович Голицын по праву может считаться одним из наиболее выдающихся деятелей эпохи превращения Русского царства в империю. Представитель одной из

ВОИНСТВЕННЫЙ ПТЕНЕЦ ГНЕЗДА ПЕТРОВА Михаил Михайлович Голицын по праву может считаться одним из наиболее выдающихся деятелей эпохи превращения Русского царства в империю. Представитель одной из

ВОИНСТВЕННЫЙ ПТЕНЕЦ ГНЕЗДА ПЕТРОВА Михаил Михайлович Голицын по праву может считаться одним из наиболее выдающихся деятелей эпохи превращения Русского царства в империю. Представитель одной из

ВОИНСТВЕННЫЙ ПТЕНЕЦ ГНЕЗДА ПЕТРОВА Михаил Михайлович Голицын по праву может считаться одним из наиболее выдающихся деятелей эпохи превращения Русского царства в империю. Представитель одной из

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *