Атаман Платов и его казачий юмор

Атаман Платов и его казачий юмор Матвей Иванович Платов происходил из казаков. Хотя он и получил за свои подвиги графский титул, светского лоску не набрался и казачьих своих привычек не оставил

Матвей Иванович Платов происходил из казаков. Хотя он и получил за свои подвиги графский титул, светского лоску не набрался и казачьих своих привычек не оставил и щеголял настоящей казацкой речью, часто нецензурной, образ его жизни был самый простой.
Однажды сказал он императрице Марии Федоровне, что со своими близкими приятелями ездил в Царское Село. Что же вы там делали гуляли спросила она. Нет, государыня, отвечал он, разумея по-своему слово гулять, большой-то гульбы не было, а так бутылочки по три на брата осушили
* * *
Когда покинутая Москва осветилась заревом пожара, Платов зарыдал и объявил всем окружающим: «Если кто, хоть бы простой казак, доставит ко мне Бонапартишку, живого или мертвого, за того выдам дочь свою!». Как известно, Бонапартишку отловить не удалось, и впоследствии дочь атамана, Марья Матвеевна, вышла замуж за донского генерала Грекова.
* * *
Платов приказал Смирному написать письмо герцогу де Ришелье. Смирной написал: «герцог Эммануил и пр.»
Какой он герцог, напиши дюк.
Да, Ваше Сиятельство, герцог все равно что дюк.
Вот еще, станешь учить; дюк поважнее: герцог ни к черту не годится перед дюком.
* * *
Во время заграничного похода русской армии Платов полюбил пить с прусским фельдмаршалом Блюхером, хотя тот не знал ни слова по-русски, а Платов не разумел немецкого. Бывало сидят, молчат, да и налижутся. Когда Блюхер в беспамятстве сползал под стол, адъютанты поднимали его и относили в экипаж. Платов, оставшись один, всегда жалел о нем:
Люблю Блюхера, славный, приятный человек, одно в нем плохо: не выдерживает.
* * *
Говорили, что Платов вывез из Лондона, куда ездил он в 1814 г в свите Александра, молодую англичанку в качестве компаньонки. Денис Давыдов выразил ему удивление, что, не зная по-английски, сделал он подобный выбор. «Я скажу тебе, братец, отвечал он, это совсем не для хфизики, а больше для морали. Она добрейшая душа и девка благонравная; а к тому же такая белая и дородная, что ни дать ни взять ярославская баба».
© sergeytsvetov·livejournal·com

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *